Критика — это экстремизм? Дело блогера Павла Спирина: судебное следствие и последнее слово Аудио

2021 2021-02-01T22:20:38+0300 2021-02-02T17:39:35+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/pavel-spirin_sud_2021-02-01.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В Минском городском суде 1 февраля закончились прения сторон по уголовному делу в отношении блогера Павла Спирина. Гособвинитель Антон Тюменцев запросил 4 года и 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Судья Дина Кучук вынесет свое решение 5 февраля.

Как проходил судебный процесс и что говорилось на прении сторон? Читайте в нашем материале.

Блогер Павел Спирин после судебного заседания 1 февраля
Блогер Павел Спирин после судебного заседания 1 февраля

Судебный процесс в отношении Павла Спирина начался 25 января. Разбирательство по делу шло до 29 января каждый день. О первом дне можно прочесть здесь:

"Почему вы так оскорбляете ОМОН?" — суд над Павлом Спириным, на который не попало около 70 человек

В Минском городском суде 25 января в 10.00 начался суд по уголовному делу в отношении Павла Спирина. Не все желающие смогли попасть туда — около 70 человек осталось стоять вне зала судебных заседаний, так как им не хватило места. Дверь зала закрыли.

Социальная вражда по признаку принадлежности к профессии

Обвиняют Павла Спирина в части 1 статьи 130 УК РБ —  "Умышленные действия, направленные на возбуждение расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни по признаку расовой, национальной, религиозной, языковой или иной социальной принадлежности". Причиной этому обвинению стали два видеоролика на youtube-канале Павла Спирина: «Грань», посвященный антинаркотическому законодательству в Беларуси (размещен 14 июня 2019 года), а также «Жуткая тайна генпрокурора Беларуси: карт-бланш на садизм» (размещен 22 августа 2020 года и посвящен событиям 9 августа в Беларуси, где Павел Спирин выразил свое мнение о том, «что происходит, почему это происходит и где реакций Генеральной прокуратуры?»). В них обвинением усматривается «разжигание иной социальной вражды и розни, выразившихся в размещении [этих двух видеороликов]». Социальная группа здесь усматривается по признаку профессиональной принадлежности, а именно: работники прокуратуры, судьи, депутаты, высшие должностные лица РБ, сотрудники милиции, в том числе специального подразделения ОМОН.

Сам Павел Спирин подчеркивал во время судебного следствия и прений, что его видеоролики были направлены на критику правоохранительной системы и органов государственной власти.

Но с такой критикой гособвинение не согласно:

«Безусловно, критика сама по себе не может рассматриваться как проявление экстремизма, если только она не переходит грань, отделяющую гарантируемое каждому свободу мнений, убеждений и их свободное выражение от совершения преступных действий, предусмотренных законом», — отметил гособвинитель Антон Тюменцев во время судебных прений 1 февраля.

Госвобвинитель Антон Тюменцев. Фото: naviny.by
Госвобвинитель Антон Тюменцев. Фото: naviny.by

Если бы факты, представленные в видеороликах, были бы достоверными, то тогда это было бы критикой. Однако факты в этих видео «не поддаются никакой критике с точки зрения достоверности», а значит в роликах есть возбуждение вражды и ненависти — такова логика гособвинителя, который ссылается на проведенные судебные экспертизы.

Государственная и независимая экспертизы: в чем отличия?

По каждому из видеороликов Павла Спирина государственными представителями были проведены лингвистическая и социально-психологическая экспертизы.

Согласно лингвистической экспертизе, проведенной Государственным комитетом судебных экспертиз, в фильме «Грань» «имеются высказывания побудительного характера, призывающих к насильственным действиям, направленных на причинения вреда одной группы лиц другой группе лиц, объединенной по признакам «работники прокуратуры, судьи (которые выносят приговоры по наркотическим статьям — Прим.), депутаты, высшие должностные лица РБ, а также по признаку сотрудники милиции».

«Я ваш ролик воспринимаю как побуждение к насильственным действиям», — сказала Павлу Спирину эксперт Татьяна Лаврентьева на судебном заседании 28 января.

 «Вы полагаете, какое именно насилие по отношению к судьям и прокурорам я имею ввиду в ролике?», — уточнил Павел Спирин. 

«Убийство», ответила эксперт.

Для выражения негативной оценки в видео, согласно экспертам,  использовались разные речевые средства — негативно-лексические лексемы и стилистические приемы, однако «призывающие побуждения» в ролике Спирина были не прямыми, а завуалированными.

Во время судебных прений 1 февраля Спирин подчеркнул:

«Приговор не может быть основан  на предположениях. А раз прямого призыва [в видеоролике — Прим.] нет, значит все остальное — это всего лишь предположения».

Видеоролик «Жуткая тайна генпрокурора Беларуси: карт-бланш на садизм» также, согласно лингвистической экспертизе, имеет «высказывания побудительного характера, призывающие к насильственным действиям в отношении к представителям отдельных групп: высшие должностные лица, прокуроры, депутаты Парламента, заместителя председателя Верховного суда и иных лиц, а также конкретных лиц» — среди них не менее 15 человек, включая министра МВД Игоря Шуневича (ныне — экс-министра).

Социально-психологическая же экспертиза, проведенная Управлением судебно-психиатрических экспертиз по Минской области, установила: видеоролик «Жуткая тайна генпрокурора Беларуси: карт-бланш на садизм»  формирует у пользователя сети интернет враждебную социально-психологическую установку, выраженной в негативном отношении, признанию правильности и приемлемости совершении насильственно-агрессивных действий посредством их оправдания и одобрения  в отношении представителя группы лиц, объединенных по признаку профессиональной принадлежности — сотрудники ОМОН. Похожий вывод присутствует и в экспертизе видеоролика «Грань», однако подчеркивается враждебное отношение к конкретным должностным лицам, например к экс-министру МВД Игорь Шуневич.

«Вы оцениваете деятельность сотрудников ОМОН, связанную с тем, что происходило после выборов, как негативную», —  сказал Павлу Спирину эксперт-психолог Дмитрий Акалович во время судебного заседания 28 января. — «Вы [в видео] говорите: «избивали …» и прочее это негативная оценка их профессиональной деятельности, которая связана с выполнением ими профессиональных обязанностей. А поскольку она предъявлена публично, то она перестает быть вашей личной [оценкой.

Павел Спирин ходатайствовал о том, чтобы суд рассмотрел социально-гуманитарное исследование, которое по двум видеороликам дал Дмитрий Дубровский. Он является специалистом по проведению специальных судебных экспертиз в области языка вражды и преступлений на почве ненависти из Центра независимых социальных исследований (Санкт-Петербург). Выводы экспертизы таковы:

  • Вопрос: Имеются ли в обоих фильмах высказывания, содержащие лингвистические признаки побуждения к форме призывов к насильственным действиям в отношении к группе лиц или какой-либо социальной группы?
  • Ответ: Нет.
  • Вопрос: Содержат ли оба фильма признаки оправдания применения противоправных действий в отношении группы лиц или какой-либо социальной группы?
  • Ответ: Нет.
  • Вопрос: Имеется ли в фильме «Грань» высказывания, в которых негативно оценивается человек или группа лиц, объединенных по какому-либо признаку?
  • Ответ: Да, есть негативные оценки людей по признаку фальсификации ими наркотических дел. Эти сообщества не составляют социальных групп, которые должны защищаться законом.
  • Вопрос: Имеются ли в фильме «Жуткая тайна генпрокурора Беларуси: карт-бланш на садизм» высказывания, в которых негативно оценивается группа лиц или человек, объединенных по какому-либо признаку?
  • Ответ: Да, есть негативные оценки людей по признаку ими неправового насилия и пыток в отношении мирных граждан: речь идет о генералах, а также омоновцах, которые пытали людей.

Эта экспертиза была приобщена к материалам дела.  Однако гособвинитель во время судебных прений призвал не обращать на нее внимания, поскольку эксперт Дубровский имеет историческое, а не лингвистическое либо психологическое образование, и поэтому не является компетентным в таких вопросах. Что же касается государственной экспертизы, то оснований не доверять ее выводам не имеется, считает гособвинитель. А ее выводы объективно подтверждаются комментариями тех, кто смотрел ролик.

Люди, которые посмотрели ролик, Или влияние Спирина на интернет-пользователей

Некоторые из тех, кто оставлял комментарии под видео-роликами Павла Спирина на youtube , выступили на судебном заседании в качестве свидетеля.

«Молодым людям, осужденным по статье 328 [«наркотическая» статья в Уголовном кодексе РБ — Прим.] дают слишком большие сроки наказания, а можно дать другие. В этом контексте критиковалось и МВД», — рассказал свои впечатления о фильме свидетель Игорь Блудов. Сам он видеоролик «Грань» посмотрел не полностью.

«Негатива от меня по отношению к МВД вы не уловили?», — спросил у него Павел Спирин.

«В той части, которую я видел, не уловил», — сказал свидетель.

Свидетель же Полянин на судебный процесс не явился, однако его показания были оглашены во время судебного следствия и повторены гособвинителем во время прения сторон: «после ролика «Грань» он сделал вывод, что в нем имеется призыв к насильственным действиям, […] что стало причиной его обращения в правоохранительные органы».

Комментарии под видеороликами Спирина были осмотрены (а в материалах уголовного дела есть скриншот этих комментариев на 20 страниц).

«К видеоролику «Жуткая тайна генпрокурора Беларуси: карт-бланш на садизм»  имеются различные по своему характеру комментарии, в том числе связанные с намерениями применить насилие к сотрудникам ОМОН», — отметил гособвинитель во время прения сторон.

«Обвинение приводит лишь подборку из нескольких десятков комментариев, а под видео — более трех тысяч комментариев под каждым. То есть обвинение взяло 1-2% комментариев и хочет выдать их за мнение большинства», — сказал на это Павел Спирин во время прения сторон.

Последнее слово Павла Спирина

"Что сказать? Я всегда хотел и хочу для своей страны только добра. […] Мои видео — это просто критика. Жесткая, но критика. Например, газета Администрации Александра Лукашенко 300-тысячным тиражом распространяет еще большую критику, чем я. Призывая отбирать у протестующих их семей их детей. Сравнивая протестующих с фашистами. И никто этих журналистов и редакторов в разжигании социальной вражды не обвиняет. […]

Это [1 февраля — Прим.] уже мое пятое судебное заседание по этому дело. Уже пятый раз мне приходится раздеваться догола, поворачиваться и приседать, чтобы убедить МВД, что внутри моего заднего прохода нет ничего противозаконного. Особенно гадко, что это все снимается на видеокамеру. Такова процедура доставления людей в суд. […]

У нас в камере есть телевизор, и каждый вечер там говорится о необходимости диалога. Народ Беларуси хочет диалога. […] Я прошу Высокий суд своим приговором продемонстрировать, что государство вкладывает в понятие диалог, и какая судьба ждет таких людей, которые решили использовать шанс на мир для страны. Покажите приговором, что будет с нашими малолетними детьми и родителями-пенсионерами. У меня все".

 

Viasna96 · Реакция слушателей на последнее слово Павла Спирина

Последние новости

Партнёрство

Членство