Три политзаключенных, пружанский поэт и две семьи. В Бресте начали судить еще 12 фигурантов "дела хороводов" Дополнено

2021 2021-05-14T13:10:41+0300 2021-05-17T11:19:52+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/horovody.png Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Скриншот с видео с городских камер видеонаблюдения 13 сентября в Бресте

Скриншот с видео с городских камер видеонаблюдения 13 сентября в Бресте

Суд Брестского района 14 мая начинает рассматривать"хороводное" уголовное дело по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса против еще 12 человек за участие 13 сентября в хороводе на пересечении бульвара Космонавтов и проспекта Машерова, когда протестующие были разогнаны водометом. На скамье подсудимых — отец и сын, сидящий в СИЗО, муж и беременная жена, пружанский поэт. В этот раз судят также трех политических заключенных, которые содержатся в СИЗО-7: 46-летнего Романа Яхина, 34-летнюю Ольгу Глушень и 19-летнего Арсения Синяка. Рассматривает дело председатель суда Брестского района Сергей Маручек. Количество обвиняемых по "делу хороводов" достигает более 70 человек, осуждены уже 46 человек — это одно из самых массовых "политических дел" в Беларуси. 

Кого судят в этот раз?

На этот раз на скамье подсудимых — Роман Демидович, Марина Дорошук, Виктория Корольчук, Алеся Кромчанина, супруги Андрей и Полина Ляшко, Светлана Марчук, пружанский поэт и пчеловод Николай Папеко, политзаключенный сын и отец Арсений и Евгений Синяки, политзаключенные 46-летний Роман Яхин и 34-летняя Ольга Глушень.

brest_spring_82.jpg

"Дело хороводов" в Бресте. Что известно сейчас?

Среди подозреваемых «по делу хороводов» — 32-летние супруги из Бреста Андрей и Полина Лешко. В тот день они находились на газоне рядом с основными событиями. 

В чем их обвиняют?

По версии обвинения, каждый из 12 обвиняемых в группе с другими лицами умышленно принял активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок. Их действия были сопряжены с явным неповиновением законным требованиям представителей власти, повлекли нарушение работы транспорта, предприятий и организаций. В частности, из – за простоя троллейбусному парку был нанесен ущерб 619 рублей 55 копеек, автобусному – 40 рублей 37 копеек. Кроме того, на разное время пришлось закрыться трех ларька и ресторана KFC. Пострадавшей стороной в деле выступает КУТП "Троллейбусный парк" и ОАО "Брестский автобусный парк". Обвинение предъявлено по части 1 статьи 342 Уголовного кодекса.

"Вы не в театре!"Что происходит в суде

Как пишет "Брестская газета", во время установления личности обвиняемых Николай Попека попросил судью разговаривать с ним на белорусском и повесил на себя “шпаргалку” с цитатой из Закона “аб мове”. "Вы не в театре!" – ответил судья и продолжил вести слушание на русском языке.

Позже Попека заявил ходатайство об отводе судьи и гособвинителя, поскольку они не владеют белорусским языком. Его поддержала ещё одна обвиняемая. Также Попеко попросил изменить меру пресечения для трех обвиняемых, которые находятся под стражей на подписку о невыезде.  Ходатайство подписали другие обвиняемые. Об этом же ходатайствовала для себя и подсудимая Глушень. Однако гособвинитель заявил, что для удовлетворения ходатайства нет оснований.

Суд удалился на перерыв до 12.00, чтобы решить удовлетворять ли заявленные ходатайства. После перерыва в этих просьба к суду было отказано.

После того, как гособвинитель зачитал подсудимым обвинение, с ним частично согласились пять фигурантов дела. Остальные не признали вину.

Затем суд приступил к допрос обвиняемых. Первой показания давала Алеся Кромчанина. Она рассказала, что в тот день не знала о том, что будет проводиться массовое мероприятие. Когда она оказалась на перекрестке, её позвали на проезжую часть. По её мнению, скопление людей выглядело, как праздник с добрыми намерениями, а не как люди, собравшиеся совершить преступление.

“Там было просто очень много счастливых людей!” – заявила она.

Она свою вину признала частично и пояснила, что у неё не было никакого злого умысла. Вину она чувствует лишь за причинённый из-за приостановки работы ущерб предприятиям (автобусный и троллейбусный парк, киоски и магазины).

Виктория Корольчук заявила на допросе, что 13 сентября она встретилась с подругами, и они решили пойти в кафе. По дороге они увидели толпу людей, а дойдя до перекрестка Машерова и бульвара вышли на проезжую часть, где было скопление людей, чтобы сфотографироваться (фото потом выложили в соцсети). Потом они с подругами пошли в кафе, а выйдя на улицу Виктория увидела мокрый асфальт. Со слов людей они узнали, что приезжала спецтехника.

Следом допрашивали Евгения Синяка. В тот день он приехал в центр города из микрорайона Речица с сыном Арсением, где они проживают. Увидев толпу людей, они присоединились к колонне возле памятника 1000-летия из любопытства. В хороводе на перекрестке бульвара и проспекта Евгений, с его слов, не принимал участие. Но считал, что мероприятие не запрещено, поскольку там было несколько экипажей ГАИ.

«Я думал, они нас охраняют!» – заявил он.

Ранее Евгений дважды задерживался за участие в массовых мероприятиях. Задержали обвиняемого и в день хоровода. В ИВС он встретил сына Арсения, с которым потерялся в толпе. Евгений признает, что участвовал в несанкционированном массовом мероприятии, однако заявил, что уже отсидел 15 суток за это.

Политзаключенный Роман Яхин родом из Баку, однако уже 30 лет живет в Беларуси. Он был несколько раз судим. Больше 10 лет назад он пережил трепанацию черепа, заработал эпилепсию и получил третью группу инвалидности. 13 сентября он вышел, чтобы «поддержать народ». Он признает, что выходил на проезжую часть в тот день. Свою вину Яхин признал частично.

После его допроса в суде объявили перерыв до 10.00 17 мая.

Осудили уже 46 человек. Как наказывают по этому делу других? 

По этому делу состоялись уже три суда. Суд Ленинского района Бреста 25 февраля вынес первые приговоры по уголовному "делу хороводов". Судья Святослав Калина осудил первую десятку — до двух лет ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа:

  • Ярошук Ярослав, политзаключенная Марина Глазова — 1,5 года ограничения свободы без направления ("домашняя химия")
    Воронович Вадим, Жаров Максим —2 года ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа ("химия")
  • Колпачик Евгений, Виктор Денисенко, Якубук Алексей, Литвин Виталий, Федоренко Николай — 1,5 года с направлением в исправительное учреждение открытого типа ("химия")
  • Сирецан Марина — 1 год ограничения свободы без направления ("домашняя химия").

Суд Ленинского района Бреста 15 марта вынес приговоры второй десятке. Судья Дмитрий Шурин осудил сразу восемь человек, назначив им наказание от  "домашней химии" до колонии:

  • Дмитрий Буневич – 1 год и 8 месяцев колонии общего режима;
  • Алексей Артецкий – 1,5 года колонии общего режима;
  • Дмитрий Абрамук и Виталий Брух – 2 года "химии";
  • Алексей Барановский, Дмитрий Качурко и Владимир Талатынник – 1,5 года " химии";
  • Геннадий Мисюта – 1,5 года "домашней химии".

В суде Московского района Бреста 7 мая осудили еще 14 фигурантов по "делу хороводов". Судья Инна Клышпач признала всех виновными и назначила наказание от 1,5 года "домашней химии" до 1 года колонии:

  • политзаключенный гражданин России Данила Чемоданов — 1 год лишения свободы в исправительной колонии общего режима (сейчас находится в СИЗО-7);
  • местная активистка Елена Гнаук, Мария Скаковец и Василий Чернецкий — 2 года "домашней химии";
  • Виктор Лобко, Сергей Наливко и Кирилл Луд, студенты Владислав Новицкий и Родион Кондратюк — 2 года " химии";
  • Виктория и Елена Лыскович (мать и дочь) — 1,5 " химии";
  • врач Юрий Чубрик, Валентина Жуковская, мать четырех детей Людмила Луцкая — 1,5 "домашней химии".

В итоге, брестские суды уже оценили праздничный хоровод 13 сентября в центре города в 3 года и 3 месяца колонии, 20 лет "химии", 5,5 "домашней химии" на 46 человек.

Последние новости

Партнёрство

Членство