Аналитический обзор судебного процесса по уголовному делу Виноградова, Киркевича, Дрозда, Хомиченко, Протасени

2011 2011-05-10T15:07:21+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/sudy-ploshcha-vinagradau.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Выводы:

1. В ходе рассмотрения дела в суде не представлены доказательства, что 19 декабря 2010 г. в Минске на пл. Независимости имели место массовые беспорядки, сопровождавшиеся совокупностью таких действий как: поджоги, погромы, насилие над личностью, уничтожение имущества, вооруженное сопротивление представителям правоохранительных органов власти.

2. В суде не представлено доказательств совершения обвиняемыми преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса Республики Беларусь, а именно непосредственного совершения ими одного или нескольких противоправных действий, характерных для массовых беспорядков (поджоги, погромы, насилие над личностью, уничтожение имущества, вооруженное сопротивление представителям правоохранительных органов власти).

3. Суду не было представлено доказательств того, что А. Киркевич непосредственно нанес хотя бы один удар по деревянным конструкциям (столам), которыми были огорожены дверные проемы Дома Правительства. Доказательств совершения других противоправных действий А. Киркевичем представлено не было.

4. Действия В. Хомиченко, Д. Дрозда, П. Виноградова, А. Протасени носят характер правонарушения, однако, по нашему мнению, не образуют состава преступления по ч. 2 ст. 293 УК. Так, в частности:

Нанесение Д. Дроздом трех ударов мегафоном по деревянным конструкциям (столам) в дверных проемах Дома Правительства не могло привести к их уничтожению. Кроме того, данные конструкции не были указаны гражданским истцом (ГГУ Администрации Президента Республики Беларусь) в пересчете уничтоженного имущества, не была проведена их оценка и калькуляция ущерба.

Вырывание щита милиционера и нанесение ударов по щитам, которыми были заблокированы проемы окон Дома Правительства, А. Протасеней не являются вооруженным сопротивлением сотрудникам милиции, необходимым для квалифицирования действий А. Протасени по ч. 2 ст. 293 УК.

Действия П. Виноградова по нанесению ударов по деревянным заграждениям (столам) в проемах дверей Дома Правительства не является уничтожением имущества, поскольку данные конструкции не были указаны гражданским истцом (ГГУ Администрации Президента Республики Беларусь) в пересчете уничтоженного имущества и не были уничтожены в результате действий обвиняемого П. Виноградова.

Действия В. Хомиченко по нанесению ударов по деревянным заграждениям, уже разбитому стеклу руками, ногами, а затем и ледорубом являются действиями по повреждению имущества, носят характер правонарушения, однако не образуют состава преступления согласно ч. 2 ст. 293 УК.

1. Доказательств совершения других противоправных действий обвиняемыми на пл. Независимости 19-го декабря 2010 г. суду не представлено.

2. Обвиняемый А. Киркевич, который содержался в СИЗО КГБ, не имел необходимого количества свиданий с адвокатом в период проведения предварительного следствия по делу. Данное обстоятельство расценивается нами как нарушение права на защиту А. Киреквича, гарантированного ему ст. 62 Конституции Республики Беларусь, нормами УПК.

3. Государственные СМИ (газета "Советская Белоруссия", государственные ТВ-каналы) неоднократно демонстрировали некоторых обвиняемых, указывали фамилии их как "погромщиков" Дома Правительства задолго до начала судебного разбирательства, что грубо нарушает принцип презумпции невиновности в отношении осужденных.

4. Публикации материалов предварительного следствия до его окончания и установления вины обвиняемых судом в газете "Советская Белоруссия" делались по указанию главы государства, что ярко свидетельствует о политическом характере данного уголовного дела, подчеркивает обвинительный уклон, как предварительного следствия, так и судебного разбирательства.

В связи с этим мы считаем:

1. Осуждение обвиняемых Д. Дрозда, П. Виноградова, А. Киркевича, А. Протасени, В. Хомиченко по ч. 2 ст. 293 УК Республики Беларусь незаконным и политически мотивированным.

2. По политическим мотивам сроки и условия отбывания наказания обвиняемыми Д. Дроздом, П. Виноградовым, А. Протасеней, В. Хомиченко, вынесенные им по приговору суда, являются жестоким и непропорциональным наказанием в сравнении с предпринятыми ими правонарушениями.

Краткое описание судебного процесса

27 апреля 2011 г. в суде Октябрьского района г. Минска начались слушания по уголовному делу, которое было возбуждено по ч. 2 ст. 293 УК Республики Беларусь (участие в массовых беспорядках) в отношении Павла Виноградова, Александра Киркевича, Дмитрия Дрозда, Владимира Хомиченко, Андрея Протасени. Кроме того, Павел Виноградов обвинялся по ст. 370 УК Республики Беларусь (оскорбление государственных символов). Процесс длился шесть дней - с 27.04. 2011 по 30.04.2011 г. и с 04.05.2011г. по 05.05.2011г. (с перерывом в связи с выходными днями).

Дело рассматривала судья Алла Булаш. Государственное обвинение в суде поддерживал заместитель прокурора Октябрьского района г. Минска Боровский.

Защиту обвиняемых осуществляли адвокаты Минской городской коллегии адвокатов Светлана Горбаток, Наталья Мацкевич, Елена Пугачева, Валерий Зинкевич, Наталья Александрович.

27.04.2011 г. судья начала судебное заседание.

Адвокатами был заявлен ряд ходатайств. Среди них - ходатайство о предъявлении из Центра видеонаблюдения оперативно-дежурной части ГУВД Мингорисполкома записи событий 19 декабря на пл. Независимости с 18.00 до 24.00, а также ходатайство о вызове свидетеля Иосифа Янушкевича и экспертов, которые проводили экспертизу состояния В. Хомиченко.

Судья удовлетворила ходатайства о вызове свидетеля и экспертов, ходатайство о предъявлении видеозаписей отклонила.

Адвокатом А. Киркевича было направлено письменное ходатайство о прекращении уголовного преследования в отношении него. Данное ходатайство было также отклонено судом.
 
Обвинение

Государственный обвинитель зачитал обвинение, согласно которому в мае 2007 г. обвиняемый П. Виноградов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, оскорбил государственный флаг Республики Беларусь путем его сожжения. Он же 19.12.2010 г. совместно с другими обвиняемыми, другими лицами, принял участие в массовых беспорядках, которые сопровождались насилием над личностью, погромами, поджогами, уничтожением имущества, вооруженным сопротивлением представителям власти. Используя надуманные основания о недемократичности выборов Президента, принял участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок, используя специальные приспособления, уничтожали имущество ГГУ, совершили насилие над личностью, оказали вооруженное сопротивление сотрудникам милиции, в результате чего им были причинены телесные повреждения. Являясь активным участником массовых беспорядков, совершил насильственные действия по проникновению в Дом Правительства, нанес не менее пяти ударов по деревянным заграждениям.

Являясь участником массовых беспорядков, обвиняемый Д.Дрозд совершил насильственные действия, которые были направлены на проникновение в Дом Правительства, нанес не менее трех ударов по деревянным заграждениям в дверях Дома Правительства и побои сотрудникам милиции.

Обвиняемый А. Киркевич, являясь активным участником массовых беспорядков, совершил насильственные действия, направленные на проникновение в Дом Правительства, нанес не менее одного удара по деревянным заграждениям в дверях Дома Правительства, совершал другие активные действия.

Обвиняемый А. Протасеня, надев защитную экипировку, совершил насильственные действия, направленные на проникновение в Дом Правительства, нанес не менее 15 ударов по стеклу в оконных проемах Дома Правительства, вырывал щиты у сотрудников милиции, наносил удары по щитам милиции.

Обвиняемый В. Хомиченко, находясь в состоянии алкогольного опьянения, совершил насильственные действия, направленные на проникновение в Дом Правительства, взламывал входные двери в Дом Правительства. Нанес не менее двух ударов по двери Дома Правительства.

Обвиняемый Д. Дрозд вину не признал в полном объеме. Обвиняемый В. Хомиченко -частично признал вину, обвиняемый А. Киркевич полностью не признал вину, П. Виноградов полностью не признал вину по ч. 2 ст. 293 УК и частично по ст. 370 УК (надругательство над государственными символами).

Гособвинитель заявил, что вина обвиняемых полностью подтверждается их показаниями, показаниями свидетелей и другими материалами по делу.

Производство по обвинению по ст. 370 УК Республики Беларусь в отношении П. Виноградова было прекращено в связи с истечением сроков привлечения к уголовной ответственности, определенных УК. По определению суда было установлено, что в мае 2007 г. П. Виноградов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, на дачном участке надругался над государственным флагом Республики Беларусь. Однако П. Виноградов освобождается от уголовной ответственности в связи с истечением сроков, определенных ст. 83 УК Республики Беларусь.
 
Показания обвиняемых в ходе судебного следствия

Показания обвиняемого Андрея Протасени

Во время допроса обвиняемый А. Протасеня сообщил, что около 19:30 19.12.2010 г. встретился с друзьями и братом на Октябрьской площади для участия в мирной демонстрации, посвященной выборам. Находился в центре площади, кандидатов не слышал. Колонна двигалась к пл. Независимости через проезжую часть. Митингующих было около 20.000 человек. На пл. Независимости пришел около 21:00. Шли по проезжей части. На площади кричали лозунги, что конкретно - не слышал. Пришел на площадь, поскольку к этому призывали кандидаты. На площади выступающие призывали звонить друзьям и приглашать всех на площадь. Через некоторое время услышал удары по двери Дома Правительства, затем звон стекла. Подошел ближе к зданию. Возле окон увидел щиты, сотрудников милиции не видел. Наносил удары по щитам, чтобы ими завладеть, причинить вред сотрудникам милиции не хотел. Увидел удочку, скрутил и убрал ее. Защиту надел, чтобы не получить повреждения. Не пытался проникнуть в Дом Правительства. Журналисты начали снимать то, что происходило, обвиняемого втянули к двери Дома Правительства. Поддавшись действию толпы, совершил те действия, которые ему инкриминируют. Вину в нанесении 15 ударов не признает, утверждает, что нанес лишь два удара.

На вопросы защитника сообщил, что цели на проникновение в Дом Правительства не имел. Имущество уничтожали в начале два человека, затем - около 10 человек. Бутылок с зажигательной смесью не видел. Призывов на проникновение не слышал.

На вопросы судьи объяснил, что увидел щит в окне, не думал, что за ним может быть сотрудник милиции. У него плохое зрение, а очков не было. Не ушел во время битья стекол, поскольку поддался эффекту толпы.

Судья провозглашает показания, данные обвиняемым на предварительном следствии, согласно которым он нанес не более четырех ударов по щитам. Протасеня отвечал, что не помнит.

Показания обвиняемого Владимира Хомиченко

19.12.2010 г. находился в Минске. Пришел на Октябрьскую площадь около 16:00, гулял. Около 20:00 на площадь пришла толпа людей, близко к ней не подходил. Затем толпа двигалась к пл. Независимости. Знакомых на площади не было. На площади просто смотрел, ничего не делал. Возле костела разговаривал с молодыми людьми. Слышал призывы звонить родным и знакомым. Посторонних предметов у людей не видел, видел их только во время битья стекол. Когда начали бить стекла, подошел ближе. Ударил два раза ногой, потом ледорубом. Там уже все было разбито. Не знает, откуда взялся ледоруб. Не знает, зачем бил стекла, хотел уйти, но не ушел. Признает частично, что повредил имущество, но никого из сотрудников милиции не бил. Нанес два удара рукой, пять - ногой, два - ледорубом. Оторвал дверной уплотнитель с резинкой. Пожара не видел. Затем из дверей вышли сотрудники милиции, нанесли ему несколько ударов дубинкой, было больно, он упал. После его задержали. При задержании не хотел идти, возмущался. Агрессивных действий со стороны людей не наблюдал. Сопротивления сотрудникам милиции не видел.

Показания обвиняемого Дмитрия Дрозда

19.12.2010 г. был в Минске на митинге. Пришел ждать оглашения результатов выборов. Митингующие вышли на дорогу и направились к Дому Правительства. Люди шли аккуратно, ГАИ регулировала движение. Никто не пытался остановить митингующих. У людей были флаги. Ни у кого канистр, металлических предметов не было. Бить стекло начали еще до прихода кандидатов. Все скандировали "Провокация!", "Остановитесь!". Сотрудников милиции не было, сами демонстранты не могли задержать провокаторов. Полчаса били стекла, понял, что будут задерживать. Подошел к двери, где били стекла. Цели проникнуть в Дом Правительства не было. Нанес удары по деревянным ограждениям мегафоном, который держал в руках, в отчаянии от того, что произошло. Видел, как происходили выборы, они были нечестным. Основания для акции были не "надуманные", как указано в обвинении. Закрыл камеру оператора ГУВД, но по рукам его не бил.

На вопросы адвоката ответил, что частью толпы себя не чувствовал. Стоял с начала далеко, был уверен, что это провокация.
Сообщил, что семь лет жил в Москве, в 2009 году вернулся в Минск, написал книгу "Землевладельцы Минской губернии".

На вопрос судьи, что оспаривает в обвинении, ответил, что не оспаривает, что нанес удары по деревянным заграждениям Дома Правительства.

Показания обвиняемого Александра Киркевича

19.12.2010 г. был в Минске на митинге в охране кандидата в президенты В. Рымашевского. Цель собрания - поддержать кандидатов. Толпа двинулась на пл. Независимости. Цель похода на пл. Независимости - удивить власти. Призывов к насилию не было. Потерял Рымашевского около костела. Посторонних предметов у митингующих не было. Когда толпа хлынула к Дому Правительства, пошел туда. Не видел, как бьются стекла. Звона стекла не помнит. Видел вспышки фотокамер журналистов, толпу перед дверью. Люди подтолкнули сзади - оказался впереди. Ударов по заграждениям не наносили, упирался в дверь, чтобы не придушили. У двери был где-то около одной минуты. После появления цепи спецназа ушел с площади и на поезде поехал домой. Обвиняемый подтвердил, что на видео зафиксирован он.

На вопросы адвоката обвиняемый пояснил, что когда пришел спецназ, он был перед ступеньками Дома Правительства. Призывов войти в здание он не слышал, действий по уничтожению имущества не видел. Людей у ​​двери было не много, ударов демонстрантов по сотрудникам милиции не видел. Не согласен с квалификацией событий как массовых беспорядков. Считает, что максимум имело место хулиганство.

Обвиняемый Павел Виноградов отказался от дачи показаний в суде.

Показания пострадавших

Все 29 потерпевших по делу являлись сотрудниками ПМСН, которые 19-го декабря 2010 г. осуществляли охрану общественного порядка и прибыли к Дому Правительства, чтобы пресекать противоправные действия демонстрантов, которые били стекла в Доме Правительства. Стоит напомнить, что эти же пострадавшие  проходили ранее по делам граждан РФ И. Гапонава и А. Бреуса, а также Д. Медведя, М. Лиховида.

Большинство пострадавших на судебный процесс не явились, поскольку находились в рабочем отпуске или на больничных. Допрошенные в процессе 9 сотрудников ПМСН дали показания, похожие на те, что и в предыдущих судебных процессах по обвинению в массовых беспорядках. Все они не знали обвиняемых и ничего по поводу их действий 19 декабря 2010 г. на пл. Независимости объяснить не могут, каких-либо претензий к обвиняемым не имеют.

Только показания одного пострадавшего касались обвиняемого Д. Дрозда. Так, потерпевший Шилко Николай, старший инспектор ЭКЦ ГУВД Мингорисполкома, видеооператор. Он показал, что 19 декабря фиксировал нарушения общественного порядка на пл. Независимости. Снимал общий план, выступления кандидатов. Насильственных действий на пл. Независимости не видел. Двигался за демонстрантами до момента, пока ему кто-то из демонстрантов не сломал камеру. Он пошел ее менять. Взяв вторую камеру, продолжил фиксацию событий на пл. Независимости. Фиксировал битье стекла не с начала. Увидел в толпе Санникова и пошел за ним. Видел Хомиченко, ледоруба у него еще не было. Выстроилась цепь из спецназа, он решил снять лица митингующих на видео. Когда проходил между демонстрантами и спецназом, люди наносили удары, в том числе и обвиняемый Д. Дрозд. Он его запомнил, потому что обвиняемый был небольшого роста. Дрозд нанес удар, но это была попытка удара или попытка закрыть камеры, он не знает. Камеру повредили незначительно. Претензий к обвиняемому он не имеет. На вопрос адвоката пояснил, что не может вспомнить, нанес ли Дрозд ему удар по рукам.

Показания потерпевших, которые не явились в судебный процесс, были озвучены судом. Адвокаты возражали этому, поскольку не считали причину неявки в суд уважительной.

В своих показаниях пострадавшие указывали, что им поступил приказ "очистить" от людей территорию, которая прилегала к крыльцу Дома Правительства. Кто и как начал бить стекла, они не видели, прибыли, когда окна уже были разбиты. Большинство пострадавших показало, что в отношении их демонстрантами использовалось насилие: им наносили удары ногами и руками по щитам, некоторых выхватывали из цепи и наносили удары руками и предметами по голове и телу, против двух использовали порошковый огнетушитель. Фактически все потерпевшие подтвердили, что количество людей, которые совершали активные действия на крыльце перед дверью Дома Правительства, составляло от 35 до 50 человек - с учетом корреспондентов с фото-и видеооборудованием.

Пострадавшие утверждали, что получили повреждения различной степени тяжести и были вынуждены обратиться за медицинской помощью в ведомственный госпиталь МВД. Там им оказали помощь, их осмотрели врачи и установили диагнозы. Однако в 24 случаях из 29 пострадавших не были подтверждены и не установлены повреждения проведенной судебно-медицинской экспертизой.

Показания свидетелей

Всего по делу было допрошено 13 свидетелей. Со стороны обвинения были допрошены свидетели сотрудники милиции Карпенок Александр, Рытик Олег (задерживали обвиняемого Хомиченко). Оба показали, что задерживали Хомиченко вместе, он упирался, не хотел идти.

Остальные свидетели либо ничего не могли сказать о конкретных действиях обвиняемых у крыльца Дома Правительства, либо просто характеризовали личности обвиняемых.

В качестве свидетеля выступил руководитель БХК Олег Гулак. В своих показаниях он, в частности, отметил, что являлся наблюдателем за проведением мирного собрания, поскольку БХК проводит мониторинг соблюдения прав человека на собраниях. На Октябрьскую площадь пришел около 19:20. Инцидентов не видел. На площади был залит каток и основная группа митингующих находилась возле Дворца профсоюзов. Никаких необычных предметов у митингующих не видел. Милиция регулировала движение, конфликтов не было. Возле горисполкома колонна остановилась. Статкевич предложил идти к костелу. Далее Санников призвал идти к Дому Правительства, но он не призывал к насильственным действиям. На площади было около 30 тысяч человек. Какие-то лица стали бить стекла в Доме Правительства. Свидетель подошел к зданию на 20 метров и увидел, как стекла в дверях бьют 3-4 человека. Подошли журналисты. Свидетеля удивил факт того, что стекло били продолжительное время без какой-либо реакции со стороны милиции. Затем стекло били 15-20 человек. Справа от входа свидетель увидел группу людей, которые, по его мнению, были милицейским начальством. Свидетель спросил у них, почему они не реагируют. Они ответили, что они не командиры.

Допрос экспертов

По ходатайству адвоката В. Хомиченко озвучивание экспертизы личности Хомиченко и допрос экспертов, которые ее делали, проходили в режиме закрытого судебного заседания.
 
Письменные материалы по делу и вещественные доказательства

Письменные материалы по делу включали в себя протоколы осмотров места происшествия, результаты экспертиз. В качестве вещественных доказательств в деле фигурировали 8 дисков с видео-и фотафайлами, извлеченные во время обыска у обвиняемых личные вещи (одежда, маска, шапки и т.д.).

Особое внимание защиты вызвали протоколы осмотров места происшествия (пл. Независимости). Так, в соответствии с первым протоколом осмотра места происшествия, который проходил с 00:00 часов до 4:00 20.12.2010 г. путем фронтального обзора (в соответствии с данной схемой осматривалась вся территория площади), было обнаружено только семь предметов, из них три - салфетки с пятнами бурого цвета. Согласно второму протоколу осмотра, с места происшествия ничего не изымалось, но велась видеосъемка (видео в суд представлено). Согласно третьему протоколу осмотра, проводившемуся в 15:00 20.12.2010 г. (спустя более 15 часов после разгона митинга) на площади находились канистры с какой-то жидкостью, бутылки с жидкостью (предварительно с горючей), железные арматуры, лопаты, топор, ледорубы, газовые баллончики, шумовые гранаты и т.д. Информации о принятых мерах по недопущению прохода посторонних лиц на место происшествия, его оцеплении в материалах дела нет.

Согласно материалам экспертиз изъятых с места происшествия предметов, они не относятся к категории холодного оружия, взрывчатых или горючих веществ.

В суде были просмотрены видео-и фотафайлы.

Большинство из них касались событий на пл. Независимости. Кроме того были продемонстрированы личные фото и видео П. Виноградова. На одном из таких видеофайлов видно, как горит деревянная конструкция, на которую наклеена фотография А. Лукашенко. В низу эта конструкция обмотана тканью красно-зеленого цвета. Визуально при этом установить, что эта ткань является полотнищем государственного флага Республики Беларусь, невозможно.

На просмотренных видеоматериалах видно, как обвиняемый Д. Дрозд наносит как минимум два удара мегафоном по деревянным заграждениям (столам) в проемах дверей Дома Правительства. Также на видео видно, как обвиняемый А. Протасеня вырывает милицейский щит, которым был заставлен оконный проем Дома Правительства, наносит несколько ударов по щитам, как в ответ сотрудники милиции отбиваются из-под щитов дубинками. Обвиняемый П. Виноградов зафиксирован у дверей Дома Правительства, где он в маске наносит удары молотком по деревянным заграждениям в проемах Дома Правительства. Также представлены фото, где П. Виноградов сфотографирован в этой же одежде, что и на видео. Обвиняемый А. Киркевич находится в толпе людей, которая явно напирает на него. Непосредственно перед ним находится осужденный ранее В. Порфенков, который совершает активные действия (наносит удары по деревянным заграждениям). Из продемонстрированного видео трудно сделать вывод о том, наносил один удар по деревянным заграждениям А. Киркевич или нет. В. Хомиченко заснят во многих ракурсах, где он сначала бьет по стеклу, затем по дверным конструкциям и заграждениям, в том числе, с использованием скребка для снега, ломает уплотнитель на дверях. Откуда он взял скребок, на видео не видно.

Участия обвиняемых в насилии над личностью, поджогах, вооруженном сопротивлении сотрудникам милиции, уничтожении имущества видео не зафиксировало.

Представленное видео показывает в основном лишь небольшой кусок площади, непосредственно у дверей Дома Правительства. На видео фактически нет общих планов, которые бы давали представление о масштабности того, что происходило на площади, о количестве участников, количестве демонстрантов, которые совершают активные действия. Видео явно смонтировано из нескольких видеокамер. На нем нет хронометража, даты, поэтому трудно получить представление о длительности момента битья стекол, начале этого и окончании. Действия ПМСН (первой цепи), которые выбежали и выстроились перед крыльцом Дома Правительства, засняты с той стороны, где фактически не происходило никаких столкновений с демонстрантами. По другую сторону цепи видны стычки с демонстрантами, но сказать, что там происходит, фактически невозможно. Видео не подтверждает показания пострадавших о насилии в отношении них со стороны демонстрантов (на видео не видно вытягивания милиционеров из цепи в толпу, срывания шлемов, нанесения ударов и т.д.). Отдельная часть видео снята внутри здания Дома Правительства, где видны милиционеры, которые забаррикадировали двери и окна Дома Правительства щитами и деревянными столами. На видео также не было видно, чтобы демонстранты использовали против милиции какие-то специальные приспособления (топоры, лопаты, арматуры, бутылки), не зафиксировано поджогов или подготовки к ним.

Защита отмечала, что в деле нет надлежащего, в соответствии с нормами Уголовно-процессуального кодекса, описания данного видеоматериала: кем и на каком оборудовании изготовлен, кому передан, кто делал нарезку кадров и т.д. Защита считает, что при таких обстоятельствах видео не может являться допустимым доказательством и должно быть изъято из доказательной базы по делу.

Защита заявляла ходатайство о предъявлении из Центра видеонаблюдения оперативно-дежурной части ГУВД Мингорисполкома записи событий 19 декабря на пл. Независимости с 18:00 до 24:00. Также адвокаты заявляли о приобщении видеоматериалов, которые представлены БХК и другими независимыми источниками. Защита обосновывает данные ходатайства тем, что данные видеоматериалы содержат другие, отличающиеся от представленных следствием, ракурсы и общий вид, что является важным для определения квалификации событий 19 декабря 2010 г. Однако суд не удовлетворил данные ходатайства.

Прокурор заявил ходатайство о приобщении к письменным материалам дела двух судебных приговоров, вступивших в законную силу (по делу В. Порфенкова и по делу Молчанова, Новика, Отрощенкова), поскольку, согласно нормам УПК, факты, установленные в предыдущих судебных процессах, не подлежат доказательству и носят обязательный характер для суда. По мнению прокурора, данными приговорами установлен факт массовых беспорядков 19 декабря 2010 г. на пл. Независимости. Защита выступила против заявленного ходатайства, поскольку данные приговоры касаются действий других лиц и не оглашались в судебном процессе. Суд удовлетворяет ходатайство и приобщает приговоры к письменным материалам дела.

Прения сторон

Государственное обвинение

Первым выступил представитель государственного обвинения, который сказал, что вина обвиняемых полностью доказана. По мнению прокурора, конструкция обвинения выглядит таким образом, что сначала идет описание всех событий 19 декабря 2010 г. и общий результат действий других лиц, а затем конкретно описываются действия каждого обвиняемого. По мнению прокурора, не смотря на ​​то, что никто из обвиняемых не признал вину в полном объеме, все они фактически признали те действия, которые им инкриминировались.

Двое из обвиняемых имели прежние судимости, которые не были погашены или сняты на момент рассмотрения дела в суде. Так, В. Хомиченко был осужден в 2010 г. за кражу до трех месяцев ареста и, полностью отбыв срок наказания, был освобожден 9 декабря 2010 г. П. Виноградов 26.05.2008 г. был осужден по так называемому "делу 14-ти" к двум годам ограничения свободы без направления в исправительные учреждения открытого типа по ст. 342 УК (организация или активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок), амнистирован без снятия судимости в 2009 г. В связи с этим прокурор полагал, что в отношении них имеет место простой рецидив.

Прокурор просил наказать Д. Дрозда тремя с половиной годами лишения свободы, А. Киркевича и П. Виноградова - четырьмя годами лишения свободы, А. Протасеню и В. Хомиченко - тремя годами лишения свободы в условиях колонии усиленного режима. Кроме того, прокурор считал необходимым применить в отношении В. Хомиченко условия принудительного медицинского лечения от алкоголизма по месту отбывания наказания. Также прокурор предложил считать факт совершения преступления Хомиченко в нетрезвом состоянии как отягчающие вину обстоятельства.

Защитники

Защитники просили оправдать обвиняемых в связи с отсутствием в их действиях состава преступления по ч. 2 ст. 293 УК Республики Беларусь.

Все защитники были категорически не согласны с квалификацией действий своих подзащитных как участие в массовых беспорядках. Они не были согласны с тем, что события 19-го декабря 2010 г. на пл. Независимости представляли собой массовые беспорядки, поскольку действия относительно небольшой группы людей, которые не были продолжительными по времени, не нанесли значительных потерь имущества (14 млн. рублей согласно гражданскому иску) и не сопровождались погромами, поджогами, вооруженным сопротивлением милиции, не являются массовыми беспорядками и ни в коем случае не представляли угрозы общественной безопасности. При этом защитники отметили, что некоторые действия подзащитных являлись нарушением общественного порядка, но эти нарушения не образуют состава преступления по ч. 2 ст. 293 УК.

Защитник В. Хомиченко отметила, что в силу особенностей психофизического развития ее подзащитный имеет трудности в ориентации в конкретных ситуациях, трудности в абстрактном мышлении, и он не мог адекватно оценить сложившуюся ситуацию и свою роль в ней, соответственно он не мог иметь умысла на участие в массовых беспорядках. Также защитник выразила несогласие с прокурором относительно того, что Хомиченко был в нетрезвом состоянии, так как это не подтверждено результатами экспертизы.

Защитник Д. Дрозда отметила, что потерпевший М. Шилко не смог ответить, нанес ли ее подзащитный ему удар по рукам, и не имеет претензий к Д. Дрозду.

Адвокат А. Кирекевича отметила, что в суде не было представлено ни одного доказательства того, что ее подзащитный совершал предъявленные ему действия: уничтожал имущество, наносил удары по щитам милиции. Она указала на неконкретную формулировку обвинения типа "совершал другие активные действия". Она отметила, что приговор не может строиться на мнениях, а только на фактах, и любые сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого. Также она отметила, что как адвокат не могла в полной мере реализовать право на свидания с подзащитным без ограничения времени и количества свиданий, поскольку администрация СИЗО КГБ не разрешала свидания, мотивируя отсутствием возможностей (свободных комнат для свиданий). Адвокат расценил это как нарушение права на защиту А. Киркевича, гарантированное ему ст. 62 Конституции Республики Беларусь.
 
Приговор

Судья Алла Булаш признала всех обвиняемых виновными в совершении преступления по ч.2 ст. 293 УК и приговорила:

Павла Виноградова - к 4 годам лишения свободы в колонии усиленного режима.

Александра Киркевича - к 4 годам лишения свободы в колонии усиленного режима.

Дмитрия Дрозда - к 3 годам лишения свободы в колонии усиленного режима.

Владимира Хомиченко - к 3 годам лишения свободы в колонии усиленного режима.

Андрея Протасеню - к 3 годам лишения свободы в колонии усиленного режима.

Последние новости

Партнёрство

Членство