Акимат, депортация и большие джипы в Донецке. Как Владимир Лабкович наблюдал за выборами в международных миссиях

2021 2021-10-22T13:30:01+0300 2021-10-22T13:33:41+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/labkovich_kargyzstan_2005.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Правозащитник Владимир Лабкович уже 20 лет является членом "Весны" и почти столько же — координатором кампании "Правозащитники за свободные выборы" в Беларуси. Цель кампании — независимое и непредвзятое наблюдение за тем, было ли реализовано у белорусов их право избирать и быть избранными во время различных выборов.

Кроме того, у Владимира Лабковича большой опыт в международном независимом наблюдении за выборами в разных странах. И сегодня, в День рождения правозащитника, который он встречает за решеткой, коллеги заключенного "весновца" вспоминают о его рискованных приключениях во время различных миссий наблюдения.

Уладзімір Лабковіч
Владимир Лабкович

Владимир — герой в глазах кыргызского народа

Правозащитник "Весны" Владимир Величкин участвовал вместе с Владимиром Лабковичем в миссии независимого наблюдения от ENEMO (европейская сеть наблюдения за выборами) в Кыргызстане во время парламентских выборов в феврале 2005 года. Лабкович поехал наблюдать в местность около города Джалал-Абат, рассказывает Величкин:

Повсюду было видно, что все эти выборы контролировались местными спецслужбами. Куда ни подъезжаешь точно видишь, что тебя ждут. Но дело в другом.

Непосредственно в месте наблюдения Лабкович как международный опытный наблюдатель выявил много нарушений избирательного законодательства в пользу провластных кандидатов. Вдобавок так сложилось, что оппозиционный кандидат был хорошо известен местным людям, потому что с этим электоратом он хорошо работал. Поэтому люди возмутились тем, что они голосовали за своего народного представителя, а в итоге почему-то прошел представитель власти. К тому же, сам район был протестный: раньше уже был случай, когда люди пытались захватить акимат (так в Кыргызстане называется райисполком — прим. ред.) и им это удалось, но аким (руководитель акимата — прим. ред.) в тот раз убежал через окно. И в этот раз произошла похожая ситуация: люди, возмущенные результатами выборов, опять окружили акимат, поставили юрты на дорогах, что невозможно было проехать. И аким, который председательствовал там на выборах, оказался заблокирован в своем кабинете. Вокруг здания скакали наездники на лошадях с криками: "Аким, на этот раз ты не убежишь!" И возникла непосредственная угроза: аким, очевидно, опасался за свою жизнь и не хотел открывать дверь.

voalichkin_kyrgyzstan.png
Владимир Величкин в Кыргызстане, по дороге на наблюдение, 2005 год

И тут как раз на глаза местного населения попал международный наблюдатель Владимир Лабкович. Они его сразу взяли в оборот и сказали: будешь медиатором в переговорах. Он, понимая, что на нем лежит серьезная ответственность за судьбу человека, который может серьезно пострадать (тем более, население было настроено очень решительно), провел переговоры. Но не все обошлось без последствий: во время того, когда Владимир входил в кабинет, он получил удар в лицо. Владимир стойкий парень и выдержал этот удар. И каким-то образом ему удалось предотвратить стычки, а аким, который был председателем комиссии в этом районе, вынужден был признать под давлением электората, что выборы были сфальсифицированы, и результаты по этому району были признаны недействительными. Поэтому благодаря тому, что Владимир там наблюдал, и благодаря тому, что он не дал ситуации пойти таким образом, чтобы пролилась кровь, конечно, он выглядел героем в глазах не только своих соотечественников, но и всего кыргызского народа”.

labkovich_kargyzstan_2005.jpg
Владимир Лабкович (слева) во время одной из миссий наблюдения. Джалал-Абат, 2005

Лабкович и обязательство "покинуть страну в течение 24 часов"

Не все миссии наблюдения Владимира Лабковича были доведены до конца — препятствия этому чинили местные власти страны. Так было с наблюдением в Молдове.

Там в 2009 году в миссии независимого наблюдения за парламентскими выборами вместе из Владимиром Лабковичем участвовал правозащитник "Весны" Алексей Колчин. Они были в разных местностях страны, но ситуация разворачивалась с каждым одинаково, отмечает Колчин:

У нас там был достаточно смешной статус. Миссия начала работать, когда у нас еще не было полного разрешения от властей Молдовы. Потому что они сначала пригласили миссию, а потом просто не выдавали полного решения и документов, которые нам требовались для нормальной работы. И сразу было непонятно, это были технические бюрократические проблемы или что-то более существенное. Время показало, что, пожалуй, второе.

И мы в таком статусе так и начали работать. Миссия сделала нам простые визитки, где мы были обозначены как долгосрочные наблюдатели, но все-таки полных и полноценных полномочий у нас не было.

Конечно, [не дать официальных документов] это было политическое решение молдавских тогдашних властей, которые в какой-то момент не захотели видеть эту международную миссию "в поле".

И проявилось это прямо в день выборов, когда в те места и те гостиницы, где мы находились, постучались достаточно вежливые люди из миграционного отдела местной милиции  и просто нас провели в это учреждение.

Все наблюдатели, и Владимир Лабкович тоже, столкнулись с одинаковой ситуацией: их поставили перед требованием покинуть страну в течение 24 часов. Нас даже попытались заставить подписать, что "я обязуюсь покинуть территорию Молдовы в 24 часа".

В таких условиях мы, естественно, не могли продолжать наблюдение и было принято решение свернуть миссию и покинуть страну”.

Володя и “неправильный выбор”

Литераторка Полина Степаненко бывшая коллега Владимира Лабковича. В ноябре 2004 года они от ПЦ "Весна" в составе ENEMO поехали наблюдать за президентскими выборами в Украине. Это был второй тур, когда остались два кандидата: Янукович и Ющенко.

Мы большой когортой ехали до Киева, а там нас уже распределяли по городам. И нашей небольшой группе (приблизительно 10 человек) достался Донецк, — вспоминает Полина Степаненко. В Донецк мы полетели самолетом как раз в тот самый аэропорт, который стал местом трагедии и одним из драматических мест новейшей истории. В Донецке нас заселили в гостиницу "Дружба" это была такая добитая, абсолютно советская гостиница, больше похожая на общежитие.

Донецк тогда был очень красивым городом, но чувствовалось такое напряжение.

Ноябрь, было холодно. Первый вечер мы решили пойти в город и поесть традиционных украинских блюд. Пришли в кафе, там Володя начал заказывать еду по-белорусски (предполагалось, что украинский и белорусский близкие языки). Действительно, нас хорошо выслушали, принесли заказ. Но затем было так отчетливо слышно, что у нас за спинами эти официантки говорили, что это, видимо, бандеровцы, которые приехали из Львова "тут нам мутить". То есть Донецк был русифицирован и они приняли белорусский язык за какой-то вариант западноукраинского.

Выборы были очень драматические. На участках охраняли такие люди — очень большие мужчины, высокие — было непонятно: это криминалитет или какие-то охранники олигархов. Но все очень контролировалось, и практически весь город поголовно голосовал за Януковича. Были стычки на участках: когда на наблюдателей пытались воздействовать или удалить их. И там получилась очень сложная ситуация, когда на одну из наблюдательниц из нашей группы стали оказывать давление. Она выявила большое нарушение: выключился свет на участке. И на утро в гостиницу "Дружба" просто приехали родственники председателя комиссии и стали пытаться эту девушку вывезти на большом джипе в неизвестном направлении — и тянули ее туда. А Володя Лабкович и Валентин Стефанович тянули ее в другую сторону — и в итоге как-то победили. Хотя они сказали: "Молодые люди, вы делаете неправильный выбор”.

 Уладзімір Лабковіч. Фота: ПЦ

Мы выехали из Донецка и попали в Киев — как раз оранжевая революция, ненасильственное сопротивление, большая разница... Вместе из Лабковичем мы пошли на Майдан, и все это было очень захватывающе — [ощущалась] очень созидательная энергия. Потом было переголосование второго тура, потому что признали фальсификации (Верховный суд Украины аннулировал итоги второго тура, где выбрали Януковича). И следующий раз, в декабре 2004 года, мы уже поехали в Харьков”.

Дорога на третий тур президентских выборов в Украину также не обошлась без приключений.

“В день выезда мы в Минске собрались на небольшое техническое совещание, — вспоминает Алексей Колчин. — И сделали это почему-то в гостинице "Юбилейная". Встреча наша закончилась тем, что дверь открылась и зашли милиционеры в форме. И прямо в гостинице начались вроде как допросы. Все были задержаны. Потом нас куда-то перевезли. Расспрашивали, сколько денег у каждого находится, брали отпечатки пальцев, некоторых фотографировали. Владимир при этом вел себя с юмором — он саркастически относится к таким ситуациям. Это продолжалось несколько часов — так, чтобы мы не успели на поезд, которым должны были ехать. Но в итоге коллеги как-то быстро сориентировались и просто наняли автобус, и мы ночью поехали на Киев — получилась такая веселая поездка”.

Тогда Владимира Лабковича и направили наблюдать в Харьков. Там он познакомился со своей будущей женой Ниной.

labkovichy.jpg
Нина и Владимир Лабковичи

14 июля 2021 года Нина была задержана вместе с Владимиром Лабковичем. В их квартире был проведен обыск. После этого Владимира и Нину повезли в ДФР, а затем на допрос в Следственный комитет. Потом Нину отпустили, а Владимир по сей день остается за решеткой. Правозащитное сообщество признало его политзаключенным.

22 октября Владимиру Лабковичу исполняется 43 года. Поздравьте его письмами солидарности! Адрес: СИЗО-1, 220030, г. Минск, ул. Володарского, 2.

Последние новости

Партнёрство

Членство