“Избавимся от смертной казни, чтобы с новыми силами обратиться к другим социальным проблемам!” Фото Видео

2016 2016-10-10T12:12:15+0300 2016-10-10T13:24:34+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/florence_bellivier-viasna.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Флоранс Белливье во время видеосъемки в ПЦ "Весна". 4 октября 2016

Флоранс Белливье во время видеосъемки в ПЦ "Весна". 4 октября 2016

Всемирный день против смертной казни, который отмечается 10 октября, без преувеличений можно назвать брендом Всемирной коалиции против смертной казни. Еще одно известное мероприятие этой ассоциации - глобальный конгресс аболиционистов, в котором с 2010 года принимают участие и белорусские правозащитники. В то же время о самой Коалиции и особенностях ее деятельности в белорусском обществе известно не много. Чтобы восполнить этот пробел, мы побеседовали с первым президентом Коалиции Флоранс Белливье (Florence Bellivier), которая посетила нашу страну в рамках Недели против смертной казни.   

Рассказывая о периоде зарождения Коалиции, когда в конце 1999 – начале 2000 года по инициативе парижской организации «Вместе против смертной казни» собрались представители Международной Федерации за права человека, Международной Амнистии, Ассоциации христиан против пыток и других международных НПО и решили совместно заняться проблемой смертной казни на международном уровне, Флоранс Белливье подчеркнула:

- Для меня очень важно, что Коалиция была основана не в рамках какого-то там проекта, а по инициативе людей, которые борются со смертной казнью и осознают, что это объединение – важный, необходимый шаг. На первый Конгресс, прошедший в 2001 году в Страсбурге, приехали многие известные правозащитники, среди них Карим Лахиджи из Ирана, Сидики Каба из Сенегала. Это те люди, которые и пятнадцать лет спустя очень активно борются против смертной казни. То есть, Коалиция – это реальная инициатива реально работающих людей. И дата 10 октября для меня важна тем, что этот международный День основан именно гражданским обществом. 

Флоранс Белливье с постером Коалиции к 10 октября 2016
Флоранс Белливье с постером Коалиции к Всемирному дню борьбы против смертной казни, который в этом году посвящен теме терроризма.Минск, 4 октября 2016

- Что представляет из себя Коалиция спустя пятнадцать лет после образования?

- Коалиция пережила два периода, на мой взгляд, достаточно различных. До 2011 года это было объединение работающих вместе людей, но при этом оно не было независимым от ассоциации «Вместе против смертной казни». А начиная с 2011-го, оно развилось достаточно, чтобы стать самостоятельной структурой – со своим президентом, правлением, определяющим направления деятельности, а также со своим офисом и абсолютно независимым финансированием. В Коалиции работают три сотрудника, это довольно мало, но им многого удается достичь, поскольку в основном они занимаются координационной работой. Я была избрана первым президентом Коалиции и пробыла на этом посту два мандата. Относительно недавно была избрана вторая в истории Коалиции президент – американка Элизабет Зитрин (Elizabeth Zitrin). 

Главная роль Коалиции – зонтичная, и это всюду подчеркивается. Она не стремится заменить собою членские организации, которые занимаются вопросами смертной казни в своих странах, это остается полностью на их счету. А цель Коалиции – придать большую огласку их деятельности, предоставить их голосам международную трибуну.

- Каковы основные направления работы Коалиции на международном уровне? 

 - Очень важная для нас работа – это лоббирование ратификации Второго Факультативного протокола к Международному Пакту о гражданских и политических правах ООН. Для меня это некая противоположность кампании 10 октября, потому как представляет собой юридическую работу на уровне государства. Но эта работа очень важна, так как многие не отменившие смертную казнь правительства на международной арене любят повторять, что данный вид наказания не запрещен международным правом. И единственный документ, который содержит требование об отмене смертной казни, это тот самый Второй Факультативный протокол к Пакту. Мы выбрали именно этот механизм как главный инструмент в своей работе, потому что наша работа направлена в основном на страны, которые либо де-факто не исполняют смертные приговоры, либо не выносят таких приговоров вообще, при том что смертная казнь все еще остается в их законодательствах. То есть, это не активно убивающие страны, потому как в работе с ними, конечно, нужны другие аргументы. Это страны, которым осталось пройти еще одну ступень – законодательно закрепить установившуюся практику без возможности возврата к смертной казни, поскольку ратификация влечет за собой строгие обязательства.              

Хочу отметить, что лишь недавно число стран, ратифицировавших Второй Факультативный протокол, превысило 80. Учитывая, что сам Пакт подписали свыше 140 стран, то этот важный шаг сделали чуть более половины стран-участниц. И мы отмечаем постепенные успехи – Того, Мадагаскар, Монголия недавно подписали этот Протокол. 

- Получается, Беларусь, не проявляющая стремления к ратификации Второго Факультативного протокола к МПГПП, остается вне фокуса Коалиции…

- Да, Беларусь, действительно, вне фокуса этой международной кампании, поскольку нельзя объять необъятное. Но в своей работе мы заметили, и это для нас было неким сюрпризом, что некоторые страны, не желающие подписывать Второй Факультативный протокол, более спокойно относятся к региональным протоколам. Например, есть два протокола к Европейской конвенции по правам человека… К сожалению, Беларусь не является участником и этой Конвенции, поэтому ее это пока не касается, но, учитывая, что это европейская страна, можно надеяться, что рано или поздно необходимый сдвиг произойдет. Приведу другой пример, немного далекий от Беларуси. Благодаря работе Коалиции и ее членов, уже подготовлен Африканский протокол против смертной казни и в скором времени начнутся согласования по его поводу. Это региональный документ, который многие африканские страны уже готовы подписать, другие, возможно, захотят к ним присоединиться. Для них региональный инструмент такого рода представляется более интересным, чем международные инструменты.

Кроме всего прочего, Генеральной Ассамблеей ООН в Нью-Йорке регулярно принимаются резолюции за отмену смертной казни, и опять-таки мы, члены Коалиции, встречаемся и решаем, кто какие страны будет лоббировать. То есть, тех, кого возможно, уговорить голосовать «за», а тех, которых невозможно, уговорить хотя бы не голосовать «против», воздержаться, потому как даже это очень многое значит в раскладе резолюций на уровне именно Генассамблеи ООН. И такая работа ведется в том числе с Беларусью – чтобы государство не голосовало «против» таких резолюций. Начиная с 2007 года, 117 стран проголосовали за отмену смертной казни, что довольно много.

Представители FIDH и
Представители миссии FIDH Флоранс Белливье и Саша Кулаева с правозащитниками и сторонниками "Весны" - вместе против смертной казни. Минск, 4 октября 2016

- Чего, на Ваш взгляд, сегодня не хватает в работе против смертной казни внутри Беларуси?

- Нам представляется очень важной и нас очень впечатляет работа, которую проводит «Весна» в рамках кампании против смертной казни. И нам кажется, что у «Весны» и Коалиции очень схожие подходы в работе. Конечно, все, что связано со смертной казнью, в любом случае, отражает политическую ситуацию в отдельно взятой стране. Но есть и общие черты – нарушение права на справедливый суд, возможность судебной ошибки, нарушение презумпции невиновности, «синдром коридора смерти». Поэтому для нас не менее важно, чем все остальные направления деятельности, налаживание горизонтальных связей между членами Коалиции. Мы стремимся, чтобы аболиционисты были знакомы друг с другом и делились практическим опытом, передавали друг другу аргументы и знания. Хочу привести пример. В Минске мы присутствовали на процессе в Верховном суде, который закончился подтверждением смертного приговора. Конечно, это был момент эмоционально очень напряженный: в нескольких метрах друг от друга находились убийца, который сам скоро будет убит, и мать убитой женщины, которую колотило так сильно, что это было заметно невооруженным глазом. Когда судебный процесс закончился, то мать жертвы ушла совершенно одна, как с какого-то обыденного действа, никто ее не сопровождал. И у меня родился вопрос, который я задала Андрею [Андрей Полуда – координатор кампании «Правозащитники против смертной казни в Беларуси» - ред.]: как вы работаете не только с семьями приговоренных к смертной казни, но и с семьями жертв, которые часто требуют смертной казни? И Андрей рассказал мне, как трудно выйти на этих людей и как трудно установить с ними контакт, что он пытается наладить такую работу, поскольку государство не оказывает этим людям никакой социальной или психологической помощи и подразумевается, что смертный приговор тому, кто убил их близкого, решает все проблемы. Что, конечно, не так. Эти люди остаются один на один со своим горем. И я сразу вспомнила американскую членскую организацию нашей Коалиции – Ассоциацию семей жертв убийств, которая основной своей целью ставит отмену смертной казни. То есть, родственники убитых объединились для работы с обществом, говоря, что «око за око» - устаревший принцип. И мне кажется, что было бы замечательно познакомить «Весну» с этой ассоциацией, установить такую связь. Основатель этой американской ассоциации, отец жертвы, помог создать аналогичные организации в Корее, Японии, почему бы и не в Беларуси в будущем. На мой взгляд, это одна из основных задач Коалиции – сводить людей, помогать им работать вместе. 

Помимо того, Коалиция производит инструменты, которые могут быть использованы в практической борьбе против смертной казни. Один из них, который я хотела бы упомянуть, это пособие для адвокатов, защищающих тех, кто рискует быть приговорен к смерти. Оно было инициировано одной американской адвокатом и написано в привязке к уголовному законодательству восточноафриканской республики Малави, но затем переведено и адаптировано под другие юридические системы. Я не смогла 4 октября в Минске присутствовать на той части судебного процесса, где выступала защита, поскольку процесс был закрытый, но могу допустить, что у адвоката не было всех инструментов, чтобы квалифицированно и со знанием всех элементов защищать человека, которому грозит смертная казнь. И мне кажется, что такое руководство, адаптированное к белорусской действительности и Уголовному кодексу, было бы очень полезным для белорусских адвокатов.

- Что бы Вы хотели сказать белорусскому обществу по случаю Всемирного дня борьбы против смертной казни?

- Я бы хотела обратиться с двумя мыслями, которые лишь на первый взгляд противоречивы, но таковыми не являются.

С одной стороны, я лично считаю, что не надо стигматизировать и подвергать позору те страны, в которых смертная казнь еще не отменена. Надо помнить о том, что массовость аболиционистское движение во всем мире набирает с очень недавних времен. Например, несколько дней назад я в разговоре с шестнадцатилетней девушкой упомянула, что вскоре буду участвовать в мероприятии по случаю 35-летия отмены смертной казни во Франции, у и нее от удивления буквально выкатились глаза, мол, как это – только тридцать пять последних лет в нашей стране нет смертной казни… Так что мой главный посыл в том, что аболиционизм – это не застывшая форма, это динамика, движение, прогресс, к которому никогда не поздно прийти.

Но с другой стороны, следует понимать, что время уходит очень быстро. Потому что каждый следующий приведенный в исполнение смертный приговор – это ушедшая жизнь. И это очень большая травма для общества, для семей приговоренных, чего можно избежать, приняв решение, к которому все равно рано или поздно придется прийти. Потому как в обратной ситуации происходит следующее. Либо смертный приговор исполняется быстро, как в Беларуси. Либо, с соблюдением всех необходимых гарантий, проходят многочисленные апелляции с участием хорошо подготовленных адвокатов, проводятся новые разбирательства, чтобы доказать, что нет ошибки, и в результате ситуация доходит до полного абсурда – заключенные умирают в камерах смертников от старости, как это происходит, например, в Калифорнии. При этом там возникает масса других проблем и дополнительных нарушений – жестокое негуманное обращение, «синдром коридора смерти», страдания семей и так далее.

Так что давайте избавимся от этого страшного вида наказания, коим является смертная казнь, чтобы с новыми силами обратиться к другим социальным проблемам в наших обществах!

Добавим, что профессор права Флоранс Белливье является заместителем Генерального секретаря FIDH и приезжала в Беларусь для презентации отчета “Смертная казнь в Беларуси: убийства на (не)законных основаниях”, подготовленного FIDH и ПЦ “Весна”.              

Благодарим за перевод с французского Сашу Кулаеву, руководителя отдела Восточной Европы и Центральной Азии FIDH. 

Последние новости

Партнёрство

Членство