Аналитический обзор судебного процесса по делу Никиты Лиховида

2011 2011-03-30T12:03:42+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/likhavidnasudzie.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Выводы Правозащитного центра "Весна":

1. Выделение дела Н.Лиховида в отдельное производство является незаконным, поскольку предварительное следствие по событиям 19 декабря 2010 г. еще не завершено, факт массовых беспорядков, их организации конкретными лицами, не установлен.
2. Практика выделения отдельных дел позволяет следствию допускать разнообразные манипуляции в виде присоединения к делу потерпевших, которые не фигурировали в качестве таковых в ходе предварительного следствия по конкретной, выделенной в отдельное производство, делу.
3. В ходе рассмотрения дела в суде не представлено доказательств, что 19 декабря 2010 г. в Минске на пл. Независимости имели место массовые беспорядки, сопровождавшиеся совокупностью таких действий как: поджоги, погромы, насилие над личностью, уничтожение имущества, вооруженное сопротивление представителям правоохранительных органов власти.
4. В суде не представлено доказательств совершения Н.Лиховидом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса Республики Беларусь, а именно непосредственного совершения им одного или нескольких противоправных действий, характерных для массовых беспорядков (поджоги, погромы, насилие над личностью, уничтожение имущества, вооруженное сопротивление представителям правоохранительных органов власти). Нанесение нескольких ударов Н Лиховидом по деревянным конструкциям, которые находились в дверных проемах Дома Правительства, по нашему мнению, не является доказательством уничтожения имущества, поскольку данные конструкции не были указаны гражданским истцом (ГГО Администрации Президента Республики Беларусь) в перечне уничтоженного имущества.
5. Доказательств совершения других действий Н. Лиховидом на пл. Независимости 19-го декабря 2010 г. суду не представлено.

В связи с этим правозащитный центр "Вясна" считает, что:

1. Вынесенный судом Партизанского района г. Минска приговор о наказании Никиты Лиховида 3 годами и 6 месяцами лишения свободы незаконный и политически мотивированный.

2. Никита Лиховид является политическим заключенным, в связи с чем Правозащитный центр "Вясна" настаивает на его оправдании и немедленном освобождении.


Краткое описание судебного процесса:

22 марта 2011 г. в суде Партизанского района г. Минска начались судебные слушания по уголовному делу, которое было возбуждено против Никиты Лиховида. Дело слушалось в течение четырех дней, с перерывом в связи с болезнью адвоката. 22 - 24 марта и 29 марта.

Дело рассматривала судья Наталья Пыкина.


Государственное обвинение поддерживал прокурор Антон Загоровский.
Защиту Н.Лиховида осуществляла адвокат Минской городской коллегии адвокатов Дарья Липкина.


Обвинение. Согласно предъявленным обвинением, Никита Лиховид совершил преступление по ч. 2 ст. 293 УК Республики Беларусь - участие в массовых беспорядках. Согласно следствию, Н. Лиховид вместе с толпой, которая действовала как единое целое, предпринимал насильственные действия, пытаясь прорваться в Дом Правительства, уничтожал имущество. При этом другие участники толпы пронесли на себе предметы для нанесения повреждений и поджогов и использовали их. В результате этих действий было уничтожено имущество и нанесен материальный ущерб в размере 14 млн. рублей.

В начале процесса представитель государственного обвинения заявил ходатайство о признании потерпевшими по делу 14-ти сотрудников полка милиции специального назначения (ПМСН), которые не фигурировали в деле во время предварительного следствия. Таким образом, вместе с 15-ю пострадавшими, которые уже фигурировали в деле, число пострадавших составило 29 человек.

Защита заявила ходатайство о приостановлении рассмотрения дела в связи с тем, что следствие по событиям 19 декабря 2010 г. еще ведется и факт массовых беспорядков не был установлен. Также защита возражала признанию судом дополнительных 14-ти пострадавших, поскольку они не фигурировали в деле на этапе предварительного следствия.

Ходатайство защиты не было удовлетворено судом. Судья постановила признать 14 человек потерпевшими по делу.

После государственный обвинитель начал допрос обвиняемого Никиты Лиховида. Никита Лиховид суду показал, что пришел на пл. Октябрьскую, где искал свою знакомую. Затем прошел с демонстрантами по пр. Независимости до пл. Независимости. Там он оказался в рядах демонстрантов, которые стояли у входа в Дом Правительства. Там, поддавшись "эффекту толпы", он нанес несколько ударов по деревянным заграждениям, которыми были забаррикадированы уже выбитые окна и двери Дома Правительства. Вину свою частично признал (в части нанесения ударов по деревянным конструкциям) и сожалеет, что их совершил. В целом показания Н.Лиховида были последовательны и совпадали с показаниями, которые он давал на предварительном следствии.

После допроса обвиняемого начался допрос потерпевших.

Потерпевшие. Все 29 потерпевших по делу являлись сотрудниками ПМСН, которые 19-го декабря 2010 г. осуществляли охрану общественного порядка и прибыли к Дому Правительства, чтобы пресекать противоправные действия демонстрантов, которые били стекла в Доме Правительства. 15 пострадавших фигурировали в деле на этапе предварительного следствия (протоколы их допросов, судебно-медицинские экспертизы и т.д.). Стоит напомнить, что эти же 15 пострадавших проходили ранее по делам граждан РФ И.Гапонова и А.Бреуса, а также Д.Медведя. 14 дополнительных потерпевших на этапе предварительного следствия в деле не фигурировали и были признаны потерпевшими 22-24 февраля 2011 г. - после выделения в самостоятельное дела Н.Лиховида.

В своих показаниях пострадавшие показали суду, что им поступил приказ "очистить" от людей территорию, которая прилегала к крыльцу Дома Правительства. Кто и как начал бить стекла, они не видели, прибыли, когда окна уже были разбиты. Большинство пострадавших показало, что в отношении их демонстрантами применялось насилие: им наносили удары ногами и руками по щитам, некоторых выхватывали из цепи и наносили удары руками и предметами по голове и телу, против двух использовали порошковый огнетушитель. Фактически все потерпевшие подтвердили, что количество людей, которые совершали активные действия на крыльце перед дверью Дома Правительства, составило от 35 до 50 человек - с учетом корреспондентов с фото- и видеооборудованием.

Пострадавшие утверждали, что получили повреждения различной степени тяжести и были вынуждены обратиться за медицинской помощью в ведомственный госпиталь МВД. Там им оказали помощь, их осмотрели врачи и установили диагнозы. Однако в 22 случаях пострадавшим не подтверждены и не установлены повреждения судебно-медицинской экспертизой. В 11 случаях пострадавшие, несмотря на неоднократные уведомление о явке, не явились для осмотра экспертом, а госпиталь МВД не выслал судебно-медицинской экспертизе необходимые медицинские документы. В 11 остальных случаях, несмотря на то, что пострадавшие были осмотрены (на момент осмотра повреждений не было найдено), необходимые для экспертизы медицинские документы отосланы экспертам не были, что также не позволило установить повреждения и их степень. Все их повреждения зафиксированы лишь записями в журнале регистрации поступлений в госпитале МВД, что не является надлежащей фиксацией полученных повреждений. Кроме показаний самих потерпевших о насилии в отношении них со стороны демонстрантов, другими показаниями по делу, в том числе показаниями свидетеля Олега Гулака и видеоматериалами, эти показания ничем не подтверждаются. Все пострадавшие показали суду, что оружия, поджогов, вооруженного сопротивления сотрудникам милиции они не видели. Никто из потерпевших не указал на обвиняемого Н. Лиховида как на лицо, которое они видели 19-го - все потерпевшие видели его впервые и претензий к нему не имели, пострадавшими себя от действий Н.Лиховида не считают.

Свидетели. По делу в качестве свидетелей были допрошены восемь человек - один со стороны обвинения и семь со стороны защиты.

Со стороны обвинения в качестве свидетеля был допрошен сотрудник ПМСН Александр Богданов. Именно А. Богданов составлял рапорт о совершении Н.Лиховидом административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 23.34 КоАП Республики Беларусь - участие в несанкционированном массовом мероприятии. Также А. Богданов был указан в качестве свидетеля в протоколе об административном правонарушении, который был составлен в отношении Н.Лиховида после его задержания милицией на пл. Независимости. Согласно составленным рапорту и протоколу об административном правонарушении, Н.Лиховид принимал участие в несанкционированном массовом мероприятии, выкрикивал лозунги "Жыве Беларусь" и "Уходи", на требования сотрудников милиции прекратить противоправные действия не реагировал, чем нарушил порядок проведения массовых мероприятий и был задержан сотрудником милиции А.Богдановым. 20 декабря суд признал его виновным в совершении правонарушения и нарушения ч.1 ст. 23.34 КоАП и приговорил к административному аресту.

Во время допроса в суде свидетель Богданов сказал, что о действиях Н.Лиховида на пл. Независимости он рассказать не может, не помнит их. Писал рапорт о том, что задержал Лиховида, как писал рапорт - не помнит. При этом свидетель еще раз, отвечая на вопросы адвоката, показал, что не видел, что делал Лиховид на площади. Вывод о том, что Лиховид совершили правонарушение, которое он описывал в рапорте и которое указано в протоколе об административном правонарушении (выкрикивал лозунги и т.д.), свидетель Богданов сделал, потому что увидел последнего среди задержанных в ЦИП на ул. Окрестина и ему было известно, что был приказ задерживать наиболее активных участников.

Лиховид пояснил суду, что свидетель Богданов его не задерживал и никаких материалов об административном правонарушении в отношении его не составлял.

29 марта защита заявила ходатайство о допросе семи свидетелей со стороны защиты. Судья ходатайство удовлетворила. Семь свидетелей, среди которых был и председатель Общественного объединения "Движение за свободу" Александр Милинкевич (Н. Лиховид является членом данного объединения), дали характеристику личности обвиняемого. Все свидетели характеризовали Никиту положительно, как человека с активной гражданской позицией, спокойного, доброго, интеллигентного и образованного человека.

Также судом был допрошен в качестве свидетеля председатель РОО "Белорусский Хельсинкский Комитет" Олег Гулак. Последний суду показал, что 19 декабря 2010 г. вместе с другими членами БХК осуществлял наблюдение за ходом массового мероприятия. Гулак, в частности, показал суду, что наблюдение начал осуществлять еще на пл. Октябрьской и проследовал по тротуару параллельно с головой колонны. Впереди колонны он не узнал кого-либо из известных ему лидеров оппозиции. Также Гулак отметил, что по всему пути следования колонны демонстрантов по проезжей части пр. Независимости никаких насильственных действий в отношении лиц или имущества демонстранты не осуществляли, каких-то предметов типа арматуры, палок, лопат в руках демонстрантов он не видел. В целом расценивает демонстрацию как абсолютно мирную. Затем он проследовал с демонстрантами до пл. Независимости в район Костела св. Симона и Елены (Красного костела). Слышал призывы Санникова идти к Дому Правительства. Никаких призывов к насильственным действиям и погромам не было. У входа в Дом Правительства видел около 10-ти человек, которые начали наносить удары по стеклу двери здания. Свидетель находился в метрах 20-ти от двери Дома Правительства. Видел, как три-четыре человека стали бить стекла, а журналисты это снимали. В метрах 20-ти Гулак заметил людей в штатском, которые, по его мнению, представляли спецслужбы. Свидетеля удивил факт того, что небольшая группа людей бьет стекла и никто не останавливает их, не предупреждает об ответственности. О. Гулак обратился к людям в штатском с вопросом, почему они не прекращают данные противоправные действия. Эти люди сказали, что они здесь не командиры. Также свидетель говорил, что по бокам площади он видел сконцентрированные большие силы милиции и спецназа, однако на крыльце Дома Правительства никого не было, никаких призывов, в том числе по звукоусиливающему оборудованию. Всего на крыльце было около 40-50 человек, большинство из них - журналисты. Только спустя 20-30 минут появились ряды сецназа. Они бежали через толпу, сопротивления им фактически не было. Они выстроились цепью, битье стекол прекратилось. О. Гулак отошел к трибуне у памятника Ленину и наблюдал за событиями оттуда. С трибуны слышал призывы остановиться и не поддаваться на провокации. В частности, кандидат в президенты В. Римашевский неоднократно лично призвал людей не бить стекло и не делать провокаций против милиции. О. Гулак отметил, что цепь милиции была явно гораздо меньше по численности, чем количество демонстрантов. По его мнению, это могло быть сделано специально в целях провоцирования демонстрантов на активные действия против милиции. Вообще,  отсутствие реакции милиции длительное время на противоправные действия граждан, которые били стекла, сама по себе действовала провокационно и могла способствовать вовлечению большого количества демонстрантов в противоправные действия. Призывов от кандидатов к насильственным действиям не было. Кандидаты в президенты Санников и Статкевич призвали добиваться переговоров с представителями Правительства. Затем на площадь вошли большие силы спецназа и военнослужащих внутренних войск, которые часто с необоснованной жестокостью, с использованием физической силы и спецсредств начали разгон митинга. Люди на площади были рассеченные на две части, те, кто не успел убежать из круга, были задержаны и загружены в спецтранспорт. При этом какого-то сопротивления милиции свидетель не видел. О. Гулак расценивает произошедшее 19 декабря как локальное нарушение правопорядка небольшой, относительно основной массы демонстрантов, численностью граждан.

Письменные материалы дела и вещественные доказательства. Письменные материалы по делу состояли из трех томов и включали в себя протоколы допросов обвиняемого, потерпевших, другие материалы дела. Значительное количество материалов составляли результаты судебно-медицинских и других экспертиз, ​​в том числе экспертиз найденных на месте происшествия предметов: арматуры, топора, ледорубов, бутылок с жидкостью и тканью. По итогам данной экспертизы эти предметы не относятся к оружию и взрывчатым, зажигательным веществам.

В качестве вещественного доказательства в суде было просмотрено видео продолжительностью в 30 минут, на котором были запечетлены события 19-го декабря. На видео зафиксирован Лиховид, который толкает деревянные конструкции в Доме Правительства, при этом стекло в разъёмах уже выбито, также Лиховид передает кому-то щит, отнятый у сотрудника милиции, который находился внутри здания. Других действий Лиховида на видео нет. Надо отметить, что видео снято локально, на нем нет крупных планов, которые бы давали представление о действиях всех демонстрантов на площади и позволяли бы судить о том, имели ли место массовые беспорядки. Также на видео зафиксированы действия ПМСН в течение только трех минут, что не позволяет говорить о характере действий демонстрантов в отношении милиции.

Надо отметить, что адвокатом несколько раз заявлялись ходатайства о затребовании судом дополнительных видеоматериалов от ГУВД Мингорисполкома, отснятых 19 декабря 2010 г. Однако судом ходатайства удовлетворены не были.

29 марта судебное следствие было завершено и стороны выступили в судебных прениях.

Государственный обвинитель Антон Загоровский посчитал вину Н. Лиховида полностью установленной и доказанной и предложил с учетом смягчающих и отягчающих вину обстоятельств наказать обвиняемого 4 годами лишения свободы в условиях усиленного режима. Смягчающими вину обстоятельствами прокурор предложил считать положительные характеристики обвиняемого, его молодой возраст и то, что он ранее не привлекался к уголовной ответственности. Что конкретного он считал отягощающими вину обстоятельствами - прокурор не уточнял. Также во время речи прокурор допустил ряд неподтвержденных доказательствами предположений.

Защитник Дарья Липкина в своем выступлении подробно остановилась на составе преступления по ст. 293. Она в частности отметила, что в Беларуси нет сложившейся судебной практики по делам о массовых беспорядках и уголовное дело по данной статье возбуждено впервые. Адвокат отметила, что согласно Уголовному кодексу массовые беспорядки должны сопровождаться совокупностью действий: поджогами, погромами, насилием над личностью, уничтожением имущества, вооруженным сопротивлением сотрудникам правоохранительных органов. Она отметила, что уголовный закон не содержит указаний на возможность совершения только одного из перечисленного выше набора действий (в стаье нет слов "или", "либо"). При этом при массовых беспорядках толпа должна быть как единая, разъяренная, разрушительная сила, которая действует в едином порыве.

Она отметила, что следствием не представлено доказательств подготовки к поджогам или самих поджогов.

Не представлено доказательств того, что демонстранты оказывали вооруженное сопротивление, т.е. с использованием оружия, которое соответствует критериям, определенным Законом Республики Беларусь "Об оружии".

Под погромами тоже надо понимать не локальные, а более масштабные действия, связанные с грабежами, уничтожением имущества, применением силы.

Касательно насилия над лицами адвокат обратила внимание на то, что в отношении 22 потерпевших экспертизой повреждения не подтверждены и не установлены. Нет доказательств, кто совершал насилие, нет таких фактов и на представленном следствием в суд видео. Также адвокат считает, что участие 14-ти пострадавших в деле нарушает нормы Уголовно-процессуального кодекса, поскольку их участие в предварительном следствии не закреплено соответствующим постановлением следователя и в ходе предварительного следствия они в деле не фигурировали.

Относительно действий обвиняемого адвокат отметила, что фактически его участие в массовых беспорядках, по мнению следствия, определялся только уничтожением имущества - деревянных конструкций в проемах Дома Правительства. Доказательств совершения Лиховидом других действий суду представлено не было. Относительно имущества защитник отметила, что никаких деревянных конструкций в перечне поврежденного или уничтоженного имущества, указанном гражданским истцом, нет (8 метров водосточной трубы, стекло, стеклопакеты, пять кустов можжевельника). Поэтому она считает вину недоказанной из-за отсутствия событий преступления (массовых беспорядков) и состава преступления в действиях Лиховида. Адвокат просила суд учесть положительные характеристики последнего и вынести оправдательный приговор.

В 18.00 суд огласил вынесенный приговор - 3 года 6 месяцев лишения свободы в условиях усиленного режима. Таким образом, Никита Лиховид был признан виновным в совершении преступления по ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

Последние новости

Партнёрство

Членство