Блог Павла Сапелко: Освобождение без зависимости

2019 2019-04-29T09:52:42+0300 2019-07-22T12:09:49+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/sapelka-svaboda.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Юрист Правозащитного центра «Вясна» Певел Сапелко, который ведёт "Слово о праве с Павлом Сапелко" правовой блог в "БелГазете", комментирует законопроект об амнистии осужденных.

На прошлой неделе была опубликована подробная информация о готовящейся амнистии осужденных. Конечно, комментировать законопроект - занятие неблагодарное, поскольку до того, как он станет законом, возможны любые изменения не только буквы, но и духа документа.

Хотя тягу к изучению даже сырых набросков законопроекта, которая охватывает всех причастных к проблеме, я понимаю: даже в те времена, когда амнистии объявлялись через год, заключенные мечтали о них - простых, «золотых», да хоть «мамочкиных» - и начинали подсчет своих шансов задолго до публикации заветного запутанного закона. А тут последний закон об амнистии принимался пять лет назад и был крайне суров к нарушителям режима, должникам по исполнительным листам и осужденным по приличному перечню статей УК, к которым не применялись послабления амнистии.

К сожалению, принятие законов у нас не принято предварять их широким общественным обсуждением. Поэтому законодатели (которые при этом сами не являются авторами законопроекта) не имеют и не хотят иметь реального представления о мнении гражданского общества о вынесенном на их рассмотрение законе. Тем более фантастично выглядят перспективы корректировки законопроекта с учетом мнения общественности.

Возвращаясь к упомянутому проекту: уже понятно, чье мнение, похоже, будет учтено при принятии закона. Кажется, ожидаемое осужденными за сбыт психоактивных веществ применение к ним амнистии «накрылось» после выступления 19 апреля главы государства перед законодателями с ежегодным посланием. Широко анонсированная СМИ надежда начала таять, хотя, конечно, окончательный вид закон приобретет только после подписания его президентом.

Вообще, если вы спросите меня, какое отношение имеет амнистия к правам человека, я отвечу: практически никакого. И это положение может и должно быть изменено. Интуитивно власти обычно угадывают, кто именно должен быть адресатом проявленного милосердия: люди с инвалидностью, женщины, несовершеннолетние, тяжелобольные в законе упоминаются. Чтобы положение улучшилось, необходимо критично осознать недостатки существующей процедуры и применять более прогрессивный по своей сути подход. Он основан на международных стандартах в области прав человека.

Если базировать амнистию на правозащитных ценностях, то применение закона должно быть направлено в первую очередь на нивелирование недостатков в соблюдении прав осужденных, которые сегодня не могут быть по объективным причинам реализованы в полной мере другими путями: не в состоянии лечить тяжелобольных - освободите; не в силах обеспечить безопасность представителей ЛГБТК - освободите; не можете обеспечить осужденной матери возможность участвовать в воспитании своего ребенка - освободите.

Тогда становится понятно, что претендовать на освобождение должны в первую очередь не ветераны всех войн и не заслуженные, но травмированные или приболевшие бывшие силовики, а люди, которые испытывают страдания - помимо тех, что являются следствием лишения свободы - из-за состояния здоровья, семейного положения, уязвимого статуса по причине принадлежности к стигматизированной социальной группе или по иным основаниям. Их освобождение от наказания полностью или частично не должно ставиться в зависимость от поведения, расчета с потерпевшими, отношений с администрацией исправительного учреждения (ИУ).

Как же те, кто хорошо себя вел и тоже хочет на свободу? А для них должна быть понятная, прогнозируемая и не зависящая от настроения гаранта Конституции и произвола администрации ИУ система досрочного освобождения, когда оно связано не с видом совершенного преступления, признанием вины по делу или размером кошелька родных, а исключительно с поведением в период отбытия наказания и степенью готовности к «вольной» жизни. Тогда заключенные не будут ждать счастливого выигрыша в лотерею-амнистию, а сосредоточатся на достижении объективно установленных для освобождения показателей.

Павел Сапелко, "БелГазета".

Последние новости

Партнёрство

Членство