13 дней голодовки, 20 дней карцера и смерть отца — что пережила Татьяна Батуро за 46 суток ареста

2022 2022-01-04T14:56:27+0300 2022-01-04T15:32:25+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/batura4.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

32-летняя минчанка Татьяна Батуро, которую задержали 15 ноября перед судом над политзаключенной Ольгой Золотарь, провела в ЦИП на Окрестина 45 суток. Ее трижды арестовывали на 15 суток и обещали удерживать за решеткой более двух месяцев. 30 декабря Батуро не вышла на свободу — ее опять перезадержали и составили новый протокол за "мелкое хулиганство". За день до освобождения у Татьяны умер отец. Но силовики ее не отпустили даже на его похороны. 31 декабря постановление на освобождение девушки выписала судья Фрунзенского района и перенесла суд на 3 января. Из РУВД Татьяна сразу попала на похороны отца. 3 января девушка была уже в безопасности за пределами Беларуси, в то время, как суд заочно назначил ей очередные 15 суток. Татьяна Батуро рассказала "Весне" об избиении заместителем начальника Фрунзенского РУВД, угрозах от участкового, залитых водой телефонах и клопах и вшах в ЦИП на Окрестина. 

Таццяна Батура

"Мне похер, хотите — хороните, хотите — нет"

Татьяна Батуро 30 декабря должна была выйти на свободу после 45 суток на Окрестина. За день до этого, 29 декабря, у девушки умер отец. Адвокат вместе с матерью отвезли необходимые документы в РУВД, так как хотели добиться освобождения Татьяны, чтобы она успела проститься с отцом. Но им отказали, сославшись на то, что тогда на ней будет "висеть" неотсиженное время.

Уже 30 декабря близкие Татьяны приехали в 17.10 к Окрестина, чтобы встретить ее после "суток", но два часа спустя она так и не вышла на волю. После неоднократных обращений матери к сотрудникам ЦИП они ответили, что Татьяну уже якобы освободили. Но в последнее временя такое "освобождение" означает, что на выходе ее встретили сотрудники Фрунзенского РУВД и отвезли на "профилактическую беседу".

На самом же деле Татьяну с Окрестина в Фрунзенский РУВД привезли еще в 10 утра. Там на нее составили очередной протокол по ст. 19.1 КоАП (мелкое хулиганство). Согласно протоколу, Татьяна "вела себя агрессивно и задиристо, громко кричала, бросила кружку в стену, на замечания не реагировала". Но она утверждает, что в этот раз ее даже не заводили в кабинет, где она совершила "правонарушение", а сразу "посадили в камеру к алкоголикам". Следующие сутки девушка провела в РУВД.

О перезадержании дочери мама узнала только в управлении около 19:00. Там они с Татьяной даже смогли увидеться. Мама эмоционально рассказала дочери о смерти отца и требовала от милиционеров освободить ее, потому что на следующий день были назначены похороны. На что один из сотрудников Фрунзенского РУВД грубо ответил, что ему все равно:

"Вы не кричите, мне похер, хотите — хороните, хотите — нет, от меня ничего не зависит".

Четвертые "сутки" подряд: последний суд проходил без участия Татьяны 

На следующий день девушке назначили суд. Похороны были запланированы на 10:00 31 декабря. С самого утра адвокат в письменной форме попросил судью Наталью Бугук отпустить Татьяну из РУВД для прощания с отцом. Судья удовлетворила просьбу и девушку через час освободили. Из РУВД, после 45 суток ареста, ее сразу повезли на похороны отца, который так и не дождался освобождения дочери. После первого задержания Татьяны он заболел COVID-19. Уже по истечении вторых "суток" он даже встречал дочь с Окрестина. Но тогда она на свободу так и не вышла. За день до освобождения девушки его сердце остановилось.

Татьяну освободили до суда. Судья Бугук назначила время нового заседания — 3 января в 11:00. Но к этому времени Татьяна успела покинуть Беларусь и теперь она находится в безопасном месте. Судья Алла Скуратович рассматривала дело без Татьяны, на суде присутствовал только ее адвокат. Согласно показаниям свидетеля-милиционера, Татьяну 30 декабря уже в третий раз решили отвезти на "профилактическую беседу", во время которой она снова начала "хулиганить". Побеседовать с Татьяной милиционеры решили, чтобы напомнить ей об ответственности за участие в массовых мероприятиях в связи с тем, что она раньше была оштрафована по ст. 23.34 КоАП (участие в массовых мероприятиях).

В своем рапорте милиционер указал, что в 18:00 30 декабря во время разговора Татьяна якобы облила его водой. Но в протоколе почему-то написано, что она бросила кружку в стену. Протокол личного осмотра участковые и вовсе не составляли. Милиционер, который выступил свидетелем на суде, ничего не помнил. Оригинальный протокол в материалах дела снова отсутствовал, приобщена только его копия. Но судья Скуратович на ошибки не обратила внимания, а показания милиционера сочла доказательством вины Татьяны. Скуратович наказала Татьяну 15-суточным арестам. В общей сложности административный арест составил 60 суток.

Заместитель начальника РУВД ударил Татьяну по лицу за требование вызвать адвоката

Татьяна рассказала, что в день задержания во Фрунзенском РУВД ее избил лично заместитель начальника РУВД Денис Марцуль. Она потребовала вызвать защитника, на что Марцуль сказал "вот тебе, а не защитник" — и ударил девушку в лицо между носом и скулой. От удара она ударилась затылком о стоявший у нее за спиной металлический сейф. Только через день после побоев, по требованию адвоката оказать девушке медицинскую помощь, Денис Марцуль повез девушку в поликлинику, где ей диагностировали ушиб головы.

Девушку, задержанную перед судом над Ольгой Золотарь, избили в Фрунзенском РУВД и арестовали на 15 суток

Татьяна на суде заявила об избиении в Фрунзенском РУВД — ее ударили головой о шкаф, в больнице диагностировали ушиб головы, но судья Мария Ерохина заявила, что "это не имеет отношения к делу" и арестовала девушку на 15 суток. Рассказываем, как проходил суд над Татьяной Батуро.

Участковый Фрунзенского РУВД угрожал "попугать родителей" 

Административные протоколы на девушку составлял участковый Сергей Дешко, он также "встречал" ее после суток из ЦИПа. Именно Дешко угрожал Татьяне во время первого перезадержания двумя месяцами ареста и выставил для этого три условия: "утром Татьяна показывает, что есть в ее телефоне; на следующий день она ответит на все вопросы мужчины, который придет к ей поговорить; она должна признаться в совершении административного правонарушения, а иначе будут вторые 15 суток, а может и два месяца". Тогда он добавил еще, что "иначе и домой прийти можем, и родителей попугать".

Во время второго перезадержания Дешко предлагал просто отказаться давать объяснения в суде, и тогда она получит срок меньше, а на выходе ее никто не будет встречать.

Милиционеры залили водой два телефона девушки

После того как к правозащитникам попали аудиозаписи момента задержания Татьяны и даже фотографии тех, кто пытался залезть в ее телефон, милиционеры говорили ей, что следующие "сутки" девушка получит благодаря публикациям "Весны", и что они вообще не собирались больше ее перезадерживать. После задержания у Батуро изъяли два телефона, за один из которых она еще платит взносы. Татьяна сразу удивилась тому факту, что их вообще отдали, а дома уже заметила, что в них залита вода. Она полагает, что таким образом они мстят за "слитые" аудиозаписи и фото, ведь пароли от телефонов они так и не получили. 

Угрозы составить протокол за объявленную голодовку

Ноги Татьяны Батуро после 46 суток за решеткой
Ноги Татьяны Батуро после 46 суток за решеткой

Татьяна держала голодовку 13 дней. Но не официально, потому что милиционер Дешко ей пообещал составить протокол по ст. 24.23 КоАП, а это, как говорит сама девушка, уже возможны 30 суток, вместо 15. Потому она просто отказывалась есть. За 45 дней в нечеловеческих условиях Батуро похудела на 8 килограммов. Кроме этого, ее продержали 20 дней в карцере. Нары в карцере отстегнуть в принципе невозможно — это может сделать охранник на коридоре. Там есть труба с зацепкой, которую нужно крутить в коридоре, чтобы их открыть. Охранники ни разу за все время их не отстегивали. Вода в карцере была только холодная, поэтому мыть голову Татьяна могла только во время "перезадержаний" в РУВД.

Третьи "сутки" девушка сидела в камере №11, при том, что обычно женщин забрасывают в печально известную "двушку" под номером 15. Помимо нее, в этой камере не было больше никого из политических — только бездомные женщины. Кроме вшей, которые Татьяна подцепила во время первых "суток", в этой камере были еще и клопы, искусавшие все тело девушки.

Последние новости

Партнёрство

Членство