Заключение экспертов и юристов ПЦ «Весна» по уголовному делу Максима Кучинского по ст. 364 УК

2020 2020-12-17T14:10:05+0300 2020-12-17T14:53:25+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/kuchynski-slonim-sud.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Максим Кучинский. Фото: Газета Слонимская

Максим Кучинский. Фото: Газета Слонимская

Четвертого ноября в Слониме был вынесен приговор местному жителю Максиму Кучинскому, которого обвинили в насильственных действиях против сотрудника милиции (ст. 364 УК РБ). Судья Александр Ермолик признал его виновным и наказал двумя годами ограничения свободы без направления в учреждения закрытого типа ("домашняя химия").Юристы и эксперты ПЦ "Весна" проанализировали дело Кучинского и пришли к следующим выводам.

Хроника уголовного преследования 4 ноября: суды за насилие в отношении сотрудников милиции

В Беларуси суды начали рассмотрение уголовных дел по статье 364 Уголовного кодекса, связанных с насилием, либо угрозой применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел, а также за участие в массовых беспорядках, либо за активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок.

Контекст, законодательство о мирных собраниях, соблюдение и поощрение прав и свобод

В мае 2020 года стартовала кампания по выборам президента Республики Беларусь. Предвыборная ситуация характеризовалась невиданными по масштабам и характеру репрессиями в отношении претендентов, кандидатов, членов их штабов, активистов и обычных избирателей: более 1 500 граждан стали жертвами произвольных задержаний, арестов и несправедливых судебных взысканий. Несколько десятков человек подверглись уголовному преследованию, из них 25 человек правозащитным сообществом были признаны политическими заключенными.

Повсеместные нарушения избирательного законодательства, давление на избирателей, непрозрачная деятельность избирательных комиссий предсказуемо вылились в недоверие к навязчиво прогнозируемым, а после и объявленным властями результатам выборов. Это обстоятельство в совокупности с созревшим в обществе запросом на политические перемены послужило триггером к массовым мирным выступлениям граждан в большинстве городов страны с протестами против фальсификации выборов. Эти мирные акции протеста власти поспешили необоснованно отнести к разряду массовых беспорядков. Несмотря на это демонстранты были атакованы спецподразделениями МВД с непропорциональным применением физической силы, спецсредств и оружия.

Следует подчеркнуть, что законодательство о массовых мероприятиях в Беларуси содержит существенные недостатки, которые существенным образом препятствуют реализации права на мирное собрание и свободы выражения мнения: Европейская комиссия за демократию через право (Венецианская комиссия) совместно с Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ после обсуждения закона «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь» на предмет его соответствия международным нормам в 2012 году признала закон не соответствующим международным стандартам в области прав человека. В частности, подвергнуты критике определения массовых мероприятий в Законе, ограничение доступности общественных мест для проведения собраний, разрешительный порядок проведения. За любые, даже формальные, нарушения Закона предусмотрена ответственность в виде крупных штрафов (до 50 базовых величин – 1350 белорусских рублей) и административного ареста сроком до 15 суток за каждый факт нарушения. Характер ограничений, налагаемых Законом, и применяющихся на практике в совокупности таков, что практически исключает возможность реализации права на мирное собрание и свободы выражения мнений.

Общественность и власти резко расходятся в оценке правомерности таких ограничений; власти требуют неукоснительного соблюдения ограничительных требований, толкуя каждый из актов неповиновения как противоправное деяние. Такое толкование позволяет властям расценивать акты неповиновения своим завышенным требованиям, которые сами по себе направлены лишь на реализацию международно признанных прав и основных свобод (как правило, в отсутствие допустимых причин для ограничений этих прав и свобод) как нарушения закона, и применять насилие для прекращения этого «нарушения».

Правозащитники и международные организации неоднократно критиковали власти за такого рода практику. В частности, Комитет по правам человека ООН в Заключительных замечаниях по пятому периодическому докладу Беларуси в 2018 году рекомендовал «пересмотреть свои законы, подзаконные акты и практику, в том числе Закон «О массовых мероприятиях», чтобы гарантировать возможность пользования в полной мере правом на свободу собраний как в законодательстве, так и на практике, и обеспечить, чтобы любые ограничения на свободу собраний, в том числе путем применения административных и уголовных наказаний к лицам, реализующим это право, соответствовали строгим требованиям статьи 21 Пакта. Государству-участнику следует незамедлительным и действенным образом расследовать все случаи чрезмерного применения силы сотрудниками правоохранительных органов, произвольных арестов и задержаний участников мирных протестов и привлечь к ответственности виновных».

Мы, юристы и эксперты ПЦ «Весна», разделяем и поддерживаем такие подходы и подчеркиваем, что задержание участников мирных собраний является произвольным, а с точки зрения и применительно к терминам национального права – не является «законной деятельностью» сотрудников органов внутренних дел, иных лиц, «выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка».

Соблюдение процедуры судебного заседания:

  • Судья: Ярмолик А.И.
  • Прокурор: Русакевич В.А.
  • Обвиняемый: Кучинский Максим Вадимович
  • Потерпевший: Герасимчик М.П.

Заявление о применении пыток и/или жестокого, бесчеловечного, унижающего обращения: не поступало.

Обеспечение эффективной защитой

  • Адвокат Щепетков А.А., Гродненская областная коллегия адвокатов

Установленные приговором обстоятельства

Максиму Кучинскому вменено применение насилия в целях воспрепятствования законной деятельности в отношении сотрудника ОВД Герасимчика М.П. в ходе задержания тем участницы мирного собрания В. Ерш, при котором Кучинский обхватил потерпевшего сзади обеими руками за туловище, стал останавливать и удерживать, а затем в обхвате повалили его назад, отчего они оба упали на ступени. Потерпевший ударился о ступени левой частью туловища, и с него слетела фуражка. Телесных повреждений потерпевшему не причинено. Повреждение формы потерпевшего на сумму 3 рубля произошло в процессе оттягивания Кучинского от потерпевшего сотрудниками милиции. Моральный вред потерпевший оценил в 1000 рублей. 

Обвиняемый не признал вину и утверждал, что после произвольного задержания участницы мирного собрания В. Ерш («девушка с бело-красно-белым флагом на плечах») люди начали этим возмущаться, он двинулся за задержанной и милиционерами. В определенный момент его «кто-то ударил или толкнул в область затылка, от чего он потерял сознание или ориентацию в пространстве и каким-то образом оказался около сотрудника милиции, до которого было расстояние около пяти метров… пришел в себя, когда лежал на ступенях и держал сотрудника милиции двумя руками в обхвате за туловище, забросив на него ногу». 

Давая оценку приговору, эксперты и аналитики ПЦ «Весна» отмечают следующие обстоятельства:

  • суд не подвергал оценке на законность действия сотрудников милиции по необоснованному прекращению участие граждан в мирном собрании, задержания граждан с точки зрения требований Закона «Об органах внутренних дел», а также не учитывал обязательств государства по Международному пакту о гражданских и политических правах по обеспечению свободы мирных собраний и выражению мнения;
  • мы не учитываем позицию обвиняемого относительно целей и обстоятельств совершение вмененных ему действий, уважая его право не свидетельствовать против себя и имея в виду объективную информацию о повсеместных актах пыток и запрещенного обращения в отношении политических оппонентов власти и избирателей, недовольных фальсификацией властями итогов выборов, однако отмечаем, что и судом объективной оценки противоречивых показаний свидетелей не дано: суд отверг показания гражданских свидетелей в пользу показаний сотрудников милиции без убедительной мотивировки;
  • суд взыскал в пользу потерпевшего материальное возмещение морального вреда в полном размере относительно заявленного (1000 рублей соответственно), не приводя в приговоре обоснования такого взыскания. 

Установлено, что обвиняемый положительно характеризуется, а также установлено наличие обстоятельств, смягчающих его ответственность – наличие на иждивении малолетнего ребенка и добровольное возмещение вреда. Обстоятельств, отягчающих вину, не установено.

Преступление, предусмотренное ст. 364 УК, относится к категории менее тяжких. Судом избрано один из наименее жестких видов наказания.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ВЫВОДЫ

Наблюдение за данным уголовным делом в итоге дает возможности сделать выводы, имеющие значение для дальнейших оценок дела и положения обвиняемого.

Эксперты и юристы ПЦ «Весна» усматривают политические мотивы в действиях властей в отношении обвиняемых:

Под политическими мотивами понимаются реальные основания. Важно проанализировать не только публично обозначенные основания решений органов власти, но и выявить их истинные мотивы неприемлемых в демократическом обществе действий или бездействия правоохранительных и судебных органов, иных субъектов властных полномочий, направленных на достижение хотя бы одной из следующих целей:

  1. упрочение либо удержание власти субъектами властных полномочий;
  2. недобровольное прекращение или изменение характера чьей-либо публичной деятельности.

Обе цели усматриваются в действиях властей, представленных в данном деле МВД, Следственным комитетом, прокуратурой и судом: уголовное преследование обвиняемых начато в период усиления репрессий в отношении гражданского общества перед лицом грядущей опасности утраты авторитарной власти президентом государства и утраты влияния выстроенной им системы «исполнительной вертикали власти». Судебное рассмотрение дела прошло в начале ноября 2020 года – после ряда политических событий, которые в корне изменили отношения властей и общества, не воспринимающего более полномочий действующей власти, сохранившей свое положение в результате повсеместных грубых фальсификаций и злоупотреблений в ходе президентских выборов 9 августа, и избравшей единственным инструментом влияния на ситуацию применение брутального физического насилия, выходящего за рамки всех, в том числе национальных, правовых норм, наравне с откровенно сегрегационной практикой реагирования органами правопорядка и судами на нарушение национального закона разными субъектами. В этой обстановке перед государственными институтами, сохранившими лояльность властям, стоит задача тотального подавления мирных протестов, запугивания демонстративно жестокими санкциями различного характера, в том числе – уголовными, всех участников и наблюдателей этих процессов, и принуждения к отказу от осуществления своих прав и свобод.

Перед наблюдением стояла задача установить, был ли обвиняемый лишен свободы в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах. 

Ограничение свободы без направления в учреждение открытого типа при определенных обстоятельствах можно отнести к лишению свободы:

В соответствии с УК, ограничение свободы состоит в наложении на осужденного обязанностей, ограничивающих его свободу, и нахождении его в условиях осуществления за ним надзора органами и учреждениями, ведающими исполнением наказания. Осужденные к ограничению свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа, за исключением лиц, перечисленных в части 5 статьи 55 УК (беременные женщины, нетрудоспособные, несовершеннолетние, др) или получающих образование в дневной форме получения образования, привлекаются к труду в обязательном порядке органами и учреждениями, ведающими исполнением наказания.

Уголовно-исполнительный кодекс устанавливает ряд ограничений, запретов и обязанностей для осужденного. В частности, сотрудники уголовно-исполнительной инспекции и сотрудники других служб территориальных органов внутренних дел имеют право: входить в любое время суток в жилище осужденного; посещать осужденного по месту его работы, учебы; доставлять осужденного для принудительного освидетельствования на предмет употребления алкоголя и запрещенных веществ; использовать электронные средства контроля за местом нахождения осужденного.

Осужденный к ограничению свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа обязан: являться в территориальный орган внутренних дел для регистрации, периодичность и время которой устанавливаются уголовно-исполнительной инспекцией с учетом возможности осужденного к передвижению исходя из состояния его здоровья и возраста. Периодичность регистрации не может превышать четырех раз в месяц; являться по вызову в уголовно-исполнительную инспекцию и другие службы территориального органа внутренних дел для проведения бесед, посещения воспитательных мероприятий, а также дачи письменных объяснений по вопросам, связанным с отбыванием наказания; уведомлять уголовно-исполнительную инспекцию о поступлении на работу, учебу и об изменении места работы, учебы, об изменении места жительства; в свободное от работы, учебы время постоянно находиться в своем жилище или на придомовой территории, не отходя от жилища далее расстояния, определенного уголовно-исполнительной инспекцией, а с девятнадцати до шести часов – в своем жилище; предоставлять возможность беспрепятственного входа в свое жилище сотрудникам уголовно-исполнительной инспекции и уполномоченным сотрудникам других служб территориального органа внутренних дел в целях контроля за соблюдением порядка и условий отбывания наказания; по постановлению начальника территориального органа внутренних дел постоянно носить электронные средства контроля своего места нахождения.

Время выхода осужденного за пределы расстояния от жилища, определенного уголовно-исполнительной инспекцией, к месту работы, учебы устанавливается уголовно-исполнительной инспекцией на основе режима рабочего времени или расписания учебных занятий (занятий) и времени, необходимого на дорогу. Выход осужденного за пределы указанного расстояния для посещения организаций здравоохранения, связи, торговли, бытового обслуживания и других организаций допускается только в пределах населенного пункта до двух часов в день вовремя, установленное уголовно-исполнительной инспекцией. Выход без уважительных причин за пределы расстояния от жилища, определенного уголовно-исполнительной инспекцией, в выходные, государственные праздники и праздничные дни, осужденному запрещен. Выбытие за пределы населенного пункта может быть разрешено осужденному в дневное время для проведения хозяйственных и иных работ. По ходатайству нанимателя, у которого работает осужденный, уголовно-исполнительной инспекцией осужденному может быть разрешен выезд в служебную командировку в пределах территории Республики Беларусь с возложением на него обязанности зарегистрироваться в территориальном органе внутренних дел по месту пребывания. В иных случаях уголовно-исполнительная инспекция может разрешить осужденному выезд в другой населенный пункт в пределах территории Республики Беларусь с возложением на него обязанности зарегистрироваться в территориальном органе внутренних дел по месту пребывания при выезде на срок свыше двух суток. Осужденный, получающий образование в заочной форме получения образования в другом населенном пункте Республики Беларусь, выезжает для участия в учебных занятиях, экзаменационной сессии после представления в уголовно-исполнительную инспекцию вызова (справки-вызова) организации (индивидуального предпринимателя), где обучается осужденный.

Осужденным, отбывающим наказание в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа, запрещается: употреблять алкогольные, слабоалкогольные напитки, пиво, наркотические средства, психотропные вещества, их аналоги, токсические либо другие одурманивающие вещества; посещать места проведения физкультурно-оздоровительных, спортивно-массовых, культурных мероприятий, игорные заведения, торговые объекты, где осуществляется распитие алкогольных, слабоалкогольных напитков, пива, а также жилища иных лиц (Уголовно-исполнительной инспекцией может быть разрешено посещение жилища близких родственников). 

Таким образом, назначенное наказание, не являясь лишением свободы по законодательству Беларуси, имеет определенные признаки такового по международным стандартам: «лишение свободы может иметь и другие формы, и их разнообразие увеличивается с развитием правовых стандартов и подходов», – ЕСПЧ, дело «Гуццарди против Италии». На осужденного будут наложены серьезные ограничения, которые не позволят ему перемещаться по городу и стране без ограничений, запрещают выезд за пределы Беларуси; ему также будет запрещено принимать гостей, за исключением родных; под полный запрет попадет общественная активность, в т.ч. участие в мирных собраниях, под угрозой применения уголовных санкций, включающих лишение свободы.

Обобщая изложенное и имея в виду предыдущую практику правозащитного сообщества, хоть мы в настоящее время и воздерживаемся от признания назначенное обвиняемому наказания лишением свободы, тем не менее, будем внимательно следить за дальнейшей судьбой осужденного и за практической реализацией назначенного ему наказания.

Если обратиться к практике применения наказания по статье 364 УК, можно сделать вывод о том, что к обвиняемому применено наказание, обычное по виду и размеру для подобных случаев.

Вместе с тем, по итогу наблюдения за судебным заседанием юристы и эксперты ПЦ «Весна» полагают, что преследуемый по политическим мотивам обвиняемый вообще не совершил уголовно наказуемого правонарушения: деятельность сотрудников органов внутренних дел, которые задерживали участника мирного собрания выходила за пределы «выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка». Стихийное собрание, проходящее в г. Слониме около 22 часов 9.08.2020 года носило исключительно мирный характер, по стандартам (пункт 131 Руководящих принципов ОБСЕ по свободе мирных собраний) оно должно защищаться властями. Поэтому обвинению и суду следовало квалифицировать действия обвиняемых как совершенное не в связи с выполнением потерпевшими функций охраны общественного порядка и в целом осуществления служебной деятельности, а исходя из тяжести наступивших последствий. Одновременно мы оценили характер действий обвиняемых как случай применения «ответного» насилия, спровоцированного исходным непропорциональным использованием физической силы, спецсредств или оружия, при том, что в деяниях обвиняемого отсутствовал умысел на нанесение несимволического материального ущерба или вреда кому-либо

При этом учитывалось не только формальное наличие закона, устанавливающего ответственность за такое правонарушение, а выдвигались определенные требования к его качеству. Например, закон должен соответствовать международным стандартам, должен быть ясным, доступным, пропорциональным и предсказуемым. Это обязательство не требует от государства абсолютной правовой определенности, что часто просто невозможно, но накладывает определенные обязательства, чтобы правоприменение не было произвольным, и каждый мог предвидеть незаконность тех или иных действий.

Телесных повреждений потерпевшему или повреждений его имущества, которые могли бы стать основанием для уголовного преследования независимо от того, осуществлял ли потерпевший профессиональную деятельность, обвиняемым не причинено.

Никаких санкций за нарушение конституционных прав участников мирного собрания к сотруднику милиции Герасимчику М.П. не применено. Мы усматриваем в этом явную дискриминацию участников конфликта, при которой представители власти имеют поддерживаемый на всех уровнях власти иммунитет от любого характера санкций, в том числе – от уголовного преследования за акты жестокого унижающего обращения, превышение власти, а не представляющие общественной опасности действия представителей гражданского общества караются, как правило – демонстративно жестоко.

В связи с изложенным мы, аналитики и юристы ПЦ «Весна», считаем приговор суда в отношении Максима Кучинского незаконным, необоснованным и политически мотивированным, а уголовное преследование – связанным с мирным осуществлением им права на свободу мирных собраний; призываем пересмотреть вынесенный приговор и прекратить уголовное преследование при соблюдении права на справедливое судебное разбирательство и устранении факторов, повлиявших на приговор.

Последние новости

Партнёрство

Членство