В России будет создан Национальный превентивный механизм по предотвращению пыток. А что у нас?

2018 2018-04-12T16:15:40+0300 2018-04-12T16:37:16+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/turma2.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В России может появиться общероссийская система контроля над тюрьмами, пишет Московская Хельсинкская группа. Правозащитникам удалось договориться о взаимодействии с МВД и Федеральной службой исполнения наказаний (ФСИН) о направлениях по гуманизации пенитенциарной системы. Уже готовятся совместные предложения, в числе которых есть и правило о зачете одного дня пребывания в СИЗО за полтора дня нахождения в колонии общего режима и двум – в колонии-поселении.

В середине мая президентский Совет по правам человека (СПЧ) проведет спецзаседание, посвященное созданию Национального превентивного механизма (НПМ) по предотвращению пыток и жестокого обращения в местах заключения.

Работать он будет под общим руководством Уполномоченного по правам человека в РФ. НПМ – это своего рода усовершенствованный аналог общественных наблюдательных комиссий. Данный механизм рекомендует создать каждой стране Конвенция ООН против пыток. Представители НПМ смогут посещать любые учреждения закрытого типа – от камеры в отделе полиции до психиатрической лечебницы – без предварительного уведомления и беседовать там наедине с любыми фигурантами.

В СПЧ же напомнили, что соответствующий законопроект был внесен в Госдуму еще в 2008 году. В 2012-м он прошел первое чтение, однако потом был отложен. По словам правозащитников, МВД и ФСИН не против окончательного принятия данных поправок. Правда, было высказано опасение, что тогда заключенные любыми путями будут стараться оставаться в СИЗО, чтобы в колонии оставалось сидеть как можно меньше.

«Эта идея звучит давно, ее поддерживал и председатель комитета ГД по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников. Многие ее разделяют, поскольку условия в СИЗО существенно отличаются от тех, что в колониях, в СИЗО выше и уровень заболеваемости. Так что и в этом смысле необходимость перерасчета вполне оправданна», – заявил член Московской Хельсинкской Группы и член ОНК Московской области Валерий Борщев.

Он сообщил, что этой инициативе активно сопротивляется Следственный комитет:

«Это наши основные оппоненты, которые вообще против гуманизации тюремной системы. У них люди сидят в СИЗО по нескольку лет, пока они намеренно тянут с расследованием дел. Если же будет перерасчет, то следователи столкнутся с ситуацией, когда человек отсидел в СИЗО, допустим, лет пять, а значит, сразу же после приговора его придется выпускать на волю».

А вот ФСИН и конвойной службе МВД, сказал Борщев, эта инициатива, напротив, облегчит работу:

«Поскольку они сами страдают от переполненных изоляторов – это дополнительная нагрузка на них».

Есть договоренность и о том, что необходимо скорректировать законодательство в части назначения условно-досрочного освобождения (УДО). Также среди намеченных к совместной проработке идей – предоставить начальникам колонии право, а может, даже и возложить на них обязанность освобождать досрочно лиц, которым до конца срока остается не более трех месяцев.

Правозащитник ПЦ «Весна» Валентин Стефанович положительно отмечает тенденцию по решению вопросов пыток в Российской Федерации:

stefanovich-mini.jpg

"Я очень рад, что в России все так двигается. Что касается Беларуси, то в нашем докладе в Комитет против пыток одна из основных рекомендаций государству - создать на национальном уровне превентивный механизм борьбы с пытками, как это предусмотрено в факультативном протоколе к Конвенции против пыток. Собственно говоря, ратификация этого протокола обязывало бы государство создать такие механизмы.

Однако, он до сих пор не ратифицирован Беларусью, а Конвенция против пыток ратифицирована без заявления по статьям 21 и 22, которые бы позволяли белорусам индивидуально обращаться в Комитет против пыток ООН".

По мнению правозащитника, ситуация в стране осложняется еще и тем, что у нас нет омбудсмена и его офиса, нет никаких совместных Советов правозащитников с представителями силовых структур, в отличие от России, хотя и там ситуация далеко не идеальна.

"Проблема пыток - это проблема не только Беларуси. Однако, проблема в том, что некоторые страны ставят задачу бороться с этим злом, а другие делают так, чтобы "не выносить сор из избы". И получается, что структуры МВД, исполнения наказаний - закрытые, без должного общественного контроля. А если добавить сюда еще и проблемы с независимостью судебной системы, которая является одним из механизмов защиты прав человека на национальном уровне, то получается неприглядная картина.

Если мы хотим более эффективно бороться с таким явлением, как пытки, то мы должны создавать такие вот превентивные институты: и офис уполномоченного по правам человека, и Совет по предупреждению пыток, которые бы имели широкие полномочия посещать без предупреждения все места несвободы, включая психиатрические больницы, ЛТП, закрытые детские учреждения и др., разговаривать с заключенными без присутствия администрации и т.д.

Это то, к чему мы должны прийти, и то, что мы видим как более-менее эффективную возможность бороться с этим явлением", - сказал Валентин Стефанович.

Последние новости

Партнёрство

Членство