На скамье подсудимых — пять человек. В Гродно рассматривают уголовное дело за сентябрьскую акцию протеста Дополнено

2021 2021-01-12T17:39:00+0300 2021-01-12T20:26:32+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/grodna_sud1201.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
На суде 12 января

На суде 12 января

12 января в суде Ленинского района Гродно начался новый уголовный судебный процесс. На скамье подсудимых 5 человек - братья Владимир и Юрий Седеневские, Александр Якубовский, сестры Жанна Захаркевич и Надежда Степанцова. Процесс ведет судья Анна Левусик. Государственным обвинителем выступает старший помощник прокурора Алина Чужеземец. За процессом наблюдает правозащитник Роман Юргель.

Всех их обвиняют по статьям 342 Уголовного кодекса (Организация или участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок) и по статье 364 Уголовного кодекса Республики Беларусь. Дело начато за события в Гродно 6 сентября 2020 года.

В деле фигурируют 11 пострадавших сотрудников МВД. Никто из них на первое судебное заседание не явился. Суд постановил вызвать их на другое заседание. При том фамилии "омоновцев" в деле изменены, это объясняется якобы мерами безопасности в отношении них.

Кто обвиняемые?

  • Владимир Седеневский, с высшим образованием, есть трое детей 1,9,7 лет, работает в Гродно.
  • Юрий Седеневский, с высшим образованием, есть двое детей 2 и 7 лет, работает инженером.
  • Александр Якубовский, с высшим образованием, есть двое детей 2.5 и 4 года, директор частной фирмы.
  • Жанна Захаркевич, с высшим образованием, есть двое детей 14 и 16.
  • Надежда Степанцова, с высшим образованием, 17 лет сыну.

Раньше никто из них не привлекался к уголовной ответственности. 

В чем их обвиняют?

Согласно обвинению, Александр Якубовский шестого сентября принял активное участие в групповых действиях, нарушив движение транспорта. Применял насилие к сотрудникам милиции, своими действиями посягал на общественное спокойствие. Негативно реагировал на замечания. Имея преступный умысел, принял участие в несанкционированном митинге и при этом воспрепятствовал служебной деятельности 10 сотрудников милиции. Угрожал применением насилия к сотрудникам, взявшись за руки с 4 другими участниками акции. Якубовский побудили граждан к насильственным действиям, причинил физическую боль. Ему было предъявлено обвинение по ст. 342 и 364 Уголовного кодекса. 

Надежда Степанцова шестого сентября участвовала в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок, оказывая при этом явное неповиновения требованиям сотрудников милиции. В своих действиях имела преступный умысел, воспрепятствовала служебной деятельности 12 сотрудникам ОМОН. Также она угрожала применением насилия к сотрудникам милиции, оказывала сопротивление и нанесла одну травму – ударила по лицу одного из сотрудников. Кроме того, согласно обвинению, из-за дальнейшего участия в шествии до универмага «Брест» был нанесен ущерб автопарку размером в 61 рубль.

Владимир Седеневский обвиняется в том, что шестого сентября, достоверно зная о проведении несанкционированного массового мероприятия, прибыл на место его проведения, «вдохновлял» окружающих на участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок. Он посягал на общественное спокойствие, негативно реагировал на требования сотрудников милиции, оказывал неповиновение. Нанес ущерб автопарку в размере 20 руб и 51 рубля – троллейбусному парку. Организованно взявшись за руки с другими участниками акции, Седеневский и другие выталкивали сотрудников УВД с проезжей части, призывали других граждан к неповиновению, что побудило их примерять насилие к сотрудникам, кидать камни. 

У Юрия Седеневского и Жанны Захаркевич содержание обвинений похожее. Так, из обвинения Юрию Седеневскому следует, что он имел умысел на применение насилия к 13 сотрудникам ОМОН.

Что говорят на суде обвиняемые?

Александр Якубовский сказал, что в тот день (шестого сентября) он направлялся в компьютерную академию «Шаг», записываться на курсы, и увидел группу людей на улице Горновых. Якубовский утверждает, что никаких призывов к массовому мероприятию не слышал и никто из людей не нарушал общественный порядок. Никто никого не предупреждал о каких-то нарушениях законодательства. Его лично схватил неизвестный в балаклаве, без всяких опознавательных знаков, потянул, ударил, потом отпустил. Никаких целевых действий люди не предпринимали, просто интуитивно взялись за руки, когда на них налетели неизвестные в черной одежде. Якубовский ответил на вопросы прокурора и заявил, что у мирных граждан не было никакой агрессии и призывов к насильственным действиям. Наоборот, было насилие в отношении мирных людей, его лично также задержали и завезли в Октябрьский РОВД, позже оштрафовали на 20 базовых величин по статье 23.34.

Далее состоялся допрос Надежды Степанцовой. Она сказала, что кроме родной сестры Жанны Захаркевич, других трех обвиняемых ранее не знала. 6 сентября собиралась поехать в торговый центр, на улице Горновых увидела группу людей, которая мирно шла по тротуару, ничего не нарушая. Никто никого ни о чем не предупреждал, увидела людей в черном и балаклавах, которые брызгали на людей газом. Рассказала, что пережила тогда шок от распыленного газа и брутальных действий людей в черном. Когда большинство людей разбежалось, началась потасовка с людьми в черном (омоновцами). Один из людей в черном закричал, что он из России, потом это кричали и другие и при том они «грязно» ругались матом. Никто из людей не наносил ударов неизвестным, наоборот, это они били людей. Степанцова видела, как один из них душил человека коленом. Никаких ударов им Степанцова не совершала. У нее сползла сумка с правого плеча и пришлось совершить движение, чтобы удержать сумку, - именно это действие следствие посчитало почему-то "ударом". Только 10 ноября Степанцову вызвали в Следственный комитет и тогда она узнала, что проходит по уголовному делу.

После перерыва суд приступил к допросу других обвинемых.

sud_grodna_1201.jpg
Обвиняемые на суде 12 января

Владимир Седеневский сказал, что знаком только со своим братом Юрием, других троих обвиняемых он не знает. Шестого сентября он пошёл прогуляться в центре Гродно, увидел возле филармонии много людей, которые шли по тротуару, также увидел возле Горновых, 10 людей в чёрном и балаклавах. Затем начались задержания.

«Я испугался, в шоке остановился, с братом за руки взялись, чтобы не вытянул нас. С толпы кричали, взяться за руки, чтобы не забрали в автозак. Увидел, что «чёрные» впереди избивают мужчину, женщина в чёрной балаклаве подбежала и прыснула нам с братом в глаза газовым баллончиком. Стало нечем дышать, запекло глаза. Атрибутики, плакатов не было, лозунгов не скандировали, в сторону ОМОНа оскорбительных слов не кричали, только «Отпустите!». ОМОНовцев я не выталкивал, предметов в них не бросали, ударов по ним не наносили. Посел распыления газа было тяжело дышать, у брата болели глаза от газа, и мы пошли домой на ул. Клецкова по тротуару, по пр. Я. Купалы».

Юрий Седеневский подтвердил слова брата: «Мы с братом встретились и пошли пешком в центр города, посмотреть, что происходит на Советской площади. С августа там собирались люди после выборов, не согласные с их результатами и избиениями людей. Мне из интернета стало известно, что что люди собираются».

Когда они с братом дошли до остановки Горновых по тротуару, там стояли другие люди, ниже по улице выскочили из-за угла люди в чёрном и масках, балаклавах, стали хватать людей, избивать на земле дубинками. О необходимости разойтись не говорили. Флагов у людей не было, лозунгов не выкрикивали. «Мы инстинктивно остановились и взялись за руки. Кого-то перед нами избивали, люди кричали. Боялись, что также побьют дубинками, и взялись за руки рефлексивно, чтобы не утянули из толпы. Газ мне попал в глаза. Сзади толпа на нас давила, и мы так двигались вперёд, чтобы не упасть. Своим телом не выталкивал их (ОМОН – Прим.), не трогал их, ударов им не наносили, предметов не кидали. Была давка на тротуаре, глаза пекли от газа. Задержан я не был тогда. Мы с братом развернулись и пошли назад домой по тротуару по проспекту Я. Купалы». Когда подошли к универсаму Брест, там дорога была перекрыта людьми в чёрном в шлемах, со щитами. Увидел, что там снова распыляют газ из баллона. Мы развернулись и пошли дворами домой. Сотрудников мы не вытесняли, не дотрагивались, никто ничего не кидал в них из толпы».

Юрий отметил, что с ними рядом он не видел Степанцову, Захаркевич и Якубовского. С ними познакомились только шестого ноября в Следственном комитете.

Допрос Жанны Захаркевич: "Мы с сестрой поехали в центр. Шли пешком, на остановке Горновых были люди, они по тротуару шли. Услышали крики, увидели, как избивали люди в чёрном в балаклавах лежащего мужчину. Флагов у нас не было, лозунги не выкрикивали. Требований покинуть мероприятие не было. Увидели, как избивают женщин, мужчин, стояла с сестрой, были в шоке! Рефлексивно взялись под руку с сестрой, чтобы не избили, не утянули. Мы с сестрой и ходим под руку. Толпа сзади давила на нас, некуда было деться, не соприкасалась с людьми в черном. Спрашивала их: «Зачем бьете людей?». А в ответ услышали, что якобы они из России. Они сказали: «Били вас и бить будем!». Меня и сестру не задерживали. Развернулись с сестрой после увиденного и пошли домой по тротуару. И люди шли по тротуару перед нами. На проезжую часть не выходили".

Продолжение рассмотрения дела назначено на 10.30 13 января.

Последние новости

Партнёрство

Членство