Минского архитектора наказали 3,5 годами колонии за сопротивление солдату на "Марше героев" Дополнено

2020 2020-11-20T10:03:00+0300 2020-11-20T10:02:27+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/tkachuk_artem.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

КАРТОЧКА ПРОЦЕССА

Суд: Центрального района Минска

Статья: ч.2 ст.363 Уголовного кодекса

Обвиняемый: Артём Токарчук

Судья: Юлия Густыр

Государственный обвинитель: Цветков

Наказание, запрашиваемое гособвинением: 3,5 года лишения свободы

Наказание, назначенное судом: 3,5 года лишения свободы

Потерпевший: солдат-срочник из военной части 3214 внутренних войск МВД Максим Черняков

Суд Центрального района Минска рассматривает уголовное дело в отношении 34-летнего архитектора Артёма Токарчука. Парня обвиняют в сопротивлении 13 сентября солдату срочной службы по части 2 статьи 363 Уголовного кодекса. В тот день в Минске проходил «Марш героев». Когда солдаты начали окружать протестующих на улице Мельникайте и задерживать их, в толпе началась паника, некоторые начали разбегаться и падать. По словам Артёма Токарчука, он хотел помочь и разнять упавших людей. Но его жестко задержали, после чего в больнице ему наложили швы на голову. Через два дня его снова задержали – уже в рамках уголовного дела. И после этого задержания его доставляли из Следственного комитета в больницу, где диагностировали сотрясение мозга, закрытую черепно-мозговую травму, многочисленные ушибы и гематомы по всему телу. Судья Юлия Густырь наказала Артема Токарчука 20 ноября 3 годами и 6 месяцами лишения свободы в колонии общего режима. Именно такое наказание и запросил прокурор Цветков у суда для парня. «Весна» рассказывает подробности и обстоятельства этого дела.

Артем Трокарчук. Фото: spring96.org
Артем Токарчук. Фото: spring96.org

В чем конкретно обвиняют архитектора?

Согласно обвинению, «Артём Токарчук действуя группой лиц, неустановленных в ходе следствия, по ул. Мельникайте, 14, в период около 14 часов, являясь лицом, совершившим административное правонарушение, предусмотренное ч.1 ст.23.34 КоАП, являясь лицом, в отношении которого ведётся административный процесс, обязанный подчиняться законным требованиям должностных лиц, ведущих административный процесс, имея умысел на оказание активного сопротивления сотруднику органов внутренних дел военнослужащему военной части 3214 внутренних войск Чернякову, находившемуся в форменном обмундировании при исполнении своих должностных обязанностей, в том числе по охране общественного порядка в целях неподчинения законным требованиям и воспрепятствования законной деятельности, в том числе по охране общественного порядка, а именно несения потерпевшим патрульно-постовой службы по поддержанию порядка на улицах и общественных местах города Минска оказали сопротивление: активное противодействие Черникову по выполнению обязанностей по охране общественного порядка, при этом применили насилие – тянули Чернякова руками за форменное обмундирование, боролись, применили в отношении Чернякова приём борьбы в виде подножки, после чего последний потерял равновесие и упал на асфальтированную поверхность, ударившись туловищем и другими частями тела, после чего нанесли не менее пяти ударов руками и ногами по рукам и ногам и другим частям тела потерпевшего».

Артема Токарчука обвиняют в том, что он «нанес не менее одного удара по туловищу потерпевшего, чем причинил Чернякову телесные повреждения: кровоподтёки в области левого локтевого сустава, кровоподтёк левого бедра, кровоподтёк левой подвздошной кости, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья и утраты трудоспособности, причинив физическую боль». 34-летний парень обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.363 Уголовного кодекса: «Сопротивлении сотруднику органов внутренних дел по выполнению обязанностей по охране общественного порядка, сопряженным с применением насилия». Гособвинитель подчеркнул, что вина обвиняемого подтверждается показаниями самого Артема Токарчука, свидетелей, потерпевшего солдата-срочника и материалами дела. К административной ответственности Артема по 23.34 КоАП за 13 сентября так и не привлекли.

Инцидент попал на видео TUT.BY 1:54-2:04 минуты. Артем на видео в белой ветровке и синих джинсах. Видеозапись была приобщена к материалам уголовного дела и использовался в качестве доказательств.

 

«Хотел помочь и разнять упавших людей». Что по поводу обвинения говорит архитектор?

Артём Токарчук вину признает частично. Он признает, что толкнул солдата Чернякова, но отрицает, что действовал в группе лиц. Артём Токарчук в самом начале заседания начал свой рассказ о произошедшем с принесения извинений потерпевшему. До этого 34-летний архитектор пытался принести извинения трижды: записывал видеообращение в СИЗО; передавал извинения через следователя и писал письмо потерпевшему, но ни одно из сообщений до адресата не дошло.

Артём Токарчук сообщил суду, что 13 сентября в районе обеда встретился с отчимом обсудить предстоящую его свадьбу. На пересечении Немиги и Романовской Слободы мужчины свернули вверх в сторону станции метро «Фрунзенской», чтобы избежать столпотворения, поскольку там было шумно. После того, как  парень услышал крики, он увидел две военные машины с солдатами. У людей началась паника, они начали разбегаться. По слова Артема, несколько человек упало справа от него. Парню, с его слов, показалось, что упавшим необходима помощь, после чего он стал оттягивать за одежду того, кто был сверху на одном из упавших граждан. Артём Токарчук пояснил суду, что ему хотелось помочь и разнять упавших людей. Человека, который лежал снизу, Артём не видел, но слышал его крики и стоны. Сверху был человек в бронежилете и амуниции. Никакой другой мысли, кроме как о помощи, по словам Артема, ему в голову не приходило. На суде он пояснил, что он оттянул человека в форме, нанеся толчок в область бронежилета, поскольку чувствовал, что не может физически схватить за амуницию потерпевшего.

В суде Артем Токарчук объяснил, что воспринимал двух упавших как обычных людей. По его словам, у него не было времени на оценку, был сконцентрирован на своих действиях, параллельно пытались разнять упавших подбежавшие люди. Суду он также пояснил, что вмешался инстинктивно из-за стрессовой ситуации и его действия «были продиктованы желанием предотвратить наступление негативных последствий из-за насилия, происходившего у него на глазах». Артем оттаскивал того, кто был сверху. Парень рассказал, что до этой ситуации был на позитиве во время разговора с отчимом о предстоящей женитьбе, но паника людей, крики, падение ввергли его в шоковое состояние, в котором он поддался инстинктам. Также Артем Токарчук подчеркнул, что телесные повреждения, установленные экспертом, не могли образоваться у потерпевшего от одного толчка, сделанного им, своим физическим воздействием он не мог причинить боль.

В больнице наложили швы на голову

Артём Токарчук рассказал, что происходило с ними дальше: у него перехватило дыхание, поскольку с 10 лет он болеет астмой. Тут же получил удар по голове, «почувствовал рассечение головы, кровь на этом месте, помутнение, шок, стресс, отдышку, ноги стали «ватными»». После потери сознания парень пришёл в себя уже в автозаке. 13 сентября Артема доставили в больницу, где ему диагностировали ушибленные раны затылка и наложили швы. После этого его отпустили.

Избили при повторном задержании

Повторно Артёма Токарчука задержали через два дня – 15 сентября. На суде он рассказал, что в этот день по дороге на работу ему позвонил следователь и попросил приехать в РУВД, чтобы ответить на несколько вопросов. Когда Артём приехал – его сразу задержали оперативные сотрудники. Как рассказывает парень, ему заломали руки, забросили в микроавтобус, сели на него сверху и стали избивать по голове, рукам, ногам. Затем у него забрали телефон, и, только осмотрев его содержимое, остановили избиения. На первом допросе Артем просил обеспечить оказание ему медицинской помощи и предоставить адвоката. Однако следователь и оперативники ему в ответ говорили:

«Подпишешь "с моих слов записано и прочитано верно", будет тебе и адвокат, и медицинская помощь…».

Именно поэтому, по словам Артема Токарчука, в первоначальном допросе фигурируют показания о том, что он изначально видел, что толкает военного.

К материалам дела по ходатайству защиты было приобщена медицинская справка от 15 сентября из больницы скорой помощи, куда Артема доставили с травмами из Следственного комитета. Там ему диагностировали «сотрясение мозга, закрытую черепно-мозговую травму, многочисленные ушибы грудной клетки, подкожные гематомы в области спины и плеча, ушибы правого и левого бедра», а также множественные гематомы по телу.

На вопрос адвоката о своей профессии мужчина сказал, что «архитектура – для него это не только хлеб, но и призвание», он участвует в международных конкурсах, имеет грамоту Министра информации за проект здания Белтелерадиокомпании.

«Указания командиру роты давали сотрудники ОМОНа». Что говорит потерпевший солдат на суде?

tut.by_zatr.png
Скриншот с видео TUT.BY. Красным обведен потерпевший солдат-срочник Максим Черняков

Солдат срочной службы Максим Черняков на суде рассказал, что утром 13 сентября командир бригады военной части 3214 дал приказ отправить солдат в усиление для охраны несанкционированных массовых мероприятий. Когда военнослужащих привезли в центр города, указания их командиру роты давали сотрудники ОМОНа. Основной целью военнослужащих 3214 было «задержание наиболее агрессивных и ярых участников митинга». Все указания военнослужащим давали, когда они вышли на улицу по прибытию в город. Со слов Чернякова, военнослужащие внутренних войск только задерживали граждан, они отводили их в автозак или отдавали сразу сотрудникам ОМОНа. Руководство ОМОНа приказало перекрывать рубеж, чтобы митингующие не прошли на улицу Мельникайте и в дальнейшем разбились на маленькие группы. Потерпевший солдат суду пояснил, что в тот день он был в оливковой форме, при нем была палка, шлем, наручники, чехол с баллончиком и балаклава.

Статья 14 Закона «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Республики Беларусь» от 3.06.1993 № 2341-XІІ

На военнослужащих внутренних войск при исполнении ими обязанностей органов внутренних дел распространяется статус сотрудника органов внутренних дел.

При выполнении задач, возложенных на внутренние войска, военнослужащие внутренних войск являются представителями власти и находятся под особой защитой государства.

Законные требования военнослужащих внутренних войск при выполнении задач, возложенных на внутренние войска, являются обязательными для исполнения должностными лицами и иными гражданами.

Невыполнение законных требований военнослужащих внутренних войск, а также другие действия, препятствующие выполнению возложенных на внутренние войска задач, влекут ответственность, установленную законодательством Республики Беларусь.

После того, когда военнослужащие стали в оцепление, один мужчина попытался прорваться через оцепление, но потерпевший успел схватить его за руку и побежал за ним за линию оцепления. Максим Черняков суду пояснил, что не успел пояснить задерживаемому гражданину, за что тот задержан, мужчина пытался вырваться, обхватил военного за туловище, а затем зацепившись за ногу потерпевшего, и они оба упали на асфальт. Максим Черняков пояснил, что после падения он закрыл глаза руками, стал на колени, митингующие сорвали с него шлем и балаклаву. Солдат в эти несколько секунд, когда его били не менее пяти раз, Артема Токарчука не видел. Максим Черняков утверждает, что часть телесных повреждений у него образовалась из-за падения, а часть – из-за ударов. Сам он не может отличить повреждения от падения и от ударов. Единственное, что он отметил, что удар в левый бок – это точно не из-за падения.

Максим Черняков суду попросил суд, чтобы Артема строго не наказывали, главное, чтобы он осознал свою вину. От исковых требований потерпевший отказался.

«Если есть возможность, то необходимо задерживать»

В суде также были допрошены свидетели-военнослужащие из военной части 3214 Игорь Гленкевич и Денис Кодук. В суде они не смогли назвать адрес своей военной части, поэтому судья им его подсказывала. Свидетели также не смогли назвать улицу, на которой им пришлось стоять в оцеплении, поскольку сами они не из Минска. Свидетель Гленкевич сообщил, что 13 сентября их задачей было не допустить нарушения общественного порядка, поэтому они выстраивали боевой порядок – цепочку с целью перекрыть движение «правонарушителей». Свидетель Кудук сообщил, что получал указание о том, что «если есть возможность, то необходимо задерживать».

Потерпевший просил не лишать архитектора свободы

Государственный обвинитель Цветков попросил судью Юлию Густыр признать Артема Токарчука виновным по ч. 2 ст. 363 Уголовного кодекса «Сопротивление сотруднику органов внутренних дел или иному лицу при выполнении ими обязанностей по охране общественного порядка, сопряженное с применением насилия» – и наказать его тремя годами и шестью месяцами лишения свободы с отбытием наказания в колонии общего режима.

Потерпевший солдат Максим Черняков на прениях сказал: "Я бы хотел, чтобы его сильно не осуждали. Да, он оступился, но можно его не лишать свободы".

В последнем слове Артем попросил не наказывать его лишением свободу, а дать возможность искупить вину перед человеком и обществом посредством своей творческой созидательной работой.

«Дайте мне возможность заниматься архитектурой», – сказал Артем.

20 ноября судья Юлия Густырь вынесла приговор Артему Токарчуку. Она признала парня виновным по ч. 2 ст. 363 Уголовного кодекса и наказала его 3 годами и 6 месяцами лишения свободы в колонии общего режима. Именно такое наказание и запросил прокурор Цветков у суда для парня.

Последние новости

Партнёрство

Членство