«Это были уже не избиения, это были пытки». Пять историй политзаключенных «Пинского дела» Фото

2020 2020-10-14T13:29:00+0300 2020-10-16T16:29:38+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/pinchuki_90.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Правозащитникам "Весны" известно, что после акций протеста 9-10 августа в Пинске были возбуждены уголовные дела о массовых беспорядках минимум на 13 человек.   

В материалах уголовных дел фигурантов, так называемого «Пинского дела», отмечается, что «в период времени с 20 часов 9 августа до 3 часов 10 августа, находясь на территории города Пинска, в том числе вблизи административного здания Пинского горисполкома, действуя умышленно в группе с Романом Багновцом, Станиславом Михайловым, Артуром Халимончиком, Вячеславом Рогащуком, Еленой Мовшук, Олегом Рубцом, Даниилом Богнатом, Григорием Гунько, Вячеславом Шелеметом, Константином Широких, Сергеем Леженко, Андреем Моцуком, Игорем Соловьем  [13 человек] и иными неустановленными лицами, участвовали в массовых беспорядках, сопровождавшихся погромами, уничтожением имущества, насилием над личностью, выразившемся в причинении телесных повреждений и нанесении побоев сотрудникам органов внутренних дел, то есть преступление, предусмотренное частью 2 статьи 293 Уголовного кодекса».

Практически все фигуранты этого дела взяты под стражу и содержатся в барановичском СИЗО. 9 октября изменили меру пресечения на подписку о невыезде Константину Широких, его выпустили на свободу. Девять фигурантов «Пинского дела» признаны белорусским правозащитным сообществом политическими заключенными.

«Весна» встретилась с родственниками пинских политзаключенных в Барановичах возле СИЗО, куда они приехали все вместе, чтобы передать своим близким передачи. Мы пообщались с ними и нам удалось узнать истории пяти политических заключенных пинчан. С чего началось «пинское дело», как его фигурантами стали Вячеслав Рогащук, Елена Мовшук, Станислав Михайлов, Олег Рубец и Даниил Богнат, что они пишут в своих письмах — читайте в нашем материале. 

Родственники политических заключенных пинчан. Фото: spring96.org
Родственники политических заключенных пинчан. Фото: spring96.org

Короткая справка «Весны» о политзаключенных:

  • Вячеслав Рогащук задержан 10 августа, его избивали на протяжении трех дней, с первого дня после избиений и до сих пор у него в голове шум и звон, в СИЗО ему не оказывается медицинская помощь по этому поводу;
  • Друзья-фанаты ФК «Волна» Олег Рубец и Даниил Богнат задержаны 10 августа, их избивали на протяжении трех дней;
  • Елена Мовшук задержана 10 августа, после задержания в камере оказалось голой и избитой, в СИЗО стоит на учете как склонная «к захвату администрации с захватом заложников»;
  • Станислав Михайлов задержан 9 августа в кафе за чашкой кофе, избивали при задержании, больше информации нет.

Что произошло в ночь с 9 на 10 августа возле Пинского горисполкома?

Как рассказывают пинчане, вечером 9 августа люди начали собираться возле своих избирательных участков, чтобы узнать результаты выборов по своим районам. Однако там их начали отправлять к Пинскому городскому исполнительному комитету. Члены избирательных комиссий объясняли это тем, что все данные уже переданы в горисполком. Они  говорили, что людям там скажут результаты.

«Получается, что они сами собрали людей возле горисполкома», — рассказывают родственники политзаключенных.

«Людей заманили туда обманом и собрали таким путем возле горисполкома, а потом еще и спровоцировали на агрессию».

Когда вечером 9 августа возле горисполкома собралось около тысячи человек, к ним вышел с мегафоном начальник Пинского ГОВД Дмитрий Коровяковский и чиновник. Было предложено выдвинуть от людей пять делегатов, которые смогут пообщаться с руководством города. По словам пинчан, люди просто хотели узнать результаты выборов. Когда пять человек вошли в здание горисполкома, начальник милиции сказал всем ожидать. Возле здания горисполкома они прождали около двух часов, но своих пяти делегатов в тот вечер они так и не дождались.

«Люди спокойно ждали их: они разговаривали, пели песни, хлопали, смеялись. Они вели себя мирно, никто никакой агрессии не проявлял. Рядом стояли местные сотрудники милиции со щитами, но к ним никто даже не подходил. Говорили, что присутствующие на площади переговаривались с ними. Получилось, что друг напротив друга стояли кумовья, соседи. Они даже «приветики» друг другу передавали.

Но, как оказалось, власти просто тянули время. За эти два часа в город прибыло подкрепление силовиков. Людей стали окружать. Оказавшись в такой ситуации, люди, конечно, начали прорываться из «кольца». «А что делать?»

По словам местных, далее начались столкновения с ОМОНом: силовиков начали оттеснять.

«Также говорят, что, кроме этого, была провокация со стороны силовиков с бросанием бутылок. Наверное, это были, так называемые, «тихари». Бросались полупустые пластмассовые бутылки», которые не могут нанести никакого вреда или ущерба».

«Но потом и силовики начали уже «лютовать», начались массовые жёсткие задержания. Ночью в городе выключили свет, город был погружен в кромешную темноту. И в это время много людей задерживали: молодежь, которая гуляла, людей, которые возвращались с ночных смен, тех, кто просто выходил в магазин. Была история, когда ребята, приехав с рыбалки, обнаружили, что дома нет еды, и они спустились за хлебом. Но оказались в автозаке. Потом этот батон с хлебом валялся в углу в тире [там из-за отсутствия мест в изоляторе содержали задержанных после выборов]. В эти дни происходили просто зверства».

Политзаключенные Вячеслав Рогащук, Елена Мовшук, Станислав Михайлов, Олег Рубец и Даниил Богнат были задержаны 9 и 10 августа. Несмотря на то, что в материалах дел указывается, что «они действовали умышленно в группе», из этих пяти человек между собой знакомы только Олег и Даниил.

«Из-за этого видео сидят ваши дети и моя жена!»

Как рассказывают пинчане, многие стали фигурантами уголовного дела по ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса из-за видео, по которым сотрудники милиции начали опознавать их.

«Некоторых людей стали задерживать позже, когда начали в интернете появляться видео. А некоторых задержали, опознав по видео, которые хранились на телефонах задержанных, которые у них изъяли».

Как рассказывает Сергей Мовшук, муж политзаключенной Елены, многих фигурантов «Пинского дела» задержали из-за одного видео. На многих после задержания приносили распечатки скриншотов с этого видео.

«Оно очень четкое. По сути, из-за этого видео сидят ваши дети и моя жена!» — говорит другим родственникам политзаключенных Сергей.

Три недели назад взят под стражу в рамках уголовного дела ч. 2 ст. 293 УК 27-летний пинчанин Сергей Леженко. Его первый раз задержали 28 августа, опознав его по видео с протеста, которое появилось в интернете. До 23 сентября он был под домашнем арестом, но ему изменили меру пресечения якобы из-за «нарушения режима и намерений скрыться за границу».

Пять историй политических заключенных пинчан

ragaschuk_mini.png

Вячеслав Николаевич Рогащук, 35 лет, таксист

Мать и сестра Вячеслава Рогащука. Фото: spring96.org
Мама и сестра Вячеслава Рогащука. Фото: spring96.org

Как рассказывает сестра Вячеслава Екатерина, 9 августа до вечера он работал.

«Как так получилось, что он оказался там [возле горисполкома] — мы не знаем, потому что нас там не было».

По словам мамы и сестры Вячеслава, он был задержан на следующий день.

«Вечером 10 августа он опять пошел на какие-то сборы, но не дошел до площади. Я Славе позвонила, когда он был в другом конце города от площади. Я позвала его к себе домой, я недалеко жила от места, где он был. Он согласился и сказал, чтобы я вышла его встретить. Я сама побоялась выходить из дома, было уже половина одиннадцатого, — взяла с собой 12-летнего сына. Мы встретили Славика на улице, он взял моего сына за руку с одной стороны, а я — с другой. Тут сзади подлетают пять сотрудников милиции по форме и давай его «крутить». Я начала кричать: «Что тут происходит? Что вы делаете?» А они мне: «Ты кто?» Я сказала, что я его жена, а рядом наш сын. Но они меня с сыном оттолкнули и сказали: «Веди домой сына, не травмируй его». Славу усадили в машину наподобие охранной, это была не милицейская машина. Я спросила еще, куда они везут Славика, они мне ответили, что на Кирова, 53 [по этому адресу находится Пинское ГОВД]. Я побежала домой и начала звонить туда. Со мной разговаривали, как со свиньей. Я спрашиваю: “На каком основании вы его забрали?” Они ответили, что для выяснения личности. Я им говорю: “Так давайте я вам паспорт его привезу!” На что мне ответили в отделении милиции: “Девушка, у нас такая контора!” Потом накричали, что я якобы занимаю линию дежурной части и сказали, чтобы я больше не звонила. Я попросила другой номер, чтобы узнать информацию о брате, но мне лишь ответили: “Ищи адвоката!”

В тот же вечер я нашла адвоката. На следующий день [11 августа] к Славе на оперативные мероприятия попал адвокат”, — рассказывает сестра Вячеслава.

«Был избит больше всех в камере, просто нечеловечно избит»

Как рассказывает мама Вячеслава Рогащука, когда она вернулась домой 11 августа, в дверях ее ждала записка от сокамерника ее сына. Он оставил свой номер телефона и написал, что он был с Вячеславом в ИВС.

“Видимо, его так сильно избивали там, что он, наверное, подумал, что уже оттуда и не выйдет”, — говорит мама Вячеслава.

«Мы встретились с этим парнем, и он рассказал, что Слава очень сильно избит. У него была очень большая висячая гематома за ухом, три рассечены на голове, по всем позвонкам были черные круглые синяки. Его сокамерник сказал, что он был избит больше всех в камере, просто нечеловечно избит.

Этот парень, которого задержали 7 августа за сбор подписей, рассказал, что 10-11 [августа] в изоляторе стоял страшный человеческий вой. Они начали кричать и стучать: «Что происходит?» Милиционеры сказали: «Сейчас увидите!» и начали всех закидывать в камеры. Они просто опешили. Говорит, что в коридорах стояли лужи крови. Даже следователи в кабинетах говорили: «Не бейте тут, нам кровь в кабинете не нужна»», — передают рассказ сокамерника Вячеслава его мама и сестра.

«Как били на Кирова [в Пинском ГОВД] — такого я еще не видел. Кто они..?» — написал в одном из писем Вячеслав.

"Его избивали три дня. Это были уже не избиения, это были пытки. Это самые настоящие пытки. Как рассказывал его сокамерник, когда Слава раздевался и менял рубашки в камере, то все «ахали» просто. Он был избит сильнее всех!

Если они думают, что скроют эти побои, то не выйдет, люди видели все, они рассказали все", — говорит мама Вячеслава.

Зампрокурор: Никто никого там не бил

Родным Вячеслава известно, что в СИЗО он проходил судмедэкспертизу по поводу побоев, но больше информации они не знают, так как адвокат Вячеслава находится на подписке о неразглашении.

Сестра и мама Вячеслава Рогащука написали три заявления по поводу его избиений: в прокуратуру, Следственный комитет и Пинский ГОВД. Их вызывали на допрос, однако то, что они заявляли, что могут привести свидетелей избиений Святослава Рогащука, не было принято во внимание. Спустя некоторое время они сказали родственникам, что дело отправлено в Брест, там будут разбираться. Других ответов с ведомств до сих пор они не получали.

12 августа родные Вячеслава ходили на прием к заместителю Пинского межрайонного прокурора Александру Плескацевичу.

«Мы говорим, что он избит, а он нам: «Вы что, я вас уверяю, я вам слово даю, я там всю ночь был: никто никого не бил. Вы понимаете, в милиции есть такая структура, их наручниками приковывают и на пол кладут. Вот он, наверное, когда ложился упал. Он же голову себе не сбережет». Я говорю: «У него гематома за ухом! Здесь он упал, а потом перевернулся и начал себя бить в другом месте?» рассказывает сестра Екатерина про прием в прокуратуру.

Шум в голове до сих пор

Как рассказывают родные Вячеслава, с первого дня после избиений и до сих пор у него в голове шум и звон. 6 октября в письме Вячеслав написал, что к нему в первых числах приходила врач:

«Цитирую: «Ну это может быть кровоизлияние или сотрясение, или травма головы», короче, как-то так. Ну ничего страшного, прорвусь! Вот сейчас таблетки пью, еще 3 дня осталось, но шум остаётся в голове», — пишет Вячеслав в письме сестре.

Продолжение письма Вячеслава Рогащука. Фото: spring96.org
Продолжение письма Вячеслава Рогащука. Фото: spring96.org

Сестра Вячеслава рассказывает, что еще в одном письме он написал, что ему как-то диагностировали «микроинсульт».

«Мы вчера звонили в СИЗО и разговаривали с его лечащим врачом. Мы у нее спрашиваем: как мы можем ему помочь, что нам сделать, чтобы его на обследование головы отправили? На что она нам сказала, что «у него никаких волнений нет, чувствует он себя хорошо». Также она сказала: «Вы не переживайте, у него со здоровьем все нормально. Единственное, что вы можете передать это таблетки «Бетагистин», — рассказывают родные Вячеслава.

В инструкции по применению указано, что эти лекарственные средства назначаются при "головокружении различного происхождения, головной боли, шуме в ушах, прогрессирующим снижении слуха, тошноте и рвоте, болезни или синдроме Меньера" [поражение внутреннего уха, при котором возникает головокружение].

Также сестра Вячеслава говорит, что за два месяца он пропил два курса антибиотиков, из-за этого у него теперь отмечаются проблемы еще и с поджелудочной. Однако родные не знают, по какой причине ему выписали столько антибиотиков: то ли из-за какой-то простуды, то ли из-за побоев, то ли из-за проблем с головой.

Сестра и мама Вячеслава рассказывают, что они передавали ему передачи 13 и 14 августа в пинское ИВС, но до него они так и не дошли.

«Мы догадывались, что его могут увезти куда-то, поэтому мы собрали ему пакет со всем необходимым, среди которых были и резиновые сланцы. А теперь он пишет в письме жене: «Вы хоть мне сланцы передайте». Мы поняли, что передачу ему ту не передали. И вот сейчас опять купили и привезли ему сланцы», — рассказывают родные Вячеслава.

Родственники Вячеслава Рогащука и Станислава Михайлова несут передачи в СИЗО. Фото: Фото: spring96.org
Родственники Вячеслава Рогащука и Станислава Михайлова несут передачи в СИЗО. Фото: Фото: spring96.org

У Вячеслава трое несовершеннолетних детей: шести, семи и девяти лет.

Олег Рубец и Даниил Богнат, 18 и 19 лет, после лицея на «отработке», фанаты пинского футбольного клуба «Волна»

Олег Рубец и Даниил Богнат. Фото: spring96.org
Олег Рубец и Даниил Богнат. Фото: spring96.org

По словам родных Олега и Даниила, парни дружат давно: «Они по жизни друзья. Вместе в лицеи в одной группе учились. Они вместе везде гуляли, тусовались, вот и по сей день вместе…»

Парни отучились в местном лицеи и получили среднее специальное образование. Устроились трактористами на «отработку». На ней ребята успели поработать меньше двух недель. Также родные Олега и Даниила рассказывают, что парни болели за пинский футбольный клуб «Волна».

Олега и Даниила задержали вечером 10 августа на улице города. Их родственники не знают, как именно и при каких обстоятельствах это происходило. Всю последующую информацию про Олега и Даниила они получали только от сокамерников и адвокатов.

«10 августа после работы Олег зашел домой, а потом пошел гулять в город. В городе уже немного начали узнавать о событиях предшествующей ночи. Но мы не знали всю картину, потому что отсутствовал интернет. С того вечера Олега мы больше не видели.

Это были первые его выборы в жизни, ему только исполнилось 18 лет. Он голосовал, но наверное, он был не согласен с результатами выборов и вместе со всеми 9 августа пришел на площадь. Наверное, он сделал свои выводы в той ситуации. И то, что он сделал, — это его выбор. Мы гордимся сыном», — рассказывают папа Олега Виктор и его жена Татьяна.

Отец Олега Рубца Виктор и его жена Татьяна. Фото: spring96.org
Отец Олега Рубца Виктор и его жена Татьяна. Фото: spring96.org

Избивали на протяжении трех дней

Близким и родным Олега и Даниила люди, которые содержались вместе с ними, рассказали, что их избивали, унижали, угрожали на протяжении трех дней с 10 по 13 августа.

«Людей в Пинске в те дни задерживали очень много. Не хватало места, поэтому задержанных держали в актовом зале и «подвале», так называемом, тире. Их там сотнями держали. Вообще Пинский ИВС прославился своей антисанитарией по всей Беларуси. Там были клопы, вши, все были искусанные.

Задержанным такой жарой не давали воды. Не пускали в туалеты. Вытаскивали из камер и избивали их за любую мелочь: за слово, за неправильный взгляд, за всё. В актовом зале, рассказывали, целые сутки держали задержанных на корточках и с руками за головой. Если кто-то шевелился — сразу прилетало дубинкой по голове, по спине. Оттуда выходили практически все избитые: и девочки, и мальчики. Девочек раздевали до бюстгальтеров, угрозы изнасилованием были.

Когда мы это все узнали, то были очень возмущены и оскорблены, но до сих пор не можем добиться правды», — рассказывает Татьяна, мачеха Олега.

Родственники Олега Рубца и Даниила Богната утверждают, что как минимум трое человек готовы выступить свидетелями по делу об избиениях парней сотрудниками милиции, если дело дойдет до суда. По словам Татьяны, эти трое парней сами пострадали от действий силовиков.

«Самое обидное, что били свои же, местные милиционеры. Сотрудники из Пинского ГОВД так над ними издевались», — добавляет мама Даниила.

Парень, который был с Олегом, рассказал, что сразу при задержании ночью 10 августа сотрудники милиции хотели составить на них административные протоколы и отпустить.

«Их завели в кабинет, там избили. И тут зашел следователь с распечатками с видео, где Олег и Даник, и сказал, что они задержаны», — пересказала слова очевидца мама Даниила.

«На День рождения в камере сделали торт из печенья и сгущенки»

В письмах родителям Олег пишет, что у него все хорошо, поддерживает их. Олег переживает за свою маму, которая сейчас серьезно болеет, и за свою 6-летнюю сестру.

Даниил Богнат свое 19-летие отметил в камере в барановичском СИЗО. 

Мать и сестра Даниила Богната. Фото: spring96.org
Мама и сестра Даниила Богната. Фото: spring96.org

«Написал, что на День рождения в камере сделали торт из печенья и сгущенки. Пишет в письмах, что свет мешает спать и шумно постоянно: радио очень громко работает», — рассказывает мама Даниила.

Родители Олега и Даниила рассказывают, что пытались добиться с ними свидания, но им этого не удалось.

«Я уже три раза пыталась выбить свидание через адвоката, но следователь отказывает. Сейчас сама лично написала следователю уже. Жду», — говорит мама Даниила.

maushuk_mini.pngЕлена Владимировна Мовшук, 44 года,

кухонная работница в больнице

Сергей Мовшук. Фото: spring96.org
Сергей Мовшук. Фото: spring96.org

Вечером 10 августа она пошла с мужем Сергеем прогуляться на площадь Ленина. По словам Сергея, они увидели, что собирается много людей и начинают кричать лозунги наподобие «Ганьба!», «Уходи». По словам Сергея, раньше на митинги с женой не ходили, иногда смотрели видео блогеров.

«Мы увидели, что внезапно на людей пошли «щиты» [силовики со щитами]. Мы начали выбираться оттуда, но нас полностью окружили силовики. Была только маленькая улочка для выхода. Мы с еще 15-20 людьми побежали туда. Но мы уперлись в гаражи с колючей проволокой. Я запрыгнул на гаражи, а супруга не смогла. Я остался с ней. Меня сразу заломали силовики: лицом в асфальт, руки за спину. Меня закинули автозак, а Лену просто завели”, — рассказывает Сергей Мовшук.

Супругов доставили в Пинское ГОВД. Там сотрудники милиции установили по видео, которое позже появилось в интернете, что “Елена принимала участие в массовых беспорядках”. Сергею сказали, что его жену “закрыли”. Задержанных во время протестных акций мужчин в Пинске содержали в тире. Сергея Мовшука продержали там около 17 часов.

“В ночь с 10 на 11 августа в тире “прошло” 175 человек. Утром, когда оставалось шесть человек, приехал следователь и, показывая на некоторых пальцем, говорил: “Закрыт, закрыт, закрыт”. На меня так же показал пальцем. Когда милиционеры сказали, что у меня дети, следователь ответил: “А мне нас*ать, что у него дети». И ушел. Через минут двадцать пришел другой милиционер и сказал мне: «Считай ты выиграл лотерейный билет». Троих вывели и повели налево, а меня с еще двумя мужчинами — направо. Оформили протоколы и отпустили».

"Голая, босая, избитая"

Сергей вышел также избитый. Рассказывает, что в тире сотрудники милиции избивали задержанных:

“У меня был фингал, разбили губу, и все ягодицы черные были. В тире били прапорщики, сержанты. При мне со словами “Ты решил нас снимать?” ударили с ноги оператора «Медиа-Полесья» Евгения Николаевича”.

Сергея Мовшука осудили по ст. 23.34 КоАП (участие в несанкционированном массовом мероприятии) на 10 базовых величин (27,5 рублей).

До 14 августа у Сергея не было информации о своей жене. С ним связалась сокамерница, которая рассказала, что Елена в находится в камере “голая, босая, избитая”.

“Со слов этой женщины Лена была вся в синяках”.

Дочку Елены забрали в социальный приют

Сергей Мовшук, муж Елены, с их с дочерью Кариной. Фото: spring96.org
Сергей Мовшук, муж Елены, с их с дочерью Кариной. Фото: spring96.org

У Елены Мовшук трое дочек: одна — совершеннолетняя, две — малолетние. 10-летнюю Ангелину 17 сентября со школы забрали в социальный приют, потому что Сергей является ее отчимом.

"У нас дома есть все продукты, деньги, дети чистые, дома порядок. Ангелине мы все необходимое купили к школе".

По словам Сергея, сейчас решается вопрос о переводе Ангелины  в другой приют, который находится в 25 километрах от Пинска. Пятилетняя Карина живет со своим отцом Сергеем Мовшуком.

Политзаключенная Елена в письмах: Меня в СИЗО на какой-то учет поставили

По словам Сергея, в письмах Елена пишет, что еду невозможно есть: «выливает в туалет», что она очень похудела и болеет, «ноги отнимаются». Сергей показал «Весне» письма Елены, и вот, что пишет политзаключенная:

«Здесь в СИЗО меня на какой-то учет поставили, что я склонна к захвату администрации с захватом заложников и проявлению агрессии, и должна говорить это каждый день. Ужас! Я плачу каждый день. Это бред какой-то. Я больше не могу, я даже и говорить этого не могу…

Я сижу, а следователь меня никуда не дергает, и дела нет, и я не знаю, что происходит. Я уже 2 месяца здесь, и следователь не вызывает. Может это связано с этим, что я не понимаю, что это за люди. Ты знаешь, что я хочу справедливости, и я буду отвечать за то, что я сделала, а не за каких-то людей, которых мне приписывают 12 человек. Я знать их не знаю, и сговора у меня нет с ними. Я знать не знаю никаких людей».

mihailov_st_mini.png

Станислав Михайлов, 43 года,

перед задержанием отучился на дальнобойщика

Мать Станислава Михайлова. Фото: spring96.org
Мама Станислава Михайлова. Фото: spring96.org

Станислав был задержан вечером 9 августа в местном кафе в центре Пинска. Хозяйка кафе рассказала маме Станислава, что ее сына задержали, когда он пил кофе.

«Как она рассказала, в кафе сидели мужчина с женщиной, еще один мужчина, потом туда зашел Стас, заказал кофе. Через некоторое время туда ворвались силовики и стали хватать мужчин».

По ее словам, задержали Станислава и еще одного мужчину. Хозяйка кафе слышала, как задержанных избивали после того, как их вытащили на улицу. О том, что Станислава избивали, рассказала и адвокатка Станислава, которая видела на мужчине травмы от избиений.

Другой информации о задержании своего сына и подробностях уголовного дела маме Станислава получить не удалось. Она рассказала, что поддерживает теперь с ним связь через письма. Получает от Станислава письма один-два раза в неделю:

«Он особо в письмах не жалуется. Может, не хочет меня расстраивать, бережет. Пишет, что все нормально, он выдержит. Просит, чтобы я не переживала и не волновалась.

В одном письме он написал мне: «Прости, так получилось». Он взрослый человек, и, видимо, не хочет меня травмировать. Успокаивает и надеется на лучшее».

Он содержится, как и другие фигуранты «Пинского дела», в СИЗО-6 в Барановичах. 

Родственники политических заключенных пинчан. Фото: spring96.org
Родственники политических заключенных пинчан приехали передавать в СИЗО-6 передачи. Фото: spring96.org

Адрес для писем пинским политзаключенным:

СИЗО-6, ул. Брестская, 258 В, г. Барановичи, 225413

  1. Вячеславу Рогащуку
  2. Елене Мовшук
  3. Даниилу Богнату
  4. Олегу Рубцу
  5. Станиславу Михайлову
  6. Игорю Соловью
  7. Артуру Халимончику
  8. Вячеславу Шелемету
  9. Роману Багновцу

Читать также историю пинского политзаключенного Романа Багновца:

«Снимал происходящее на телефон, в деле — кинул палку в ОМОН». Как пинчанина обвиняют в массовых беспорядках

36-летнего Романа Багновца обвиняют в участии массовых беспорядках в Пинске в ночь с 9 на 10 августа. Сам Роман до ареста работал монолитчиком в Минске, а в Пинск приехал накануне выборов по семейным делам: нужно было оформить документы после смерти матери. Сестра Романа рассказала «Весне», как ее брат оказался фигурантом дела о массовых беспорядках.

*За помощь в подготовке материала благодарим правозащитника “Весны” Александра Войтешика.

Партнёрство

Членство