Михаил Гладкий: человек, который не дождался от государства восстановления справедливости Фото

2019 2019-07-01T16:09:18+0300 2019-07-01T16:23:59+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/mihail_gladki_viasna.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Правозащитникам "Весны" на днях стало известно, что в апреле 2018 умер незаконно осужденный Михаил Гладкий. Это тот человек, которого в 2003 году суд города Заславль осудил к восьми годам колонии строгого режима за преступление (ч.1 ст. 139 Уголовного кодекса), которое он не совершал. Через девять лет приговор в отношении Михаила был отменен, а уголовное дело прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Но Михаил Гладкий так и не дождался восстановления справедливости по отношению к себе со стороны государства и выплаты компенсации за незаконное осуждение.

mihail_gladki_viasna.jpg
Михаил Гладкий. Фото: ПЦ "Весна"

За что судили Михаила Гладкого?

10 октября 2002 года Михаил Гладкий пришел в дом к своей матери, где она жила с его братом Виктором, увидел мертвую мать и брата, который, как он думал, спал на кровати. Михаил решил, что брат и убил его мать, поскольку ранее уже неоднакратно избивал ее. Находясь в сильном эмоциональном возбуждении, он схватил топор и нанес несколько ударов по голове брата. Позже он вызвал милицию и скорую помощь.

Следствие сразу предъявило обвинение в убийстве двух человек — матери и брата. Позже следователи установили, что мать убил Виктор Гладкий, а Михаил Гладкий виновен в убийстве только брата. Если бы первоначальное обвинение не было изменено, согласно законодательству, Гладкий мог быть приговорен к смертной казни.

В суде свою вину Михаил признал полностью, отсидел пять лет в колонии и год и семь месяцев провел на исправительных работах.

Настоящий убийца Эдуард Лыков был задержан по подозрению в убийстве жителя Минского района в 2011 году. В ходе следствия, ссылаясь на беседы с католическим священником и искреннее раскаяние, он признался в убийстве еще четырех человек, в том числе в своих первых убийствах — матери и брата Михаила Гладкого в 2002 году. Их убийство было совершено за сутки до прихода Михаила Гладкого к матери — 9 октября.

Несмотря на чистосердечные признания и сотрудничество со следствием, благодаря которому был реабилитирован невиновный человек и раскрыты еще два убийства, Эдуард Лыков в 2013 году был приговорен к смертной казни и расстрелян.

gladki_mi_2.jpg
Свидетельство Михаила Гладкого об отбытии наказания

"По этому делу не был наказан ни один человек"

С 2014 года Михаил Гладкий до своей смерти добивался восстановления права на возмещение имущественного и морального вреда за незаконное осуждение, а также привлечения к ответственности лиц, участвовавших в производстве по его делу. Однако, Минский районный суд, Минский областной суд, Верховный суд, Следственный комитет и Генеральный прокурор отказались оценивать приговор и доказательную базу, привлекать к дисциплинарной ответственности должностных лиц, ссылаясь на признательные показания, которых было "достаточно для решения уголовного дела в суде".

Также Михаилу Гладкому отказали в возмещении ущерба, поскольку его показания расцениваются государственными органами, как самооговор. Тот факт, что Гладкий был уверен в своей виновности, таким образом давал "верные и объективные показания", а самооговор является сообщением заранее ложных показаний с какой-либо целью, не рассматривалось.

Как отмечает координатор кампании "Правозащитники против смертной казни в Беларуси" Андрей Полуда, за то, что Михаил Гладкий отбыл этот долгий срок, не наказали ни одного человека.

"Надо понимать, что это не пять суток и не десять... Хотя по справедливости, если человек незаконно отбыл хотя бы три часа в местах несвободы, то представители государства должны быть наказаны. Государство должно в любом случае разобраться, почему так произошло, каковы причины. Если такое не происходит, то в государстве такое еще произойдет не один раз.

Михаил говорил мне тогда, что он не требует от государства каких-то баснословных денег. Он только хотел, чтобы хватило денег на памятники его матери и брату. А сейчас такая ситуация получилась, что неизвестно, хватит ли денег на памятник ему лично", — рассказывает Андрей Полуда.

Как отмечает правозащитник "Весны" Валентин Стефанович, такая ситуация сложилась именно из-за игнорирования следователями своих обязанностей по полному расследованию дела:

"Вся эта система и ситуация показала, насколько у нас люди незащищенные от государства. Самое печальное, что мы так и не смогли добиться какой-либо компенсации для Миши...

На примере этого дела, мы еще раз убедились, что система не любит признавать свои ошибки. Ни один следователь и судья не были привлечены даже к дисциплинарной ответственности за то, что они не увидели ни явных следов, ни надписей на стенах, ни отпечатков пальцев третьих лиц в доме. Воспользовались тем, что Миша признал свою вину, на этом и закончили расследование дела. Очевидно, чистосердечное признание не освобождало следственные органы от обязанности полно провести расследование. Игнорирование своих обязанностей следователями привело к осуждению невиновного человека".

gladki_m.jpg
Михаил Гладкий с матерью и братом Виктором, которых убил Эдуард Лыков

Какие нарушения привели к судебной ошибке?

Правозащитники "Весны", которые помогали Михаилу взыскать компенсацию с государства, сделали анализ этого дела и отметили принципиальные нарушения следствия и обстоятельства дела, не рассмотренные судом, приведшие к судебной ошибки. Среди них:

  • Один из соседей, Василий, рассказывал, что видел, как накануне убийства Виктор Гладкий шел домой с незнакомым человеком. Но этого соседа не только не позвали в суд, но и не допрашивали следователи.
  • Эдуард Лыков был неоднократно судим и в криминальной базе есть его отпечатки пальцев, однако оперативники не нашли на месте преступления никаких «чужих» отпечатков.
  • По заявлению Лыкова в Верховном суде, на месте преступления в доме матери Гладкого он оставил на стене надпись «Найди меня и убей», однако эта надпись также не была исследована должным образом.
  • Согласно экспертизе, тело Виктора Гладкого было уже сутки как мертвым, когда Михаил Гладкий наносил по нему удары топором, однако ни следствие, ни суд не приняли это во внимание.
  • В приговоре сказано, что, согласно экспертизе, на одежде обвиняемого "установлено наличие крови человека, которая могла произойти, в том числе, от потерпевшего Гладкого В.П.". Однако экспертизы должны давать более точные заключения, была ли это кровь потерпевших.

Полуда: "Это еще один аргумент, что смертная казнь нашей стране не нужна"

Андрей Полуда, который много работал с Михаилом в рамках кампании "Правозащитники против смертной казни в Беларуси», отмечает, что на примере этой истории люди еще раз задумаются, нужна ли стране смертная казнь и лично каждому из них.

"Михаил Гладкий вошел в историю нашей страны не только как незаконно осужденный человек, а теперь и как человек, который не дождался восстановления справедливости от государства. Этот человек потерял всё, как он говорил. Кроме матери и брата, после нескольких месяцев освобождения умерла его жена. Поэтому, когда он добивался компенсации, у него уже не оставалось ничего, кроме надежды. А теперь уже и не осталось самого человека.

Этот случай вспоминается с большой печалью. Для меня лично это еще один показатель и аргумент того, что смертная казнь нашей стране не нужна. Как показала эта ситуация, добиться справедливости невозможно. А тем более, если говорить о человеке, который может быть расстрелян в результате подобной судебной ошибки. Это очень ужасно..."

gladki_mi_1.jpg
Открытка Михаила Гладкого, которую он прислал своей жене из колонии

"И сколько таких Михаилов Гладких у нас в стране — никто не знает"

Правозащитники "Весны" с большим сожалением восприняли новость о смерти Михаила Гладкого.

"С большим сожалением я узнал о печальной новости, что Миши Гладкого нет больше с нами. Мне он запомнился таким обычным маленьким человеком, каких много в нашей стране, и который попал в этот молот государственной машины, которая не разбиралась и не хотела разбираться виноват этот человек или нет", — отмечает Валентин Стефанович.

Андрей Полуда вспоминает, что Михаил при всей чудовищности его жизненной ситуации был стойким человеком, старался всегда вести себя мужественно, не показывать эмоций.

"Но помню случай, который его сильно впечатлил. В очередной раз, когда я приехал к нему на встречу, он сказал мне: "Спасибо вам, что даже в Америке узнали о моей несправедливой ситуации". Дело в том, что его соседа родственник, живущий в Америке, узнал об этом случае. Михаил очень удивился, что даже там о нем узнали. Когда мы об этом немного поговорили, он сел и заплакал... Этот человек нуждался в простом человеческом внимания к себе...

Какие у меня были эмоции, когда я узнал о Михаиле? Печаль, отчаяние, беспомощность, безвыходность, бессилие... Нечто подобное испытываем после каждого расстрела, но тут немного другая ситуация, напрямую не связанная с вынесением смертного приговора. И сколько таких Михаилов Гладких у нас в стране — никто не знает..." — добавляет Андрей Полуда.

Партнёрство

Членство