Дарья Рублевская о коронавирусе, людях Йети и своих тревогах. Часть 1 Фото

2020 2020-04-06T20:36:16+0300 2020-04-06T20:37:49+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/rubleuskaja-001.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Дарья Рублевская.

Дарья Рублевская.

Дарья Рублевская, помощница координатора образовательных и просветительских программ Белорусской правозащитной школы, почувствовала себя плохо и обратилась к в скорую помощь. Неожиданно она стала контактом второго уровня, а затем контактом первого уровня. Даша рассказывает о своих приключениях в больницах, страхах и впечатлениях  в своих постах в социальных сетях и согласилась подробно рассказать о своей «новой жизни» во время пандемии POVIDY19 на нашем сайте.

Предыстория: 2-4 апреля

Четыре дня назад я решила вызвать скорую помощь, потому что примерно неделю я чувствовала боль в груди и спине в лопатках, был сухой кашель. Я почти не могла сделать глубокий вдох, температура держалась на уровне 37 градусов. До этого я пыталась придерживаться самоизоляции и лишь несколько раз выходила из квартиры, но все-таки волновалась, что что-то неприятное проникло в мои легкие.

Скорая помощь прибыла через час. За это время я собрала необходимые вещи, потому что почти точно знала, что меня возьмут на тестирование - симптомы очевидны.  Волновалась, но понимала, что это будет еще лучше: я буду под наблюдением и со всеми необходимыми лекарствами.

Доктор был как Йети: весь в белом тканевом костюме, которым его бабушка, казалось, накрывала саженцы огурцов. В глазах - большие сноубордические очки, которые быстро затуманились, и врачу было достаточно сложно заполнить необходимые документы для перевода меня в больницу.

- Легкие чистые,  пневмонии нет. Предварительно - острая вирусная инфекция, но тест на коронавирус сделать всё-таки нужно.

Собрала свои вещи примерно на 2 недели (так сказал доктор, и я надеюсь, что это не будет пророчеством), попрощалась с оставшейся дипломной работой села в автомобиль  скорой помощи. По пути разговорились с врачом: он говорит, что каждая машина скорой помощи в настоящее время совершает около 2-3 поездок, учитывая, что каждому пациенту требуется около 40 минут, чтобы оформить, затем добраться до больницы 30-40 минут и помыть машину. Дезинфекция одежды и всего оборудования, с учетом очереди.

Меня «распределили» в кожно-венерологический диспансер на Прилукской. Недавно он был перепрофилирован в контакт-центр (пункт), теперь сюда доставляются люди с симптомами коронавируса или те, кто контактировал с больными. Здесь их проверяют на коронавирус: в случае положительного результата человек в капсуле доставляется в инфекционную больницу, отрицательного - их отпускают домой.

rubleuskaja-004.jpg
Таблетки: противовирусные, антибиотики, от кашля и гемоглобина.

Приемное отделение. Медсестра, санитарка, доктор - в том же костюме Йети, что и доктор на машине скорой помощи. Они измеряли температуру с помощью бесконтактного термометра, спрашивали, имею ли я гражданство Украины. В приёмном отделении работает конвейер, так как "скорые" стоят в очереди одна за другой. Никто особенно не расспрашивает о симптомах, быстро отправляют прибывших на этажи. Там меня встретил очень странный доктор, который выглядел в полумаске и в простой белой мантии во всем этом окружении как голый Адам. Он тщательно расспросил, как я себя чувствую, а затем добавил, что «коронавируса нет, это распиаренная и рекламируемая вещь, и мы уже все это пережили». Другие медицинские работники в это время закатили глаза.

Далее - палата. Блок: две палаты для 4 человек и для двоих, общий вестибюль, туалет и душ. В моем отделении находилась 64-летняя Валентина, которая вернулась из Москвы с лихорадкой и сильным кашлем, девушка-медик 2 контакта и женщина, которая также вернулась из Дубая с лихорадкой. Мы поступили в один день, нас немедленно обследовали на коронавирус и сказали подождать. Ожидать в палате, где не было антисептиков, расстояние между кроватями 50-70 см и было отказано в питьевой воде  (мол, пусть родственники приносят).

А как же медперсонал?

Некоторые из нас избегали так, как будто мы были больны чумой. Я понимаю, что мы все боимся и что для персонала разумно принимать меры безопасности, но иногда это выходит за рамки. В такие моменты чувствуешь себя человеком без достоинства. Некоторые шутили и говорили с нами честно, но только в исключительном меньшинстве. Кажется, все обеспокоены. И что все очень устали.

rubleuskaja-002.jpg
Расстояние между кроватями в палате. Очевидно, не метр или половина.

На следующий день после прибытия в 12 часов в палату вбежала медсестра и попросила у Валентины номер телефона. Пару минут спустя ей перезвонили их санэпидемстанции, сообщили о положительном результате теста и начали собирать контакты первого уровня. Ей сказали собрать вещи в 10-й больницу, потому что инфекционная больница на Кропоткина была уже переполнена.

Через несколько минут та же медсестра снова побежала и приказала Валентине взять вещи и уйти в другую комнату. Никто не сказал нам ни слова.

«Девочки, подождите, я ничего не могу сказать».

В ожидании хоть какой-то информации - что насчет нас? - мы провели 2 часа. Нервничали, паниковали, не находили себе места. При этом находились в комнате, где  не дезинфицировали, не меняли белье на кровати Валентины, не давали нам антисептика. Осталось только лечь спать, чтобы как-то успокоиться. Но не получилось и спать: в 3 часа ночи нас забрали и сказали собирать вещи. Куда и зачем нас перевозят - никто не говорил ни слова.

Таким образом, я и 4 другие женщины стали контактами первого уровня с ироническими отрицательными самотестами на коронавирус перед тем, как общаться с Валентиной, которая больше всего волновалась, что мы можем заразить ее.

Продолжение следует.

Последние новости

Партнёрство

Членство