Бобруйчанина судят за насилие в отношении милиционера. Истец требует компенсацию в 5 тысяч рублей

2020 2020-11-10T23:26:00+0300 2020-11-11T07:33:51+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/hramenia-2020-1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
суд над Егором Храменя. Фото: bobr.by

суд над Егором Храменя. Фото: bobr.by

Еще одно уголовное дело за насилие над сотрудником милиции (cт. 364 УК) начало рассматриваться в суде Бобруйского района. На скамье подсудимых - местный житель Егор Храменя.

Молодой бобруйчанин Егор Храменя вину признал частично. Он согласен с тем, что распылил в лицо патрульного Дмитрия Сакуна перцовый баллончик, но отрицает удар в ухо. В деле только один свидетель – Сергей Кубарь, напарник потерпевшего.

По информации bobr.by, первое слушание прошло 10 ноября. Судья – Антон Дудаль, сторону обвинения представляет старший помощник прокурора Ирина Ходневич.

На судебном заседании выступил только один свидетель, напарник потерпевшего Сергей Кубарь. Второй свидетель, Валуев, на процесс не явился, уехал на сессию (было принято решение рассматривать дело без его присутствия).

Обвиняемому Егору Храмене 22 года, ранее судим не был, до заключения под стражу работал на ОАО «Белшина» электрогазосварщиком, занимался спортом. В материалах дела есть несколько ходатайств с места работы молодого бобруйчанина, от руководителя спортсекции, и даже от соседей по дому. Все они характеризуют парня как спокойного, честного, справедливого.

Молодого бобруйчанина обвиняют в том, что вечером 9 августа он «совершил насилие в отношении сотрудника органов внутренних дел в целях воспрепятствования его законной деятельности». Речь идёт об ударе в голову и распылении перцового баллончика «Шок», которое привело к ожогу сетчатки глаза. «Данные действия Храмени квалифицируются статьёй 364 УК РБ» - сообщила Ирина Ходневич.

– Вину признаю частично, – говорит Егор Храменя, который уже 10 августа написал явку с повинной, после задержания на площади. – Задерживали меня по статье 23.34, но сразу по приезду в отделение я решил сознаться в том, что произошло накануне.

По стечению обстоятельств, задержание Храмени 10 августа проводил Сергей Кубарь.

– 9 августа я поехал на площадь, чтобы встретиться с друзьями, интернета в этот день не было. Увидел несколько знакомых, пообщались. В определённый момент я услышал крики, увидел сотрудников милиции в боевом обмундировании, они выдвигались на площадь из дворов. Услышав призыв расходиться, мы развернулись, чтобы уйти, и пошли в сторону фонтана. На подходе к нему снова услышали крики и увидели, что бегут люди. Естественно, мы тоже побежали. Я оторвался от знакомых, у меня была травма колена, быстро бежать не мог, остался один. После начался ещё один «прогон» от милиции, снова люди бегут. В районе дома № 126 на Социалистической я увидел, как Сакун коленом удерживает парня лежащего на земле. Единственным фактором, почему я распылил баллончик, стал взмах его руки. Я подумал, что он хочет меня задержать, это произошло по инерции. Если бы я нанёс ему удар, телесные повреждения были бы ещё хуже. Но я признал бы это. После я покинул место событий. Осознав, что заварил кашу, выбросил баллончик.

Ирина Ходневич интересуется у подсудимого, знал ли он, что в этот день проходил митинг, участвовал в нём? Егор Храменя утверждает, что о митинге не знал, но когда находился среди людей, несколько раз выкрикнул «Жыве Беларусь» и хлопал в ладоши с целью «поддержки граждан».

– Почему, направляясь 9 августа на площадь, вы взяли с собой баллончик «Шок»?

– Я носил его при себе ежедневно, с момента покупки, для самообороны. Во время следственного эксперимента баллончик нашли в кустах, в потрёпанном виде, словно с ним играла собака. Дома у меня забрали одежду (спортивные штаны, байка, маска, белые кроссовки, перчатки для турника) в которой я был 9 августа, проверили телефон. То есть, следствию я не препятствовал. В содеянном раскаиваюсь.

Егор Храменя утверждает, что в момент его нахождения на площади он не надевал капюшон, был только в медицинской маске: «Глаза, голова, часть шеи с татуировкой были видны».

– Вы разве не понимали что люди, которые ходят в форме, осуществляют охрану общественного порядка? Вам же не 16, не 19 лет! – отчитывает парня сотрудница прокуратуры.

Потерпевшему, старшему сержанту милиции Дмитрию Сакуну 24 года, он работает в патрульно-постовой службе. Он сообщил, что 9 августа с напарником Сергеем Кубарем патрулировал свой участок, когда услышал шум со стороны площади, а по рации сообщили: «Перекрываем улицу Социалистическую!»

Дмитрий Сакун рассказал, что задержал одного парня, положил его на тротуар лицом вниз, удерживал двумя руками и коленом.

– Я почувствовал удар в левое ухо. Повернулся, и мне в глаза распылили баллончик. Нападавшего я не видел, его внешность, возраст. После, когда мне распылили баллончик в глаза, я увидел его со спины, он был одет в чёрную байку с прямоугольной надписью, в маске или капюшоне. Скорее всего, в капюшоне. После меня доставили в больницу, я получил ожоги сетчатки, также зафиксирован ушиб ушной раковины. А парень, которого я задержал, был передан сотрудникам ОМОН.

– На следствии вы указали балаклаву, возраст человека, который применил в отношении вас силу. А сегодня не можете. С чем это связано? – интересуется Ирина Ходневич.

– Прошло много времени. Возможно, я подумал, что на нём балаклава, потому что было закрыто лицо.

– Как вы могли знать, что его лицо закрыто, если видели только со спины?

На вопрос адвоката Алины Баяновой, что произошло после распыления баллончика, Дмитрий Сакун пояснил: о том, что обвиняемый ударил его в голову и применил «перцовку», он узнал от Сергея Кубаря.

– Это был средней силы удар, так как я стоял на колене, и повалился на правый бок.

Алина Баянова попросила суд огласить протокол очной ставки, чтобы напомнить Сакуну, что он говорил относительно удара.

Судья Антон Дудаль огласил весь протокол очной ставки.

«Я не могу утверждать, что ударил и распылил газ один и тот же человек, так как не видел, кто и чем наносил удар. Может, зацепил, и удар был несильным» – говорится в протоколе. Также сообщается, что в момент очной ставки Храменя принёс извинения и предложил материальную помощь Сакуну. Извинения были приняты, а насчёт денег милиционер заявил, что в настоящее время в материальной помощи не нуждается.

– Тогда я сказал, что удар был несильный, потому что не потерял от него сознание. Но так как я упал, удар был, – пояснил пострадавший. – А после распыления баллончика мне сразу начало жечь глаза, они слезились, было больно.

Лечение Дмитрия Сакуна было оплачено семьёй Егора Храмени (249 рублей). Но в суде потерпевший заявил исковые требования: денежную компенсацию морального ущерба в сумме 5 000 рублей.

– Моральный вред выражался в том, что я не мог выполнять служебные обязанности, не мог передвигаться на личном транспорте, не мог спать три дня. То, что перенесли мои родители… Мама каждый день плакала, – пояснил милиционер.

Егор Храменя отметил, что готов платить, если это будет необходимо. Но с озвученной суммой не согласился, этот вопрос был оставлен на усмотрение суда.

На вопрос Сакуну, как стоит наказать его обидчика – строго или нет, милиционер ответил: «Согласно закону».

Свидетель Сергей Кубарь рассказал, что Храменю до того вечера лично не знал, но «видел в городе».

– Толпу в нашу сторону гнали сотрудники милиции, я понял это, потому что они бежали строем. Когда я задерживал одного из бегущих, посмотрел в сторону Дмитрия, и увидел бегущего к нему Храменю в чёрной одежде. На голове что-то непонятное, то ли маска, то ли балаклава, глаза были видны. Показалось, что на руках перчатки. Его шея была приоткрыта, и я заметил, что это шея не обычного человека (речь идёт о татуировке, позже Кубарь пояснил, что она была «в виде дракона»). Освещение было, я чётко видел происходящее. Храменя подбежал, чёткого удара я не видел, это было что-то вроде удара наотмашь в область головы, после чего произошло распыление газа. Когда Храменя убегал, я заметил на его байке примету в виде прямоугольника. В это время я находился лёжа на своём задержанном.

Свидетель также рассказал, что успел идентифицировать возраст нападавшего (от 20 до 25 лет).

– Как вы могли определить возраст, если лицо было закрыто маской или балаклавой? – поинтересовалась Ирина Ходневич.

Во время осмотра телефона Егора Храмени, следователь составил список телеграм-каналов, на которые был подписан подсудимый. По каждому из них он дал пояснение в суде: «Это новостные каналы, из них я узнавал, что происходит в городе и стране».

В судебном слушании объявлен перерыв до 13 ноября.

Суд над Юзефом Немерой: обвинение просит 2 года колонии и 200 базовых штрафа

В Гродно 10 ноября продолжалось рассмотрение уголовного дела Юзефа Немеры, которого обвиняют в насилии над сотрудником милиции (ст. 364 УК) и организации или активном участии в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок (ст. 342 УК).

Последние новости

Партнёрство

Членство