Двух брестчан осудили на три с половиной и три года колонии за сопротивление милиции

2020 2020-12-23T10:41:57+0300 2020-12-23T10:41:58+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/brest_9_10_zn.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

23 декабря в суде Московского района Бреста был вынесен приговор Александру Бабичу и Михаилу Шабалюку, обвиняемым по статье 363 УК РБ (сопротивление сотрудникам милиции) за события августа 2020. Гособвинительница попросила наказание для Бабича в виде лишения свободы на 3 года и 6 месяцев с отбыванием в колонии общего режима. Для Шабалюка Михаила - на срок в 3 года в условиях колонии общего режима. И именно такой приговор вынес судья Евгений Бреган. "Брестская Весна" рассказывает подробности судебного разбирательства. 

brest_9_10_zn.jpg
Стоп-кадр из видео УВД Брестоблисполкома по описываемым событиям 9 августа

В уголовном деле двое потерпевших, оба выступали с измененными голосами из комнаты опроса свидетелей (слушатели на заседании их не видели). Это сотрудники органов внутренних дел, которые представились как Кондратьев Сергей Фомич и Русилов Валерий Маратович. Судебные заседания проходили 21 и 22 декабря.

Версия стороны обвинения

09 августа 2020 к 22:25 на участок возле пр-т Машерова, д.53 в Бресте прибыли сотрудники органов внутренних дел. В этом районе проходило "несанкционированное массовое мероприятие". Около 22:30 обвиняемые Бабич А.В. и Шабалюк М.П. с иными неустановленными лицами оказали сопротивление в виде двух ударов и попытках нанести 6 ударов Русилову, а также была попытка нанести один удар Кондратьеву. Достигшие Русилова удары совершил Бабич, не достигшие - Бабич вместе с Шабалюком. Кто пытался ударить Кондратьева, озвучено не было. В результате была причинена физическая боль Русилову и моральные страдания обоим потерпевшим. Действия подсудимых квалифицированы по ч.2 ст.363 УК РБ.

Как позже показал на суде потерпевший Кондратьев, ни Шабалюк, ни Бабич не пытались проявить в отношении него насилие 9 августа. При этом гособвинительницей было озвучено, что расследование по делу в отношении тех самых неустановленных лиц выделено в отдельное производство. Почему в таком случае сотрудник проходит потерпевшим именно по этому уголовному делу, прокурор не разъясняла.

Что рассказали обвиняемые

Александр Бабич на суде объяснял, что в тот день возвращался домой из офиса. Возле магазина ЦУМ увидел в колонне знакомых людей знакомых, подошел к ним. Дальше Александр двигался в составе колонны по проезжей части пр-та Машерова. В какой-то момент толпа остановилась, мужчина тоже. Дорогу им преградили люди со щитами. Некоторые начали просить этих людей пропустить шествие вперед. При этом Бабич заметил, что была и группа агрессивных граждан. Завязалась драка между "людьми в капюшонах" и "людьми в черном" (последние оказались правоохранителями). Бабич "машинально" нанес удар ногой. Потом начал заваливаться, и чтобы не упасть, махнул рукой - попал в ухо человеку в черном. Потасовка почти сразу после этого закончилась. Мужчина подчеркнул, что конфликтовать не хотел: когда чуть позже к нему подошел сотрудник милиции и просил помочь урегулировать ситуацию, Александр сказал, что у него одного это не получится. И ушел.

Потом уже по видео с места происшествия Бабич узнал, что рядом находился его знакомый: Шабалюк Михаил. С Михаилом Александр хоть и был знаком, но отношения не поддерживал. Больше общался с Евгением - его старшим братом.

Михаил Шабалюк на суде рассказал, что тем вечером ездил по городу на велосипеде. Он объездил разные места, к 21:20 оказался возле ЦУМа. Дальше кататься не получилось, улицы оказались перекрыты правоохранителями и внутренними войсками: «Деваться было некуда».

Оставил велосипед у гостиницы "Интурист". Двинулся с людьми в сторону главпочтамта - перекрыто. Повернулись и прошли в сторону Кобринского моста - дошли до СШ №15. Приехали правоохранители, высадились на перекрестке Машерова-бульвар - всего человек 50. Также подъехало 2 автозака и 1 бус. Михаил стоял на тротуаре. В какой-то момент обратил внимание, что один сотрудник занял "боевую стойку". Лишь потом после просмотра видео он понял, из-за чего началась драка: подошел Русилов, разговаривал о чем-то "на повышенных тонах", рядом был Кондратьев; кто-то "выскочил, махнул рукой" - Русилов среагировал на это, после чего махнул ногой сам Шабалюк. Его удар никого не достал. Потому парень признает вину лишь частично: насилие он не применял, а угроза насилия - да, была, в отношении Русилова. Кондратьев вообще был вне поля его зрения. К тому же, Михаил не был согласен с тем, что действовал совместно с Бабичем и другими "с единым преступным умыслом". В части обвинения, что он препятствовал деятельности сотрудников органов внутренних дел, мужчина согласился.

Судья Евгений Бреган спросил у Шабалюка, понимал ли он, что совершал административное правонарушение в тот день, участвуя в несанкионированном массовом мероприятии. Михаил ответил: «На тот момент думал, что в соответствии с Конституцией могу участвовать в шествии, пикетировании. О законе о массовых мероприятиях узнал потом».

Что говорили потерпевшие

Кондратьев рассказал, что 09 августа 2020 вечером нес службу, около 8 вечера прибыл в район ЦУМа. С напарником Русиловым и другими сотрудниками находился за цепочкой милиционеров со щитами. Сперва оттесняли людей в сторону Кобринского моста. В районе СШ №15 люди начали двигаться в сторону милиции, которой "не хватало, чтобы дорогу перекрыть". С правой стороны начали приближаться человек 20 - и Кондратьев с Русиловым подошли к правой части дороги, чтобы "данные граждане не оказывали физического воздействия". Там были и одна-две девушки, и мужчина пожилой, "но в основном - парни 25-35 лет". Узнал там Бабича "визуально" как парня, который часто ходил на фанатский сектор на футболе. Люди справа заняли стойку: расставили ноги широко, руки стали держать у подбородка. Потом пошли на милиционеров. Один парень попытался ударить Кондратьева кулаком снизу - удар не достиг цели. После этого милиционер повернулся в сторону Русилова - там человек 4-5 в потасовке, пошел ему помогать. Когда подошел, в отношении него ударов не было. Вся потасовка, по словам Кондратьева, была недолгой: длилась секунд 10. На уточняющий вопрос гособвинительницы, пытался ли нанести ему удар Бабич или Шабалюк, сотрудник заверил: это были не они.

Кондратьев, среди прочего, подтвердил, что один сотрудник милиции действительно общался с протестующими. Говорил в духе: «Вам этого не надо, нам тоже этого не надо, расходитесь».  

И после этого Бабич ушел. Хотя был в толпе один человек, который обещал драться с сотрудниками "до последнего".

После опроса Кондратьева, рассказывал о событиях 9 августа потерпевший Русилов. Он пояснил, что занимался с напарником Кондратьевым "изъятием наиболее агрессивных людей из толпы".

События возле школы №15 он помнит так: увидел что человек 20 начали заходить в тыл, "за щиты". В толпе, по уверению Русилова, говорили: "Давайте зайдем к ним в тыл, им тогда будет конец - их победим". Тогда он и напарник приблизились к краю проезжой части, где своим "присутствием показали что дальше ходить не надо, остановитесь - и прекратите свои противоправные действия". Но толпа приближалась, и была агрессивно настроена. То есть протестующие не реагировали на слова, жесты прекратить - продолжали движение в сторону милиции, "были готовы применить физическую силу" в отношении правоохранителей. В определенный момент топла дошла до милиционеров, и - начала драку. Русилов ощутил удар по левому бедру - 2 дня прихрамывал, образовалась гематома. Также ему нанесли удар по уху - оно тоже впоследствии болело. Кто наносил удары, на тот момент не знал. В ходе следственных действий ему стало известно, что в этом подозреваются Бабич и Шабалюк, узнал их.

Прокурора интересовало, кричали ли что-нибудь люди "с правого фланга". Русилов ответил, что он точно не помнит, было что-то однообразное, вроде «Бей милицию!».

Как и Кондратьев, Русилов подтвердил что обвиняемый Бабич ушел после разговора с милиционером.

На вопрос, имеет ли пострадавший претензии к обвиняемым в плане возмещения физического или морального ущерба, Русилов заявил, что не имеет: "Полностью доверяю Высокому суду".

Что рассказали на суде свидетели

«Помню, но уже, наверное, забыл». Такую фразу использовал один из свидетелей - Ломацкий Вадим Вадимович, сотрудник ОМОНа УВД Брестоблисполкома. Его, как и потерпевших, нельзя было увидеть, и говорил он измененным голосом. На суде сотрудник сразу сказал, что хорошо знал брата обвиняемого Шабалюка - Евгения. Мол, и спортом вместе занимались, и лично общались. А потому удивился, когда 9 августа в 10 вечера, стоя на левом фланге перед толпой на пр-те Машерова, от другого омоновца узнал что с правой стороны среди протестующих есть Женя Шабалюк. Ведь ОМОН в тот район командование отправило с приказом оказать помощь сотрудникам милиции - как объяснялось, ибо "начались массовые беспорядки".

Ломацкий держал левый фланг, но отметил что справа были наиболее активные участники, которые пытались затеять драку с сотрудниками милиции. Провоцирование драки выражалось в том что "некоторые заняли боевую стойку, распускали руки, выкрикивали нецензурную брань, и кричали: «Мы вас будем убивать, менты».

Сотрудник отметил, что среди этих активных были оба Шабалюка, а также Бабич. Про последнего он сказал, что тот "активно заводил толпу". На уточняющий вопрос гособвинительницы, в чем это выражалось, Ломацкий ответил, что Бабич нецензурно кричал: «Вперед, давайте их побъем». Под "их" Бабич подразумевал милиционеров, объяснил Ломацкий.

Затем правоохранитель увидел, что началась драка с правого фланга. Но кто кому наносил удары, на месте он не рассмотрел. Потасовка длилась "может, секунд 30". После Шабалюка Евгения попытались задержать, но брат и Бабич отбили мужчину у милиционеров.

После этого состоялся разговор между Ломацким и Шабалюком Евгением. Омоновец спрашивал, мол, зачем мужчине всё это надо. После разговора Шабалюки и Бабич скрылись во дворах.

Когда прокурор уточняла, был ли в момент разговора рядом с Евгением его брат, свидетель спрева ответил, что не помнит. После этого прокурор сказала, что вообще-то на следственных действиях 13.10.2020 Ломацкий говорил, что видел братьев рядом в то время. На что свидетель сообщил следующее: «Я свои показания помню, но, наверное, уже забыл. Сейчас уже вот начинаю вспоминать». И заверил, что он подтверждает показания, которые дал в ходе следствия.

Следующим свои показания суду дал свидетель Мартынов Александр Сергеевич. Также засекреченный, с измененным голосом. Действующий сотрудник органов внутренних дел. Как и Ломацкий, вместо домашнего называл служебный адрес.

9 августа вечером он тоже нес службу в г. Бресте. Он защищал тот самый правый фланг у СШ №15. Видел, как справа собралась "агрессивная толпа", в которой узнал Шабалюка Евгения ("знал его по футбольным матчам и по спортивным секциям"). Человек 30 оттуда кричали, приближались к правоохранителям. И в определенный момент начали бить милиционеров. Мартынов сообщил суду, что удары наносил Женя Шабалюк и еще один неизвестный ему мужчина. По словам данного свидетеля, конфликт прекратился когда подошел правоохранитель, сказавший: "Женя, что вы делаете, успокойтесь". После этого тот сотрудник стоял и общался с Евгением, а рядом был мужчина, в котором теперь Мартынов признает Бабича. По словам свидетеля, Евгений говорил что никуда не уйдет, "будет биться с милицией до конца". Но потом мужчины всё же ушли, конфликт был исчерпан.

21 декабря в суде успел выступить и третий свидетель – Ковырин Александр. Слушатели заседания и его не видели, а голос слушали в измененном виде. Ковырин, как и предыдущие свидетели, также является сотрудником органов внутренних дел.

Этот сотрудник оказался именно тем, кто подошел к протестующим поговорить и успокоить. Как он объяснил, он видел, что назревает конфликт. Потому подошел к "крепкому, лысому" парню, сказал уходить. Парень согласился. Этот мужчина милиционеру был "визуально знаком" по футбольным матчам. Позже (в ходе следствия) Ковырин узнал, что это был Александр Бабич. Участия Бабича в драке данный свидетель в тот день не видел. И Ковырин тоже упоминал Шабалюка Евгения. Сказал, что немного его знает, т.к. вместе занимались спортом. Говорил ли он в ходе успокоительной беседы с Женей, никто на суде его не спросил.

В тот день, 21 декабря, на суде успели огласить часть материалов дела: 3 тома. На следующий день гособвинительница запросила для Бабича 3 года и 6 месяцев лишения свободы, для Шабалюка - 3 года. 23 декабря именно такой приговор и был вынесен. 

Последние новости

Партнёрство

Членство