Защита оппонентов власти в Беларуси: как с адвокатом расправлялись руками органов адвокатского самоуправления Аудио

2021 2021-10-13T14:24:28+0300 2021-10-13T14:25:04+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/laevskii_984.jpeg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В распоряжении Правозащитного центра «Весна» появилась звукозапись заседания Совета Минской городской коллегии адвокатов, которое состоялось 9 февраля 2021 года – за неделю до начала рассмотрения судом уголовного дела Бабарико (рассмотрение по существу началось 17 февраля 2021 года). Из тех фрагментов, которые приводятся в публикации, можно представить, какое цензурирование осуществляет дисциплинарный орган минских адвокатов и насколько условия работы адвокатов по воле руководства адвокатуры далеки от стандартов права человека на защиту и справедливое судебное разбирательство. Ведь если на адвоката перед заседанием оказывается колоссальное давление, далеко не каждый потом сможет независимо и принципиально осуществлять защиту в процессе без опаски наступления негативных последствий.

Дмитрий Лаевский
Дмитрий Лаевский

Политически мотивированное уголовное дело в отношении экс-главы Белгазпромбанка, а ныне политического заключённого Виктора Бабарико, стало знаковым в истории Беларуси по ряду причин.

Это и огромнейшая поддержка фигуры Бабарико на этапе сбора подписей за выдвижение его кандидатом в президенты, это и многочисленная инициативная группа из числа успешных менеджеров и опытных айти-специалистов. Идеи программы Виктора Бабарико о добросовестной конкуренции в политике, об условиях со стороны государства для свободного развития личности, о важности права как регулятора общественных отношений, о том, что подавляющее большинство белорусов созрели к переменам и тому, что власть в стране должна меняться в результате конкурентных выборов, нашли внушительный отклик у населения.

Огромный общественный резонанс уголовное преследование Виктора Бабарико возымело и в связи с действиями властей, которые с момента задержания политзаключённого раз за разом предпринимали попытки придать окраску делу банкира как коррупционному. Однако, если в деле нет политического мотива, то зачем тогда высшие должностные лица с момента задержания политзаключённого убеждали всех вокруг, преждевременно давая оценку действиям Бабарико на посту главы крупнейшего коммерческого банка страны, в том, что он виновен в отмывании денег и получении взяток в крупном размере? Правозащитный центр «Весна» в течение всего предварительного расследования дела обращал внимание на демонстративное пренебрежение стандартами прав человека в отношении Бабарико со стороны властей.

«Дело о поражении в правах Виктора Бабарико» – речь адвоката политзаключённого по «делу Белгазпромбанка»

Правозащитный центр «Весна» приводит в сокращённом варианте речь адвоката политзаключённого Натальи Мацкевич, из которой можно сделать исчерпывающие выводы о том, о чём на протяжение последнего года должна была буквально молчать защита Виктора Бабарико в связи с подпиской адвокатов о неразглашении материалов уголовного дела.

Период с конца 20-го по вторую половину 21-го года вошёл в историю белорусской адвокатуры как самый мрачный, поскольку институт профессиональных защитников столкнулся с беспрецедентными репрессиями и лишился около тридцати юристов, которые участвовали в политически мотивированных уголовных и административных делах. Мишенью стали адвокаты, которые самоотверженно и принципиально защищали права жертв политических репрессий, опубличивая факты беззакония и пыток, демонстративного пренебрежения судами процессуальных гарантий их подзащитных.

Год назад трудно было представить, что адвокатов начнут массово лишать права на профессию за высказывания в СМИ, а после блокировки независимых медиа и вовсе в ход пойдут санкции за публикации на страницах в соцсетях, принадлежащих адвокатам.

Апогеем абсурда и бессилия со стороны руководства адвокатуры в попытке «одернуть» юристов, чтобы те не высказывались публично по поводу происходящего в стране, стало лишение 9 июля 2021 года адвокатского статуса Дмитрия Лаевского за правовую позицию в прениях по самому резонансному политически мотивированному уголовному делу в истории независимой Беларуси. В ходе судебных прений в Верховном суде 22-23 июня 2021 года Дмитрий Лаевский привёл аргументы о неправомерном характере преследования не только Виктора Бабарико, но и других обвиняемых сотрудников «Белгазпромбанка», на показаниях которых исключительно и строилось обвинение Комитета госбезопасности и Генпрокуратуры, а в последующем – и приговор Верховного суда.

Примечательно, что если бы КГБ и ДФР в действительности обладали исчерпывающей доказательной базой улик, то достаточно было бы проведения предварительного расследования и судебного разбирательства, всего лишь руководствуясь законом и не чиня при этом препятствий защите. Однако 18 июня 2020 года, в день задержания претендента в президенты, весь мир увидел, как два адвоката стучались в запертые изнутри двери здания ДФР, пытаясь попасть к своему подзащитному. Сейчас эти два адвоката, Александр Пыльченко и Дмитрий Лаевский, лишены адвокатских лицензий.

В распоряжении Правозащитного центра «Весна» появилась звукозапись заседания Совета Минской городской коллегии адвокатов, которое состоялось 9 февраля 2021 года – за неделю до начала рассмотрения судом уголовного дела Бабарико (рассмотрение по существу началось 17 февраля 2021 года). Из тех фрагментов, которые приводятся в публикации, можно представить, какое цензурирование осуществляет дисциплинарный орган минских адвокатов и насколько условия работы адвокатов по воле руководства адвокатуры далеки от стандартов права человека на защиту и справедливое судебное разбирательство. Ведь если на адвоката перед заседанием оказывается колоссальное давление, далеко не каждый потом сможет независимо и принципиально осуществлять защиту в процессе без опаски наступления негативных последствий.

Возможна ли здоровая и добросовестная конкуренция среди адвокатов, если того, кто придерживается высоких стандартов профессиональной деятельности, сами органы адвокатуры лишают права на профессию и средств к существованию?

Стоит отметить, что заседание Совета МГКА состоялось сразу же после того, как адвокат Лаевский публично заявил о несовместимости со стандартами прав человека принятия дела в отношении Виктора Бабарико к рассмотрению по первой инстанции Верховным судом – из-за невозможности в этом случае обжаловать приговор в апелляционном порядке, нарушением гласности в связи с не допуском независимых СМИ на заседание, а также незаконностью и необоснованностью предъявленного КГБ обвинения, с которым дело в отношении Виктора Бабарико было передано в суд. «Весна» публикует самые интересные моменты, которые показывают насколько не легко независимому адвокату выполнять свой профессиональный долг в политически мотивированном уголовном деле.

Председатель МГКА Алексей Шваков: «Как это общество будет давать оценку правосудности приговора?»

Председатель МГКА Алексей Шваков: «Ваше вот это поведение, для чего вы это всё делаете? Вы высказываетесь совершенно не по делу, а там как прессу там пустили или не пустили, и может ли Верховный суд рассматривать по первой инстанции».

Адвокат Лаевский: «Я могу ответить вам на любой ваш вопрос, давайте про прессу».

Председатель МГКА Алексей Шваков: «Подождите. Ещё, значит, много-много всего. Нуу... Какое это имеет отношение к оказанию вами как адвокатом юридической помощи? Даже конкретно по этому делу или в связи с чем вы вообще всё это обсуждаете?».

Адвокат Лаевский: «Ну смотрите. Лучше всё-таки рассматривать всё по конкретным публикациям. Если вы задаёте вопрос о том, почему важно говорить про недопуск независимых медиа в процесс и про перенос процесса целенаправленно в здание, где потом не будут пускать людей, то это имеет прямое отношение к признанию результатов этого процесса правосудным или неправосудным. Потому что один из элементов права на справедливый суд – это не только возможность апелляции, участия адвоката или там реализации каких-то полномочий, это в том числе гласность и открытость процесса, в статье 14 Пакта мы это находим. Поэтому я как защитник Бабарико, на которого льют ушаты грязи абсолютно противоправны в нарушение презупмции невиновности, считаю своим профессиональным долгом сообщить обществу, которое в последующем будет давать в том числе оценку правосудности или неправосудности, о том, что эти моменты, на мой взгляд, значимы. Это первое. Второе».

Председатель МГКА Алексей Шваков: «Подожди, сразу вопрос, как это общество будет давать оценку правосудности приговора?»

Адвокат Лаевский: «Подождите! У нас есть у любого гражданина, в том числе и у адвокатов, право выражать своё мнение, да? И к большому счастью моему там нету списка вопросов, по которым я могу этого делать, да? Когда вы спрашиваете какое отношение это имеет к предмету правовой помощи или там сути правовой помощи, ну собственно говоря, когда я с женой на кухне вечером общаюсь, я тоже может быть обсуждаю какие-то вещи, которые прямо не относятся к правовой помощи, когда я в магазин за продуктами иду – есть абсолютно большой сектор жизни, да, человека, являющегося адвокатом, который может быть заполнен действиями, да, не противоречащими закону и при этом прямо не относящимися. Естественно, что, когда я пишу пост в блоге, как Чайчиц пишет пост блоге, да, я не занимаюсь оказанием правовой помощи. И тот факт, что мои суждения, как вы написали в характеристике в минюст, да, «допускает резкие критические высказывания» – они резкие и критические, потому что ситуация такая, которая подразумевает резкие и критические высказывания с моей стороны. Я считаю возможным это делать, потому что я не нарушаю закон».

ЗАПИСЬ

Председатель МГКА Алексей Шваков: «Что от этих ваших постов для Бабарыко или кого там, Знака защищаете ещё?»

Председатель МГКА Алексей Шваков: «Что от этих ваших постов для Бабарыко? Или кого там, Знака защищаете? Знак ещё, по-моему?»

Адвокат Лаевский: «и Знака защищаю, и Пыльченко защищал, да, представлял интересы».

Председатель МГКА Алексей Шваков: «Какая им польза? Ну вот материальная-реальная»

Адвокат Лаевский: «сотни тысяч граждан видят, что за Бабарико кто-то борется, что здесь есть смысл как-то отстаивать точку зрения в каком-то споре!»

ЗАПИСЬ

Председатель МГКА Алексей Шваков: «адвокат политикой и политиканством заниматься не должен»

Председатель МГКА Алексей Шваков: «Адвокат ограничен очень большими, как мы считаем, да, моментами. То, что может говорить какой-то блогер или политолог, какие-нибудь на телевидении или у себя там, адвокат просто не имеет права. Скажите, вы вообще понимаете, я слышал, так сказать, другие вещи, я так считаю, что адвокат политикой и политиканством заниматься не должен».

Адвокат Лаевский: «Какое высказывание, например? А где тут политика? Я эту фразу слышал пятьсот раз!»

Председатель МГКА Алексей Шваков: «я просто слышал высказывание того же Александра Владимировича Пыльченко, где-то на Белсате, да, выступал: как это адвокат не занимается политикой, мы же общественные деятели, мы же политикой занимаемся!»

Адвокат Лаевский: «Алексей Иванович, то что сказал Пыльченко, сказал Пыльченко».

Председатель МГКА Алексей Шваков: «Может вы так же считаете?»

Адвокат Лаевский: «я считаю, что это высказывание может иметь, иногда, в некоторых обстоятельствах смысл, да, когда адвокат, например, да, будет баллотироваться в депутаты. Вот я считаю, например, да, что участие официально в политике может расходиться с задачами адвокатской деятельности. А когда адвокат просто выражает свое мнение, да, то я не вижу, какое это имеет отношение к политике. Политика – это борьба за власть.»

ЗАПИСЬ

Член Совета МГКА: «Критикуй как положено!»

Член Совета МГКА: «Тот, кто занимался в данном случае законотворчеством, мы ж его не слушали, и он вполне может сказать: извините, ты критикуй как положено, но не позволяй себе…»

Адвокат Лаевский: «ключевой момент «критикуй как положено» – эта фраза, она и отражает причину, почему мы здесь собрались Потому что кто-то считает возможным, да, регулировать объем критики, а законодательство и Конституция никого не наделяют этим».

ЗАПИСЬ

Председатель МГКА Алексей Шваков: «достаточно некорректности одной фразы»

Председатель МГКА Алексей Шваков: «В фейсбуке, да, про “северокорейский вариант”. Уже достаточно, понимаете, корректности или некорректности одной фразы».

Адвокат Лаевский: «Беларусь дружит с государством КНДР, поддерживает длительные хозяйственные и культурные связи. Слов неприличных нет. Я не понимаю... если кому-то не нравится, что сегодня условия в этой стране становятся похожими на условия в других странах, то это уже вопрос не ко мне».

ЗАПИСЬ 

Евгений Пыльченко и Дмитрий Лаевский
Евгений Пыльченко и Дмитрий Лаевский

Председатель МГКА Алексей Шваков: «Адвокат ограничен настолько, что любой гражданин намного свободнее».

Адвокат Лаевский: «Александр Владимирович!»

Член Совета МГКА Александр Гомбалевский: «Да».

Адвокат Лаевский: «Каждый человек имеет определённые права».

Член Совета МГКА Александр Гомбалевский: «Человек - да, но ты адвокат».

Адвокат Лаевский: «Адвокат тем более имеет права, просто вы смотрите на это [прерывают]...».

Член Совета МГКА Александр Гомбалевский: «Обязанности надо…».

Другой член Совета МГКА: «Тут права одного заканчиваются там, где начинаются права другого».

Адвокат Лаевский: «Ну так я ж от вас критериев конкретных и не услышал, вы берёте какую-то фразу [прерывают]…»

Председатель МГКА Алексей Шваков: «Так, все, Дмитрий, к сожалению, адвокат ограничен настолько, что даже я думаю, что любой гражданин намного свободнее. А у нас, к сожалению, или, к счастью, есть ограничения».

ЗАПИСЬ

Член Совета МГКА Андрей Санкович про приоритеты адвокатуры: «вот дело политическое – лучше, чтоб попало в прессу или тихонечко получить наказание»

Член Совета МГКА Андрей Санкович: "[Адвокат], он должен выполнять решение Совета, да, что давайте мы не будем в прессе как бы ну..."

Адвокат Лаевский: "А где такое решение есть?"

Член Совета МГКА Андрей Санкович: "Ну, мы писали письмо, да, о том, что аккуратно высказывайтесь. Это начиналось ещё до Пыльченко мне кажется ещё".

Адвокат Лаевский: "Не, так если это есть решение, то я ознакомлюсь с ним, конечно".

Член Совета МГКА Андрей Санкович: "Ну, есть решение, что я писал сам, у меня есть, да, я писал по поводу... обращение было, да, я свое мнение высказывал просто, говорил, что адвокат должен аккуратно там это не смешивать дела в политику".

Председатель МГКА Алексей Шваков: "Это ещё до выборов было".

Член Совета МГКА Андрей Санкович: "Оно у меня есть, я найду и если надо вам пришлю, хорошо? Это моё мнение личное было по поводу обращения. Это наше вот обращение в совет Минской городской коллегии адвокатов, ну, это обращение…"

Адвокат Лаевский: "Это же не решение Совета. Или это решение?"

Член Совета МГКА Андрей Санкович: "Это не решение. Мы не будем юридическую тему поднимать".

Адвокат Лаевский: "Подождите, если это решение, то оно несёт для меня обязательность…[перебивают]"

Член Совета МГКА Андрей Санкович: "Вам такой вопрос задавали, как профессионалу, да, вот скажите, вот дело политическое, да, лучше, чтоб оно, там признают политическим, или осветить в прессе, или нет, как вы отвечаете на этот вопрос? Уголовное дело, лучше, чтобы оно попало в прессу и громкое стало либо это тихонечко лучше там получить наказание?"

Адвокат Лаевский: "Есть разные дела".

Запись

Член Совета МГКА Инна Легчина: «Есть определённые правила игры»

Член Совета МГКА Инна Легчина: "На сегодняшний момент вы бьётесь, указывая нам, что мы не правы. Но вот есть определённый социум, мы все живём в этом социуме. Вы пытаетесь этот социум... взять ледоруб, которым убивали, и пытаетесь лупить этим ледорубом. И вам говорят: «Ну, бесполезно. Ну, просто бесполезно»".

Адвокат Лаевский: "Я до сегодняшнего дня не думал, что это может стать поводом для того, чтобы меня на совет вызвать".

Член Совета МГКА Инна Легчина: "Понимаете, вы подставляетесь сами, но это ваше право. Каждый делает так, как он считает нужным, и мы уважаем вашу точку зрения. Но вы подставляете всех остальных. Прямо, косвенно".

Адвокат Лаевский: "Каким образом?"

Член Совета МГКА Инна Легчина: «ну каким образом, таким образом, что есть определённые рамки, и определённые условия поведения, и условия игры, по которым на сегодняшний момент вот в этих обстоятельствах, которые сложились, они вот такие»

Адвокат Лаевский: «А это какие обстоятельства?»

Член Совета МГКА Инна Легчина: «нууу, какие обстоятельства…»

Адвокат Лаевский: «Инна Борисовна, мы всё говорим какими-то полунамёками…  Так я не прав или я поступаю политически не грамотно?»

Член Совета МГКА Инна Легчина: «Давайте я почитаю что вы написали: “Открытое разбирательство или открытый суд значит, что любой гражданин может наблюдать в зале за судебным разбирательством. Идея открытости суда имеет в основе глубокий смысл, потому что это может способствовать объективности суда. Объективности суда. Ведь если на судью смотрит много людей, то вполне возможно, что он будет более взвешенно относиться к своим выводам и действиям”. Скажите, пожалуйста, если вы на меня будете не так смотреть, я буду выносить неправосудный приговор?»

Адвокат Лаевский: "Нет, вы ... [перебивают]".

Член Совета МГКА Инна Легчина: "Или вы осветите как-то в средствах массовой информации по-иному? Подождите".

Адвокат Лаевский: "Инна Борисовна, вы профессиональный адвокат, и можете безусловно исключительно качественно исказить любые слова, кто бы их не сказал".

Член Совета МГКА Инна Легчина: "Я вам не враг, я не хочу искажать ваши слова".

Адвокат Лаевский: "Инна Борисовна, я хочу сказать, что, вы прекрасно понимаете, что я имел в виду этой фразой. И она толкуется именно так как я её сказал. Когда за деятельностью судьи наблюдают граждане, на мой взгляд, вероятно, – наблюдают по видеосвязи, присутствием, чтением каких-то отчётов там про этот суд, как угодно, да, эта фраза имеет широкий смысл – когда они наблюдают, вероятность что он будет жесть в процессе устраивать, она чуть-чуть меньше, потому что мне ещё хочется верить, что у каких-то судей сохранился какой-то стыд хоть чуть-чуть, хотя я, наверное, заблуждаюсь в этом".

Запись

Председатель МГКА Алексей Шваков про приоритеты адвокатуры: «Мы жили тихо, нормально, нам всего хватало»

Председатель МГКА Алексей Шваков: "Таких у нас адвокатов, которые вот так вот поддерживают [публичное выражение мнения], ну максимум 5 процентов. Вот те, кто... основная количество у нас, которые работают в консультациях, вот они здесь есть - адвокаты, которые присутствуют, – им надо работать, им надо зарабатывать деньги, им надо растить детей, им надо сохранить профессию, им надо чтобы дела у них были просто, да… Им надо спокойствие. Вот мы жили после 12 года, когда вся та лобуда закончилась, вот скажите, кто здесь жил плохо? Мы жили тихо, нормально, нам всего хватало".

Запись

Член Совета МГКА адвокату Лаевскому: «Вы будете следовать судьбе своего коллеги Пыльченко»

Член Совета МГКА: "У вас есть высказывания, у меня претензии не ко всему в целом, у меня есть конкретные претензии к конкретным фразам, которые имеют ну саркастический тон. Вы говорите – это ирония, а мной воспринимается это как сарказм".

Адвокат Лаевский: "Сарказм – это не противоправное действие".

Член Совета МГКА: "Да, все это замечательно. Только вы должны понимать, кого вы защищаете. И какой это имеет в обществе резонанс. И допускать такие выражения!.. Да, пусть это не нарушает закон, я согласна, но есть понятие этики, да, может где-то в правилах профессиональной этики этого и не прописано, да. Но вы поступаете некоторыми фразами – “северокорейский вариант” – ну о чем вы здесь думали?"

Адвокат Лаевский: "А что тут недопустимого? Вот объясните свою точку зрения”.

Член Совета МГКА: "Вы полагаете допустимым писать?..."

Адвокат Лаевский: "А что тут непристойного, что тут противоправного?"

Член Совета МГКА: "Я вам говорю, что, как по мне, у вас не допустимый тон, понимаете? Риторика Ваша недопустима".

Председатель МГКА Алексей Шваков: "Дмитрий, а что вы имели в виду “северокорейский”, чё вы не назвали “южноамериканский?".

Адвокат Лаевский: "Мог написать даже “чилийский времён Аугусто Пиночета”, но какая разница? Это просто фраза!»

Член Совета МГКА: "Разница в том, что вы будете следовать судьбе своего коллеги, бывшего уже".

Адвокат Лаевский: "Если Вы так об этом осведомлены, мне остаётся только сожалеть".

Член Совета МГКА: "Я предполагаю, что это возможный вариант, понимаете? Как вы предполагаете, что может быть вынесен неправосудный приговор, так я предполагаю, что вы можете с учётом ваших публикаций последовать судьбе Пыльченко. Ну как бы вот и всё. И не говорите, что вы пытаетесь поднять престиж адвокатуры – вас адвокатура об этом не просит. Более того, представители адвокатуры вас просят: ну не в таком тоне, будьте любезны уж пожалуйста!"

Адвокат Лаевский: "Ну так сформулируйте мне критерии, в каком тоне мне можно!"

Член Совета МГКА: "Я не буду формулировать вам критерии, вы всё прекрасно понимаете!"

ЗАПИСЬ

Председатель МГКА Алексей Шваков адвокату Лаевскому: «Вы начинаете рассуждать на темы, на которые вы вообще не должны рассуждать»

Председатель МГКА Алексей Шваков: "Вы начинаете рассуждать на темы, на которые вы вообще не должны рассуждать, будучи профессионалом. Вы это делаете, я понимаю, умышленно. Так, да? Потому что понимаете…"

Адвокат Лаевский: "Ещё раз, что я делаю умышленно?"

Председатель МГКА Алексей Шваков: "Ну вот про все эти вещи рассуждать, которые не относятся к вашей защите".

ЗАПИСЬ

Председатель МГКА Алексей Шваков: «Вы понимаете, что своими выступлениями подставляете всё наше адвокатское сообщество?»

Председатель МГКА Алексей Шваков: "Вы понимаете, что в этой ситуации своими выступлениями в какой-то степени, так сказать, подставляете всё наше адвокатское сообщество?"

Член Совета МГКА: "Ну и себя в первую очередь".

Председатель МГКА Алексей Шваков: "Себя ладно, хозяин – барин. А вот нас всех".

Адвокат Лаевский: "Каким образом? как я вам навредил?"

Член Совета МГКА Александр Гомбалевский: "Потому что, если бы ты пришёл в Совет, мы собрались, спросил «можно мне так выступать, писать или нет?»».

Адвокат Лаевский: "Почему я должен так делать?"

Член Совета МГКА Александр Гомбалевский: "Ну потому что мы коллеги твои, понимаешь".

Адвокат Лаевский: "Так а в чем проблема, чем я вам врежу?"

Член Совета МГКА Александр Гомбалевский: "Ну ты же видишь какая обстановка, она накалена, зачем ты ещё выливаешь? ты же адвокат! Если не хочешь, выйди с адвокатуры и пиши ты что угодно".

ЗАПИСЬ

Председатель МГКА Алексей Шваков: «Вам “спасибо” никто не скажет»

Председатель МГКА Алексей Шваков: "…Мы живём не в замкнутом каком-то кодексе, да. Вокруг нас есть и эти, и те, и государственные органы власти и всё, с которыми вы, как говорится, уже имели дело, да. Но я уверен, что этим поведением вы всех нас ставите в затруднительное положение, а, говоря простым языком, подставляете. Чем это всё закончится, я не знаю. Но, думаю, вам никто спасибо не скажет".

ЗАПИСЬ

Член Совета МГКА: «Вам не дадут оказывать профессиональную помощь»

"И тут дело не в том, что мы против, да, и мы не хотим, да. А в том, что вам не дадут оказывать профессиональную помощь тому человеку, ради которого вы всё это делаете".

ЗАПИСЬ

Член Совета МГКА Инна Легчина: «Что с вами будет, Дмитрий Витальевич?»

Адвокат Лаевский: «Когда ко мне обращался Виктор Дмитриевич Бабарико за юридической помощью, это было за несколько дней до того, что потом произошло, это был уважаемый авторитетный человек, которого многие хотели бы видеть у себя в клиентах. То, что произошло потом, …»

Член Совета МГКА Инна Легчина: «Дмитрий Витальевич, позвольте я с вами не соглашусь. Проводил тутбай, кто считается основным из претендентов на пост президента. И 80 процентов населения, которое участвовало в голосовании, назвали Бабарико. Поэтому давайте не будем говорить, что имидж Бабарико неким образом упал. Изначально Алексей Иванович вам сказал: мы не берём Бабарико, Иванова, Петрова. Дмитрий Витальевич, разрешите, я скажу. Посмотрите: Бабарико, будет он сидеть, выйдет, что они там нарешают, какие там вертикали, какие там эти замесы, заносы, и всё остальное – это одно. Что с вами будет, Дмитрий Витальевич?»

ЗАПИСЬ

Председатель МГКА Алексей Шваков адвокату Лаевскому: «Не мешай нам работать!»

Председатель МГКА Алексей Шваков: “Пошёл по-новому, да?”

Адвокат Лаевский: “Нет, Алексей Иванович. Это боль очень большая, которую я, как житель этой страны, испытываю...”

Председатель МГКА Алексей Шваков: "…Ну, ставишь нас, тебе говорят, в положение… А нам, что делать сейчас? Тебя поблагодарить за это?.."

Адвокат Лаевский: “Мне не надо никаких благодарностей, только не мешайте”.

Председатель МГКА Алексей Шваков: “Отлично, “не мешайте”! Я тебе так же скажу - нам не мешай работать. Вот этим людям, которых тут 700-800 человек, не мешай нам работать!”

Адвокат Лаевский: “Ну, своим нахождением в профессии? Так можно довести и до выбора позиции по делу, да”.

Член Совета МГКА Александр Гомбалевский: “Нет, уж тут никто никогда никому не говорил [за позицию в процессе]”.

Председатель МГКА Алексей Шваков: “Никогда не трогали никого из адвокатов [за позицию в процессе]”.

ЗАПИСЬ

Органы адвокатуры стали полностью подконтрольными Минюсту?

Несмотря на давление и угрозы, адвокат Лаевский активно вёл защиту Виктора Бабарико в суде, выступал с правовыми комментариями в СМИ и соцсетях.

Весной 2021 года с подачи Министерства юстиции внесены изменения в Закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», согласно которым не только председатели территориальных коллегий адвокатов, но и члены советов коллегий подлежали согласованию в Минюсте. В результате этого органы адвокатуры как де факто, так и юридически стали полностью подконтрольны госаппарату в лице Минюста.

И слова членов Совета МГКА о том, что за позицию в процессе адвокатов “никогда не трогали”, прозвучавшие 9 февраля 2021 года, уже через несколько месяцев канули в лету…

8 июля 2021 года, через два дня после оглашения приговора по «делу Белгазпромбанка», дисциплинарная комиссия МГКА вынесла постановление, которым подвергла Дмитрия Лаевского дисциплинарному взысканию в виде исключения его из состава Минской городской коллегии адвокатов. А уже 9 июля 2021 года совет МГКА исключил адвоката Лаеского из коллегии, лишив его тем самым адвокатского статуса, права практиковать и средств к существованию. Поводом для такого дисциплинарного взыскания стала правовая позиция адвоката в процессе – выступление Лаевского с речью защиты в прениях по «делу Белгазпромбанка», в ходе которого он объяснил суть провокации в отношении Виктора Бабарико, привёл доводы о невиновности всех обвиняемых сотрудников банка, на чьих признаниях вины строилось обвинение ключевому фигуранту Виктору Бабарико, и заявил о необходимости их всех оправдать.

6 августа 2021 года дисциплинарная комиссия Белорусской республиканской коллегии адвокатов отказала в удовлетворении жалобы адвоката Лаевского на исключение его из МГКА. 11 августа 2021 года комиссия при Министерстве юстиции решила прекратить действие адвокатской лицензии Дмитрия Лаевского. Входившие в состав комиссии председатель МГКА Алексей Шваков и председатель БРКА Виктор Чайчиц голосовали «за» прекращение лицензии.

Таким образом, органы адвокатского самоуправления «довели» ситуацию с нарушением прав адвокатов до того, что адвокатов лишают права на профессию не только за публичное выражение мнения, но и за высказанную в суде правовую позицию.

В поддержку Дмитрия Лаевского выступили ведущие адвокатские объединения Европы, организации гражданского общества и международные правозащитные ассоциации.

Заявление в связи с усилением репрессий в отношении адвокатов в Беларуси и лишением Дмитрия Лаевского адвокатского статуса

Более 50 ведущих организаций, объединяющих юристов и адвокатов, продвигающих стандарты верховенства права и прав человека, подписали открытое заявление в связи с усилением репрессий в отношении адвокатов в Беларуси и лишением Дмитрия Лаевского адвокатского статуса.

Последние новости

Партнёрство

Членство