Закрытые учреждения – опасности COVID-19: Коронавирус в местах лишения свободы

2020 2020-10-14T16:13:30+0300 2020-10-14T18:34:37+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/znavoleny_covid.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Правозащитный центр «Весна» продолжает серию публикаций о распространении коронавирусной инфекции COVID-19 в закрытых учреждениях страны. В сфере внимания правозащитников – положение людей в местах лишения свободы, учреждениях для людей с инвалидностью, домах-интернатах для пожилых, беспомощных и бездомных. 


Юрист Правозащитного центра «Весна» Павел Сапелко провел анализ информации о ситуации с распространением коронавирусной инфекции в исправительных учреждениях Беларуси, а также их обеспеченность средствами индивидуальной защиты посредством госзакупок. 

Борьба с COVID-19 в местах лишения свободы: что предлагает ООН?

Управление Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности в документе с изложением позиции «Обеспечение готовности к распространению инфекции COVID-19 в тюрьмах и противодействие ему» от 31 марта 2020 года указало:

«Охрана здоровья заключенных — забота о здоровье общества. Подавляющее большинство заключенных в конечном итоге вернется в общество. Поэтому не должно быть никаких сомнений в том, что стремительное распространение COVID-19 в тюрьмах усилит последствия этой эпидемии для всего общества. Постоянное обновление тюремного контингента, когда на смену освобожденным прибывают новые заключенные, и ежедневные контакты заключенных с тюремными служащими, медицинскими работниками, посетителями и поставщиками услуг — все это обусловливает неразрывную связь между тюрьмами и общественным здравоохранением. Следовательно, стратегия борьбы с COVID-19, не охватывающая тюрьмы, не будет успешной».

Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций в отношении обращения с заключенными (Правила Нельсона Манделы) подчеркивают:

«Предоставление медико-санитарного обслуживания заключенным является обязанностью государства. Заключенным должны быть обеспечены те же стандарты медико-санитарного обслуживания, которые существуют в обществе, и им должен быть обеспечен бесплатный доступ к необходимым медико-санитарным услугам без какой-либо дискриминации по признаку их правового статуса».

Как распространялся COVID-19 в пенитенциарных учреждениях Беларуси?

Сведения о случаях заболеваний, схожих с вызываемым коронавирусом, в пенитенциарных учреждениях Беларуси появились в независимых интернет-изданиях уже в конце марта: в числе учреждений, пораженных вирусом, был упомянут лечебно-трудовой профилакторий №4 УДИН по Витебской области. Конечно, официальных подтверждений от МВД не поступило.

«Действительно, именно учреждения, где заключенные регулярно выходят за пределы ограниченной территории на работу, могут быть наиболее подвержены опасности проникновения вируса извне. Заключенные при этом содержатся в состоянии скученности и не имеют возможности изолироваться от возможных источников вируса. А Витебская область – это первая местность, в которой произошел взрывной рост заболеваний», - отмечает Павел Сапелко.

isprych-8.jpg
Фото с сайта photo.brestcity.com

22 апреля пресс-секретарь МВД Ольга Чемоданова уверяла об отсутствии заболеваний коронавирусом в учреждениях ДИН и в целом в закрытых учреждениях МВД.

До этого в сети распространились сведения о повальном заражении ОРВИ в ЦИП ГУВД Мингорисполкома, которые «не замечались» администрацией. В эти же дни появилась информация о заболевании заключенных в Бобруйской ИК №2 и в ИКП №16 г. Горки, где заключенный был госпитализирован в местную больницу.

znavoleny_covid.jpg
Фото с сайта sb.by

5 мая министр внутренних дел Юрий Караев, выступая в Палате представителей, заявил о двух заболевших из числа спецконтингента (так в МВД называют осужденных). Одной из мер по противодействию распространения коронавируса стали изменения в систему этапирования осужденных - их отправляют на 14 дней на карантин.

7 мая ООН распространила заявление шести спецдокладчиков и руководителей рабочих групп по разным аспектам прав человека относительно ситуации в местах несвободы в Беларуси. В нем говорилось:

«Правительство Беларуси должно немедленно предпринять шаги по защите здоровья и обеспечению безопасности людей, находящихся в местах лишения свободы, – особенно детей и молодых людей, осужденных за деяния, связанные с наркотиками, на неоправданно длительные сроки – вплоть до 12 лет».

В конце мая сразу несколько источников назвали новый очаг распространения коронавируса – ИУОТ № 15 г. Бобруйска, где содержатся около 150 осужденных к ограничению свободы. МВД подтвердило 15 случаев заражений, хотя неофициальные источники сообщали о практически поголовной заболеваемости – как осужденных, так и персонала. Следует заметить, что медицинская помощь заключенным исправительных учреждений открытого типа оказывается организациями здравоохранения по месту нахождения исправительных учреждений открытого типа – гражданскими учреждениями. Именно поэтому есть определенные сведения о заболеваниях в ИУОТ, в отличие от исправительных колоний и тюрем.

Смерть от коронавируса в могилёвской ИК-15: что правда?

Молодой парень скончался в медизоляторе примерно через две недели после обнаружения симптомов простуды. Однако администрация в заключении о смерти написала диагноз «сердечная недостаточность».

Юрист «Весны» обращает внимание, что законодательством установлен порядок оплаты заключенными расходов по проживанию и питанию: стоимость предоставляемых коммунальных услуг возмещается в порядке, установленном Министерством внутренних дел Республики Беларусь; питание осужденных организуется администрацией исправительных учреждений открытого типа и оплачивается осужденными за счет собственных средств. При отсутствии у осужденных собственных средств их питание обеспечивается за счет государства с последующим возмещением его стоимости осужденными.

«Каких-то исключений для осужденных, помещенных на карантин, ни законом, ни практикой не предусмотрено: в ИУОТ №15 с заключенных, которым оказали необходимую в связи с карантином материальную помощь в виде продуктов питания, соответствующие суммы впоследствии вычли», - подчеркивает Павел Сапелко

Правозащитник считает, что в настоящее время судить о масштабах распространения коронавируса в учреждениях ДИН нереально. С одной стороны, поступает большое количество сведений о широком распространении ОРВИ во многих исправительных учреждениях. Однако без соответствующих тестов эти заболевания невозможно квалифицированно определить как новую коронавирусную инфекцию. С другой стороны, все сотрудники ДИН хранят в тайне положение дел в учреждениях.

«Если за последние 4-5 месяцев для госпиталя МВД, предназначенного для сотрудников органов внутренних дел (государственное учреждение "Республиканский госпиталь Департамента финансов и тыла Министерства внутренних дел Республики Беларусь) были приобретены наборы реагентов для определения антител Ig G/ Ig M к коронавирусу COVID-19 Ab и наборы для определения антител Ig G/ M к коронавирусу ichroma COVID-19 Ab на 42 200 рублей, то сведений о закупках тестов для учреждений ДИН МВД, т.е. для проведения исследования среди заключенных, найти не удалось. Это подтверждает сведения о том, что заключенным в исправительных учреждениях тесты не проводят.

Без массового регулярного проведения тестов все рассуждения о наличии либо отсутствии коронавируса в исправительных учреждениях теряют смысл», - заключает Павел Сапелко.

При этом руководитель государственного учреждения «Республиканский центр гигиены и эпидемиологии департамента финансов и тыла МВД» отказал в возможности получить сведения о распространении инфекции, аргументируя это тем, что эти сведения относятся к служебной информации ограниченного распространения. Начальник Департамента согласился с этой позицией.

О чем говорят госзакупки СИЗов исправительными учрежденими?

Правозащитник «Весны» провел анализ госзакупок средств индивидуальной защиты и медоборудования исправительными учреждениями.

Так, ряд учреждений ДИН произвели закупки приборов и оборудования для профилактики и лечения коронавирусной инфекции, а также с сентября там начали активно закупать средства индивидуальной защиты – одноразовые медицинские перчатки, щитки и временами – антисептик.

Некоторые учреждения закупили респираторы уровня защиты FFP2 - Следственный изолятор № 3, Исправительная колония №20, Следственный изолятор № 7.

Особенной популярностью в закупках пользуются разные виды одноразовых перчаток. Ими запаслись Следственный изолятор № 1, Следственный изолятор № 5, Лечебно-трудовой профилакторий № 6, Тюрьма №1, Тюрьма №4  и некоторые другие.

Исправительное учреждение открытого типа № 22 и Тюрьма №1 заинтересовались антисептиком.

Исправительная колония № 5 в Ивацевичах, откуда также поступали сведения о заболеваниях, основательно запаслось СИЗами, включая респираторы, бесконтактные медицинские термометры, портативные медицинские пульсоксиметры, бактерицидные облучатели, генераторы горячего тумана и концентраторы кислорода.

Исправительная колония № 12 для содержания и лечения осужденных, больных активной формой туберкулеза в Орше, приобрела два концентратора кислорода еще в июле.

Исправительная колония №3 еще в мае-июне приобрела не только медицинские респираторы, экраны защитные, комбинезоны защитные медицинские и бахилы, но и концентратор кислорода, термометры медицинские бесконтактные и электронные.

Исправительная колония №14, Исправительная колония №20, Исправительная колония № 22, Тюрьма № 8 и Следственный изолятор № 1 приобрели концентраторы кислорода, а Исправительная колония № 4, Исправительная колония № 11, Следственный изолятор № 1 - генераторы холодного тумана.

«С учетом утверждений о том, что тканевые маски и другие средства защиты шьются в учреждениях ДИН, очевидно, что большая часть колоний к новой волне роста уровня заболеваний готовится. Также очевидно, что апараты, применяемые для профилактики и лечения коронавирусной инфекции, приобретены гораздо позже начала ее распространения. Кроме того, вызывает недоумение низкий спрос на антисептик», - подводит итог Павел Сапелко.

С 1 августа МВД объявило о возобновлении свиданий в исправительных учреждениях. Однако на деле это произошло не сразу и касалось лишь возобновления краткосрочных свиданий. Между тем, краткосрочные свидания и так были минимально опасны: они проходят через прозрачную перегородку, заключенные и посетители могут быть изолированы друг от друга.

«Соблюдение правил дистанцирования и применение СИЗ делают относительно безопасными контакты посетителей и персонала; вообще контакт персонала и посетителей вполне можно свести к минимуму в процессе организации свиданий. Сейчас, как правило, посетители проходят через замер температуры тела, надевают маски и одноразовые перчатки. В некоторых колониях правила не такие жесткие, и термометрия не проводится.

Однозначно положительно следует оценить общую практику соблюдения прав заключенных в СИЗО, тюрьмах и колониях на получение юридической помощи. В учреждениях ДИН доступ адвокатов к заключенным не ограничивали, принимая меры безопасности: использовали СИЗ, проводили термометрию посетителей», - говорит юрист ПЦ «Весна».

В то же время в изоляторах МВД (в частности, в Минске) адвокатам препятствовали в посещении арестованных и задержанных под предлогом противоэпидемиологических мер. Общественный резонанс и обращения заинтересованных лиц изменили ситуацию, вместе с тем, нарушения закона ГУВД не признало:

«В ответ на обращение Белорусской республиканской коллегии адвокатов Главное управление внутренних дел Минского городского исполнительного комитета сообщило следующее: «По фактам отказа адвокатам в посещении лиц, содержащихся в ЦИП и ИВС ГУВД Мингорисполкома, проведенной проверкой нарушений законности со стороны сотрудников ЦИП и ИВС ГУВД Мингорисполкома не выявлено. В настоящее время допуск адвокатов в указанные учреждения возобновлен и осуществляется в установленном порядке, при строгом соблюдении ими правил и рекомендаций, направленных на предупреждение распространения инфекции COVID-19», - указано на сайте Минской городской коллегии адвокатов.

Павел Сапелко замечает, что в случае ЦИП и ИВС, ограничивая права заключенных, администрация этих учреждений руководствовалась не соображениями безопасности:

«Следует напомнить, что позже - в период с 9 по 14 августа - в Центре изоляции правонарушителей, по признанию его начальника Евгения Шапетько, «тысячи доставленных были в нашем учреждении» - учреждении, рассчитанном на 110 заключенных».

Закрытые учреждения – опасности COVID-19: Право на защиту не может быть ограничено даже в условиях ЧП

Право на защиту, право пользоваться в любой момент помощью юриста – это основопоагающие права, закрепенные как в Конституции, так и в междунардных договорах в сфере прав человека, участницей которых является Беларусь.

Последние новости

Партнёрство

Членство