Могилевские Watch dogs: за что им может сказать "спасибо" Лукашенко Фото Аудио

2019 2019-09-19T13:33:10+0300 2019-09-19T13:34:34+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/mspring_office_2.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Что вы знаете о региональных правозащитниках? Признайтесь — не так много. Поэтому в один из последних жнивенских дней мы запрыгнули возле столичных Ворот в самую раннюю маршрутку и доехали аж до Могилева. Мы отправились в гости к могилевских правозащитникам, чтобы не только попить с ними чая, но чтобы позадовать интересных вопросов для репортажа.

mspring_office_2.jpg
Команда "Могилевской Весны": правозащитники Борис Бухель, Алексей Колчин, Алесь Бураков и журналист Александр Бураков. Фото: spring96.org

На spring96.org есть специальный сайт "Люди Весны", посвященный региональным представителям Правозащитного центра "Весна". Но времена идут, к нам приходят все новые и новые люди, которые делают большой вклад в защиту прав человека не только в своем регионе, но всей Беларуси.

Команда Могилевского отделения "Весны" по существу состоит из трех правозащитников. Это Алексей Колчин (Aliaksei Kolchyn), который и возглавляет его. Юридические вопросы могилевчан решает известный правозащитник Борис Бухель, а информационной частью занимается, как говорят, молодой и перспективный, Алесь Бураков (Alex Raycon). Видим, что до гендерного баланса в команде далеко, они и сами признаются, что очень хотели бы прийти к этому, но пока решают этот вопрос за счет волонтеров. Но обо всем по порядку.

Как работает метод "зеркала" в коммуникации с властями в работе Бориса Бухеля, как так получилось, что первый правозащитный подкаст появился в Могилеве, чем журнал о правах человека круче правозащитного сайта, как получается совмещать правозащитную деятельность и участие в велосипедной гонке на 1200 километров? И, главное, за что в будущем Лукашенко может сказать "спасибо" могилевским правозащитникам? Об этом и многом другом читайте в нашем большом репортаже. Спойлер: в тексте, кроме этого предложения, вы больше не найдете ни строчки о "Вечернем Могилеве".

О трудностях и "плюшках" правозащиты в Могилеве

Чтобы посчитать, сколько времени правозащитник Алексей Колчин возглавляет Могилевское отделение «Весны», не хватит пальцев обеих рук. Сошлись на 20 годах. Мы попытались выяснить, что самое сложное и приятное в правозащитной деятельности в регионе. Оказалось, что универсального рецепта нет.

mspring_office_7.jpg
Руководитель могилевского отделения "Весны" Алексей Колчин. Фото: spring96.org

"Единственная трудность, с которой сталкиваются региональные правозащитники — это поиск людей, которые бы занимались этой малоблагодарной работой вместе с тобой. В этом смысле мне повезло. Почти с самого начала я работал с известным правозащитником Борисом Бухелем. Долгие годы мы работали фактически вдвоем с помощью волонтеров, которые время от времени нам помогали. В последние годы к нам присоединились молодые коллеги. Среди них — Алесь, который отвечает в "Могилевской Весне" за информационную работу, а также за нашу маленькую собственную волонтерскую службу. Примечательно, что наши волонтеры в ней могут заниматься различными интересностями в области прав человека и развивать свои собственные амбиции в этой сфере".

Мы здесь, конечно, возмутились, мол, почему "малоблагодарная". Правозащита — это же про идеалы и идеи. Алексей пояснил нам более понятным языком:

"Почему малоблагодарная? А что мы, по большому счету, можем предложить молодому юристу, который закончил какое-нибудь юридическое учреждение и который бы хотел у нас поработать? Никакой карьерной перспективы. Зато через те условия работы, что нам создала государство, мы можем твердо обещать неприятности на учебе, проблемы на работе и другие трудности по жизни [смеется]. Так что, правозащитная деятельность — она ​​совсем непростая в условиях, которые нам создает государство.

Но, что касается работы с людьми, здесь ситуация совершенно обратная. Если нам удается им помочь, достичь каких-то реальных успехов, то получаешь то, из-за чего и приходишь в правозащиту: восстановления справедливости и благодарности от людей, которые были жертвами, но восстановили свои права", — рассказывает Алексей Колчин.

Если государство — Big brother, то правозащитники — Watch dogs

Заметили интересную вещь: как только начинали говорить с местными правозащитниками о достижениях и победы, то в их глазах замечали какую-то печаль. Понимаем, что хотелось бы говорить о каких-то реальных реформах и более глобальных вещах, например, #каквукраине. Но хорошо, что белорусские правозащитники трезво оценивают здешнюю ситуацию.

"Мы работаем уже не одно десятилетие, но где же та демократия? Так сложилось, что основная задача белорусских правозащитников — не дать ситуации с правами человека ухудшится. Знаете, мы словно своего рода Watch dogs, такие собачки, которые постоянно кричат ​​на государство, когда она делает что-то ненужное и недоброе. Белорусские правозащитники очерчивают те границы, которых государство должно придерживаться", — рассказывает Алексей.

mspring_office_1.jpg
Правозащитники Алесь Бураков, Алексей Колчин и Александр Бураков. Фото: spring96.org

О новых вызовах правам человека и компетенцию региональных правозащитников

Особенностью региональных правозащитников является то, что они выступают этакими универсальными бойцами. Ситуация выглядит так: в области есть несколько правозащитников, которые вынуждены реагировать на все-все вызовы правам человека. Зачастую их даже нельзя предсказать. Как, например, весной в Могилеве массовую облаву правоохранителей на цыганский поселок. Могилевские правозащитники должны были среагировать на это мгновенно. Мы расспросили Алексея, как им удается так быстро "переключаться" и хватает ли на все компетенции.

"Тот кейс о ромах был настолько громкий и явно несправедливый, что нам он казался и простым, и непростым одновременно. Тогда силовики, кажется, нарушили все, что только можно было нарушить. В последние годы мы не занимались положением этой уязвимой группы в Могилеве, что немного осложнило ситуацию. Но первые шаги были очень просты: Алесь и Борис поехали под стены нашего ИВС и побеседовали с теми, кто там собрался. Они получили много полезной информации, с которой мы работали в дальнейшем.

Если возникает какая-то проблемная ситуация с правами человека, громкая и которая действительно беспокоит общество, то здесь уже не до компетенции. Но если ее не хватает, то надо брать и повышать ее.

Похожая ситуация сложилась и с тем же предприятием "Омск Карбон Могилев". Мы обращаемся к нашим коллегам, которые занимались уже этой проблематикой раньше. Например, к российским коллегам, которые занимались защитой экологических прав в связи с "Омск Карбон Групп".

До сих пор мы системно не занимались экологическими правами или правами третьего поколения. Но у нас не все экологи готовы громко говорить об этом. Если экологи не готовы, то тогда нужно правозащитникам взять на себя смелость и сказать то, что должно быть сказано".

mspring_office_12.jpg
Правозащитник Борис Бухель. Фото: spring96.org

Каждый суд с Борисом Леонидовичем — лекция

В Могилеве уже шутят: если в судебном заседании участвует правозащитник Борис Бухель, то могилевские судьи берут отгул в этот день. Потому что каждый процесс с ним превращается в лекцию по международному праву в области прав человека. Борис Леонидович называет это своей тактикой и стратегией. Говорит, что это работает.

"В судах меня уже знают. Если узнают, что я буду участвовать в заседании, — в суде переполох. Потому что уже изучили, что процесс быстро не закончится и судье придется качественно готовиться к нему.

Да что там судьям, даже коллегам иногда мои длинные речи на судах не нравятся. Так, если бы на суде по проведению массовых мероприятий в Могилеве, я участвовал один, то суд длился бы до часов 12 ночи. В таком деле — надо жертвовать своим временем.

По политическим делам, я уже не говорю, что мы проиграли суд. Судьи в таких случаях просто выносят решения. Поэтому цель участия в судебных процессах уже давно изменилась. Там, где играют без правил, выиграть невозможно. Теперь наша цель — не выиграть дело, а заставить судей изучить международные стандарты в области прав человека. И самое приятное: мы видим результат в решениях судей", — поделился опытом Борис Леонидович.

mspring_office_5.jpg
Журналист Александр Бураков. Фото: spring96.org

Кампания тюремные "реснички" — в интересах каждого белоруса

В начале августа могилевские правозащитники начали кампанию против "ресничек" на тюремных окнах. Беларусь — единственная страна в Европе, где на окнах учреждений лишения свободы продолжают использовать, так называемые "металлических жалюзи" или "реснички". Как отмечают правозащитники, из-за таких "ресничек" в камеру не попадает естественный свет. Полумрак, пребывание при круглосуточном электрическом освещении в течение многих месяцев неминуемо приводит к ухудшению зрения арестованных. Это антигуманное средство до сих пор используется в нарушение международных правил. Правозащитники требуют привести условия содержания арестованных в соответствие с Минимальными стандартными правилами обращения с заключенными ООН.

Правозащитники уже прислали более десятка жалоб в самые разные институции с просьбами срезать "реснички", предоставить правовую оценку этому и другое.

Когда мы приехали на офис, постоянный волонтер "Могилевской весны" журналист Александр Бураков раз присылал новую партию жалоб в государственные органы. Перед походом на почту, мы успели расспросить у него о кампании против "ресничек" на тюремных окнах, о ее актуальности и важности для белорусов. Нам повезло, и Александр провел целую экскурсию под стенами местной тюрьмы и ИВС, где мы все увидели сами.

mspring_office.jpg
Журналист Александр Бураков с жалобами перед их отправкой. Фото: spring96.org

"Представьте себе, что в вашей комнате, где вы сейчас находитесь, на окнах приварены пластины под углом 45 градусов. Фактически, в вашей комнате воцарится полумрак на 24 часа в сутки. Чтобы нормально ориентироваться, вам придется включать свет. А теперь представьте, что в таких условиях люди живут месяцами, а некоторые — годами.

Очень существенный момент: в СИЗО находятся люди до суда. То есть по закону и презумпции невиновности они еще невиновны, но их здоровью уже сейчас наносится ущерб. Вспомните недавнее громкое дело главного инженера Минского завода колесных тягачей Андрея Головача, который провел 50 месяцев в СИЗО и суд признал его невиновным. Понимаете, что человек четыре года провел фактически в условиях темницы? Человек лишился части здоровья там. И теперь встает резонный вопрос: что с этим делать?

Пока мы пытаемся выяснить позицию государственных органов на этот счет. И мы уже получили много интересной информации, с которой можно работать. Поняли, что проблема по большинству заключается в законодательстве с коллизиями.

В одном из ответов МВД нам сообщил, что вопрос прорабатывается. То есть они понимают, что это нужно менять, но как это делать и кто даст разрешение — непонятно. К сожалению, в нашей системе часто работают не законы, а администрация президента. Мне кажется, что пока мы не дойдем до самого высокого уровня — ничего не изменится.

mspring_office_8.jpg
На окнах можно увидеть "реснички", о которых идет речь в тексте. Фото: spring96.org

Удивительно, что до сих пор такую ​​кампанию еще никто не начал. Когда мы начали разбираться, то я очень удивился, что мы "первопроходцы" в таком явном вопросы. Изучая опыт других стран, мы узнали, что российские правозащитники добились этого еще в 90-е годы.

Считаем, что эта кампания будет абсолютно успешной. Единственное, что она будет долгой и непростой. Мы можем утверждать, что эта кампания о "ресничках" — в интересах каждого белоруса. Кто раньше сажал в тюрьму — рано или поздно сядет сам. Например, как по делу осужденного на 10 лет бывшего начальника отдела наркоконтроля Ленинского РОВД Могилева Ивана Потемкина. Известно, что милиционер провоцировал граждан, вовлеченных в незаконный оборот наркотиков на их приобретение и употребление с целью последующего задержания и привлечения к уголовной ответственности. Как видим, эта судьба может постигнуть каждого. Поэтому это должно быть не только проблемой правозащитников, а проблемой тех людей, которые сейчас у власти, да и вообще каждого человека. Мы уверены, что если, например, Александра Лукашенко посадят в СИЗО, и там будут срезаны "реснички", он будет очень благодарен за это именно правозащитникам".

Протестовать в Могилёве можно только в одном месте. Нормально?

Как рассказывает Борис Бухель, в Могилеве, где проживает более 380 тысяч человек, публично высказывать свое мнение через мирные собрания можно только в одном месте города. И то — на отшибе. Правозащитники признаются, что это одна из "больных точек", которая сильно влияет на общую ситуацию с правами человека в Могилеве. Недавно "Могилевская Весна" даже проводила монстрацию с целью привлечения внимания общества к этой проблеме. Кстати, это была первая гражданская акция семи лет, которую согласовали местные власти.

Поэтому находясь в Могилеве, мы просто не могли не съездить на тот стадион по улице Челюскинцев. Мы посмотрели на это место собственными глазами, и попытались понять, почему местные власти решили выделить для митингов и пикетов именно это место. Сразу скажем, что постичь эту истину нам так и не удалось, но выглядит это и в правду удручающе. Нам очень повезло в той поездке, и мы получили вторую экскурсию, только уже от правозащитника Алеся Буракова:

"Могилев — это единственный областной центр, где только одно разрешенное место для проведения мирных собраний. Даже в Пинске, меньшим нашего города почти в три раза, пять таких мест!

mspring_office_14.jpg
Правозащитник Алесь Бураков на едином разрешенном месте для мирных собраний в Могилеве. Фото: spring96.org

В городе два района — Ленинский и Октябрьский, но публично высказывать свое мнение, получается, можно только в Ленинском. Правозащитники работают над тем, чтобы в Могилеве появилось еще, как минимум, одно место. Мы долго переписывались с чиновниками по этому вопросу. Приостановили переписку в марте, когда местные власти нам пообещали, что они прорабатывают этот вопрос. Но уже сентябрь на дворе, а чыновки нам продолжают утверждать, что вопрос прорабатывается. Интересно, что они напрямую не отвечают отказом, поэтому мы не можем обжаловать этот ответ или перейти к другим активных действий. Такая позиция очень удобна для властей, так как они этот вопрос могут "прорабатывать" годами. Но мы уверены, что второму месту для мирных собраний в ближайшем будущем в Могилеве быть".

Для чего Беларуси общественные наблюдательные комиссии без реальных полномочий?

Хорошим инструментом контроля за деятельностью органов и учреждений, исполняющих наказание и иные меры уголовной ответственности (тюрьмы, колонии и т.д.), являются общественные наблюдательные комиссии (ГНК). В любой другой стране, но только не в Беларуси. Правозащитники давно высказываются по поводу необходимости реформирования этого института. Об этом более подробно нам рассказал Борис Бухель, который является членом ГНК по Могилевской области уже почти два года.

"Чтобы понимать всю ситуацию, приведу цифру. В таких комиссиях по всей Беларуси только три человека из гражданского сектора. Это правозащитник, председатель РОО "Белорусский Хельсинкский Комитет" Олег Гулак, эколог, координатор кампании "За здоровый Могилев" Андрей Бодилев и я, правозащитник "Весны", как член Могилевского правозащитного центра.

Когда меня включали в ГНК — думал, что можно что-то изменить. Но, кроме громкого названия комиссии, там больше ничего нет. Члены комиссий практически не имеют реальных полномочий, статус вызывает большие вопросы.

Правозащитники направили субъектам законодательной инициативы свои предложения по улучшению работы комиссий, а именно Проект Регламента работы Республиканской общественной наблюдательной комиссии при Министерстве юстиции и общественных наблюдательных комиссий при главных управлениях юстиции областных и Минским городским исполнительным комитетом.

За это время, когда я являюсь членом ГНК, мы три раза посетили колонии, но к политзаключенному Михаилу Жемчужному, например, нас не пустили, как и к бывшему политзаключенному Дмитрию Полиенко, когда тот отбывал наказание в Бобруйске. Последний раз, когда посещали исправительное колонии № 15 в Могилеве, мы даже заключенных не увидели. Нас водили по пустых помещениях, где находились только дежурные. Нам показали ремонт и то, как неплохо кормят заключенных. А поговорить непосредственно с осужденными, чтобы услышать о ситуации с условиями содержания из первых уст не дают.

Я задавался вопросам на различных семинарах и заседаниях Министерства юстиции: "Для чего мы туда ездим?" Но ответа так и не получил.

Складывается ощущение, что Регламент работы ГНК писал человек далекий от его полномочий. Если сравнить нашу комиссию с украинской, польской или даже российской, я уже не говорю о западных, то мы увидим, что у нас вообще нет никакого статуса.

mspring_office_9.jpg
Изолятор временного содержания в Могилеве. Фото: spring96.org

Кроме этого, мы направили предложения по изменению Уголовно-исполнительного кодекса о защите прав осужденных. В законодательстве прописаны права осужденных, но обязанностей администраций исправительных учреждений выполнять эти права — нет. Если посмотреть другие нормативные акты, например, Трудовой кодекс, то увидим, что каждому праву корреспондирует обязанность. Поэтому наше первое требование — включение в УИК нормы, которая бы предусматривала прямую обязанность администрации колоний, тюрем соблюдать права осужденных.

В сентябре должны быть рассмотрены наши предложения".

Журнал о Человеке и его правах: как это и зачем

Промониторив белорусские медиа мы увидели, что формат журнала в нашей стране не слишком распространен. А на правозащитную тематику — так вообще один в Беларуси. И это mspring.online — сайт могилевского отделения "Весны". Почему именно журнал, откуда он взялся и для кого, нам рассказал правозащитник Алесь Бураков.

"В "Весне" есть сеть региональных сайтов, которые называются "Гродненская Весна", "Брестская Весна", "Витебская Весна" и другие в таком духе. Сначала и наш сайт назывался "Могилевская Весна", но мы отказались от такого формата. Мы осознали, что если хотим заинтересовать незаангажированных людей темой прав человека, то сайт информационного агентства нам не подходит. Иначе говоря, если мы будем давать информацию только по выборам или о судах, то найдется мало людей, тем более в регионе, которых после таких материалов по-настоящему затронут права человека.

Поэтому мы остановились на варианте журнала, который позволяет делать немного больше, чем вариант обычного информационного сайта. Он автоматически расширяет наши возможности. Здесь органично смотрятся и видео, и подкасты, и интервью, даже на развлекательные темы. Люди, которые заходят на mspring.online, знают, что они обязательно найдут что-то для себя, потому что мы им предлагаем различные форматы и темы. Наши материалы зачастую граничат с правозащитой и общественной активностью. Здесь нужно учитывать региональную специфику. Кстати, после того, как мы превратились в журнал, в январе 2019 года, наша посещаемость и резонанс в соцсетях вырос в два-три раза.

Вообще, если говорить о том, на что мы ориентируемся, то это точно не белорусская журналистика. Это российская "Новая газета", в которой очень сильное правозащитное составляющее, при том, что она не позиционирует себя как вполне правозащитное издание. Это американские сайты ozy.com, vox.com, в которых тоже достаточно много статей именно о человеке и его правах и некоторые другие. Конечно, наш уровень ниже вышеперечисленных сайтов, потому что мы не такие раскрученные и крутые, но свою определенную нишу мы нашли. Знаем, что есть куда расти. Теперь вот думаем, что делать с этими знаниями.

mspring_office_4.jpg
Правозащитник Алесь Бураков в офисе "Могилевской Весны". Фото: spring96.org

Мы намеренно поставили в названии журнала на первое место именно Человека, а потом уже его права. Знаете, само понятие "права человека" — очень широкое. Конечно, правозащитники знают его дефиницию, но для людей, на которых мы ориентируемся, это, как правило, что-то непонятное и очень абстрактное. Нужно учитывать тот факт, что не все заканчивают наши правозащитные школы с Андреем Полудой и посещали весновские семинары по правам человека.

Если мы на первое место ставим именно Человека, то это больше очеловечивает наш сайт. Рассказывая о очередном судебном процессе в городе, мы не просто пишем о суде, а стараемся рассказать именно о конкретной человеческой истории. Проще объяснить людям, что за каждым нарушением прав человека стоит именно Человек, его личная история и его чувства".

Правозащитный подкаст — не колонка юриста! (Аудио)

Каждый понедельник на волне сайта mspring.online выходит подкаст “Дарагая рэдакцыя”, где "Могилевская Весна" с волонтерами отвечают на все вопросы, которые приходят на анонимную форму. Часы мы по нему не сверяем, а вот настроения общества в нем усмотреть можно. Мы уверенно и не без удовольствия называем его первым правозащитным подкастом в Беларуси. Как он появился на свет, каковы его цели и месседжи? Об этом и другом нам рассказал его штурман Александр Бураков.

Но если это история о подкасте, то и рассказать о ней мы решили в формате аудио вместо большого текста. Предлагаем несколько минут поприсутствовать на нашем интервью.

Кстати, за самий лучшее вопрос "Дарагая рэдакцыя" дарит фирменные чашечки mspring.online.

P.S. наша интервьюерка за вопрос про первый правозащитный подкаст в Беларуси кружку не выиграла.

Волонтерская служба "Весны" — лаборатория личностного роста

При Могилевском отделении "Весны" уже около полутора лет действует целая волонтерская служба. Это объединение молодых могилевчан, которая увлекаются правами человека (Да береги их Фемида!) Координатором и идейным вдохновителем волонтеров выступает правозащитник Алесь Бураков. Нам опять повезло — мы стали живыми свидетелями присвоения целого бренда могилевской Волонтерской Службы — MAYDAY. Как пояснил Алесь, волонтерам и волонтеркам захотелось быть более простыми и современными. Да и во время кинопросмотров, они заметили, что пока представляются полным наименованием, половина людей либо уходит, либо засыпает, шутит координатор MAYDAY [смеется].

mspring_office_16.jpg
Правозащитник Алесь Бураков. Фото: spring96.org

Портрет типичного могилёвского волонтера-правозащитника MAYDAY нам нарисовал Алесь:

"С волонтерами мы придерживаемся одного принципа: делать только то, от чего сами получаем фан. Мы крутим только те фильмы, которые нам интересны. Проводим ларпы, форум-театры и другие мероприятия только на те темы, которые интересуют нас самих. Таким образом, с нами те, с кем мы на одной волне.

К нам присоединяется молодежь, которая в другое время могла бы присоединиться к каким-нибудь политическим движениям или партиям. Это те люди, которых интересует именно общественная проблематика. В Могилеве есть Центр городских культур, но там больше про культурные вещи. По сути, больше таких открытых и активных площадок в городе нет. Поэтому можно выразить благодарность партиям и движениям, которые есть и одновременно нет в Могилеве. Получается, что молодежное поле у ​​нас активное на 98%. Они интересуются TikTok-ам, Тимой Белорусских и другими вещами из молодежной массовой культуры. И среди них есть люди, которым интересны права человека, и они приходят к нам. Мы видим, что из этих людей через пять лет вырастут или местные лидеры, или успешные бизнесмены, или политики, или, в конце концов, правозащитники. Поэтому волонтерская служба "Весны" видится такой лабораторией личностного роста. Волонтеры могут у нас реализовать и продемонстрировать свою активность. Например, они участвуют в наших подкастах, выступают модераторами на мероприятиях, помогают нам создавать видеоролики и фоторепортажи. Активность, во время которой можно реализовать свой потенциал, у нас найдется для каждого".

mspring_office_11.jpg
Правозащитник Борис Бухель. Фото: spring96.org

Метод "зеркала" в коммуникации с чиновниками: это как?

Кроме практической работы, правозащитник еще занимается научной деятельностью. Например, осенью он примет участие в качестве эксперта в Международном конгрессе восточноевропейских исследователей, который пройдет в Варшаве. Тема его выступления заявлена ​​как "Что такое демократия и свобода совести?" Борис Леонидович уверен, что в этих вопросах вообще не должно быть разночтений. Несмотря на то, что существует несколько тысяч дефиниций демократии, во всех должно быть одинаковое ее понимание. "Потому что, если послушать выступления политиков, то узнаем, что и у Путина, и у Лукашенко демократические режимы. А получается так потому, что у них просто свое понимание демократии. А такого быть не должно", — рассказывает правозащитник. Эти проблемы он и будет обсуждать с коллегами на конгрессе. Единственное, что его волнует — на выступление дается только 10-15 минут. А Борис Леонидович готов рассуждать на эту тему бесконечно.

Борис Бухель имеет большой опыт общения с органами власти. Рассказал он нам про, так называемый, метод "зеркала", который использует в работе с чиновниками уже на протяжении многих лет:

"До любого человека, чиновника или судьи, можно достучаться, если правильно поставить разговор. Чиновники все закрываются, поэтому я начал использовать эту методику. Это простейшая форма копирования коммуникации. Когда я в очередной раз слышу аргумент от чиновников "Я все понимаю, но у меня семья, дети". Тогда я отрубаю в том же духе: "Когда вы сказали про семью и детей, вы сами признались, что вам плевать на честь, долг, закон и присягу". На аргумент "Я просто выполняю приказ" напоминаю им про Нюрнбергский процесс. Конечно, после этого чиновники меня избегают и не хотят со мной разговаривать. Но с ними остается то, что я им сказал".

mspring_office_13.jpg
Правозащитник Алесь Бураков на единственном разрешенном месте для мирных собраний в Могилеве. Фото: spring96.org

Неформа(ль/т)ные мероприятия могилевчан-весновцев

"Могилевская Весна" с MAYDAY всегда удивляли нас своими форматами мероприятий. Тут тебе и форум-театр о людях с инвалидностью, и кинопросмотр с "V-значит Вендетта", и ток-шоу о городском активизме, и монстрация, и правозащитный ларп для карпов и не только, и даже участие в местном TEDx. Чувствуется, что они вкладывают много времени и сил, чтобы придумать что-то креативное и неформа(ль/т)ное. Для чего это делается и почему важно — просветил нас Алесь Бураков:

"Через наши мероприятия мы стараемся донести людям, что права человека — это не только репрессии, но то, что это весело. Одна вещь, когда ты пишешь материал, как тяжело жить людям с инвалидностью в Могилеве. Другая — проводить форум-театр на эту же тему, где каждый участник или участница могут почувствовать эту проблему на собственном опыте. Из таких мероприятий люди реально понимают о существующих проблемах. То же самое и с ларпами, где люди могут примерить на себя разные роли. А дискуссии после наших кинопоказов позволяют могилевчанином выразить мысль.

В Могилеве много умной молодежи, но в городе мало площадок, где бы они могли высказаться, поактивничать, показать себя, найти пару при помощи своих интеллектуальных мыслей. А на наших мероприятиях можно реализовать это. И, главное, помимо прочего — глубже проникнуть в правозащитный дискурс.

Такие мероприятия — хорошее средство поиска волонтеров. Мы понимаем, что если мы будем проводить простые скучные кинопоказы, к нам никто и не придет. Поэтому мне кажется, лучше покзать новую кинокомедию "Зеленая книга", которая получила несколько главных кинонаград мира — три "Золотых глобуса" и столько же "Оскаров". Важно, что этот фильм можно показать с правозащитной стороны. Из-за того, что это киноновинка, к нам могут прийти, например, молодые кинолюбители. Они посмотрят, что правозащитники — современные и прикольные люди, и захотят остаться с нами".

mspring_office_6.jpg
Правозащитник Алексей Колчин. Фото: spring96.org

Про самое лучшее лекарство от выгорания

Про выгорание и способы борьбы с ним мы расспросили именно Алексея, потому что мы всей "Весной" действительно восхищаемся его хобби и искренне радуемся за его победы. Если вы еще не в курсе, то рассказываем историю про осуществление мечты. Совсем недавно наш правозащитник Алексей Колчин проехал на велосипеде целых 1200 километров, поучаствовав в самом известном в мире супервеломарофоне Брест-Париж-Брест. Узнать о том, как это было и порадоваться вместе с нами, можете из больших статей на mspring.online и TUT.BY.

Что-то новое о способах от выгорания от Алексея мы не услышали. Честно говоря, мы и не ожидали, нам просто хотелось еще раз послушать о его велосипедном увлечении.

"Против выгорания есть прекрасная вещь — хобби, которое вас увлекает. О моем хобби уже, кажется, все знают — велопутешествия. Я когда отправляюсь в трудные и долгие путешествия, то отключаюсь от того, чем занимаюсь в повседневной жизни. Кажется, это лучший путь борьбы с выгорaнием", — отмечает правозащитник.

mspring_office_15.jpg
Баннер с монстрации могилевчан-весноцев, посвященной проблеме мирных собраний. Фото: spring96.org

ТОП-3 вещей, которые правозащитники бы изменили в Могилеве

Напоследок мы попросили правозащитников "Могилевской Весны" назвать по три вещи, которые они хотели бы изменить в Могилеве в области прав человека. И вот что из этого получилось.

Алексей Колчин:

  1. Больше зарегистрированных общественных и правозащитных организаций.
  2. Еще большей успешности нашему информационному составляющему.
  3. Отношение властей к правозащитникам не как к врагам.

Борис Бухель:

  1. Демократическая власть.
  2. Исключение отовсюду насильственных действий и методов в работе.
  3. Выполнение всех международных стандартов в области прав человека.

Алесь Бураков:

  1. Избирательная местная власть.
  2. Независимые суды.
  3. Позиция людей по отстаиванию/защите своих прав.

Следить за деятельностью правозащитников "Могилевской Весны" можно в социальных сетях: facebook, instagram, twitter, vkontakte. И, конечно, на сайте mspring.online.

Партнёрство

Членство