«Эти задержания и направлены на то, чтобы ломать людей», — житель Россон про условия содержания в витебском ИВС

2022 2022-04-29T17:23:07+0300 2022-04-29T21:11:34+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/okrestina_90.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В середине марта в городском посёлке Россоны осудили Николая Машарского, которого признали виноватым в призывах к участию в акции протеста 27 февраля. Суд над ним прошёл, пока мужчина находился в России. Решение судьи об аресте на 20 суток Машарский получил через сообщение в Viber. Через день после возвращения в Беларусь Николая задержали дома пятеро силовиков в бронежилетах. Весь арест он отбывал в витебском изоляторе, где для арестованных по «народным» статьям созданы специальные условия. Бывший арестант рассказал «Весне» про условия содержания в ИВС, про избиение администрацией «неполитических» за протест и про то, как власти Россон преследуют его семью по политическим мотивам.

Иллюстрационное фото spring96.org
Иллюстрационное фото spring96.org

Вызов в РУВД и решение суда получил через Viber

В основной день голосования на референдуме, 27 февраля, Николай получил сообщение в Viber из РУВД. Его оповестили, что он должен прийти в указанное время по адресу управления для разбирательств и составления протокола. Однако, в это время он находился заграницей, поэтому ответил, что приехать не может. Через несколько дней ему пришла уже повестка в суд Россонского района Витебской области. При этом он не давал объяснения по делу, не был ознакомлен с протоколом и, соответственно, не подписывал его. Николай снова ответил секретарю судьи, что находится не в Беларуси и не сможет прийти в указанное время — только через 10 дней. 

В итоге судья Рада Доминич 16 марта рассмотрела дело Машарского в его отсутствии, а в постановлении суда отметила, что мужчина «был надлежаще извещён о времени и месте рассмотрения дела». Кроме этого, в постановлении сказано, что «Машарским в ходе подготовки дела об административном правонарушении к рассмотрению замечаний и объяснений по содержанию протокола не сделано». Хотя Николай не мог ознакомиться с материалами дела, потому что не находился в это время в стране.

Согласно протоколу, мужчину обвинили в призывах к участию в антивоенной акции протеста 27 февраля, которые он разместил на своей странице в фэйсбуке за день до референдума. Так как ранее мужчину уже судили по административной статье за лозунг «Жыве Беларусь» в День Независимости Беларуси, в этот раз на него составили протокол по части 3 статьи 24.23 КоАП за повторное правонарушение за год.

Уже на пути в Беларусь Николай получил сообщение с постановлением суда о том, что ему назначили арест в виде 20 суток.

«Смотрю в окно, а там маски-шоу: пять человек в касках и бронежилетах пришли задерживать»

Согласно законодательству, отбывать назначенный судом арест человека могут забрать в любой момент в течение года. Но Николай после возвращения домой он решил самостоятельно пойти в РУВД. Но перед этим он собирался несколько дней побыть с семьёй, привести себя в порядок после дороги и работы, а также подготовить необходимые вещи к изолятору. Но не успел, так как через день за ним приехали силовики: 

«Примерно 9:30. Звонок в деверь. Смотрю в окно, а там маски-шоу: пять человек в касках и бронежилетах пришли задерживать».

При этом мужчина отмечает, что Россоны — маленький посёлок, в котором все друг друга знают и «скрываться» он не собирался. Утром дома с мужчиной находилась 5-летняя дочь. Чтобы не оставлять ребенка одного, сотрудники милиции согласились позвонить жене и попросить её приехать домой.

В поликлинику водили в наручниках, а в изолятор отвезли за 170 километров от дома

Николаю разрешили собрать с собой пакет с вещами и посадили в машину. Сначала его доставили в местный РОВД, где провели личный досмотр. В управлении его удерживали около пяти часов в одиночной камере. Далее его доставили для медицинского освидетельствования в местную поликлинику, где дежурный врач выдал справку о том, что Николай может содержаться в ИВС. По словам мужчины, в поликлинике его водили в наручниках.

«Очевидно, что они создают такие условия для людей, чтобы они сломались и отказались от своих взглядов. Эти задержания и направлены на то, чтобы ломать людей, чтобы они боялись. Хватают людей на улицах и сажают, сажают, сажают…», — отмечает Машарский.

По дороге в изолятор Николай пытался узнать, в какой ИВС его везут. Силовики сначала сказали, что в новополоцкий изолятор, но позже стало известно, что в витебский — примерно в 170 километрах от Россон.

Один из сокамерников — минчанин, задержанный за антивоенную акцию, который из-за ареста пропустил свою свадьбу

Николая в изолятор привезли вечером перед ужином, но в списках на «получение» порции еды мужчины не было, поэтому в следующий раз его покормили только утром.

За время отбытия ареста мужчина успел сменить три камеры. В первой с ним сидели двое минчан, которые приехали на выходные в Полоцк. Там они сфотографировались возле административного здания с плакатом «Нет войне», после чего их задержали и арестовали. Известно, что у одного из парней должна была быть свадьба через неделю. В этой же камере с Николаем отбывал срок и витебский активист Борис Хамайда.

Как отмечает Машарский, «политические» арестанты в изоляторе должны были скручивать днём матрасы, поэтому сидеть приходилось на металлических решётках. Мужчины подстилали одеяла днём, чтобы удобнее было сидеть, но, когда дежурные были в «плохом настроении», делать это было тоже запрещено.

Дежурные изолятора избили «неполитических» арестантов за требование не ухудшать условия содержания

Во вторую камеру их перевели вместе с Борисом Хамайдой на два дня. Там с ними сидел, как предполагает Николай, «подсадной» сокамерник, который всё время интересовался политическими взглядами арестантов.

В третей камере Николай отбывал большую часть своего срока. Его перевели туда сразу после инцидента, о котором ему рассказали сокамерники. По их словам, против «неполитических» арестантов применялись те же ограничения, что и для задержанных по «народным» статьям: днём запрещено сидеть на матрасах и время от времени запрещали курить. Из-за этого «неполитические» решили высказать свой протест против новых правил. Дежурным это не понравилось, поэтому они вытянули арестантов на коридор и начали их сильно избивать. Через четыре дня после инцидента, когда Николая уже перевели в эту камеру, синяки у сокамерников были заметны на лице и по всему телу. Кроме этого, одному арестанту, по его словам, угрожали окунуть головой в унитаз и «опустить». Поэтому он написал жалобу на избиение и заявление о том, что он объявляет голодовку. При этом администрация отказалась отвести его на медицинское освидетельствование, чтобы зафиксировать факт избиения.

Николай вспоминает, что несколько дней в ИВС была «проверка», поэтому арестантам было разрешено даже сидеть днём на матрасах. Передачи для задержанных в Витебске принимали, на прогулку и в душ их периодически выводили. Но медицинская помощь там почти не оказывается: необходимых лекарств нет, а давление задержанным измеряют через «кормушку». Кроме этого, задержанных по ночам будили на «перекличку».

Одного из сокамерников осудили за слова «Жыве Украина»

Бывший арестант рассказал, за что задерживали его сокамерников:

«Был парень, которого задержали за татуировку со "свастикой" на руке. Он ранее сидел по уголовным статьям. Ему дали 10 суток за фотографию в "Вконтакте", на которой он был изображён без майки. А фотография была размещена ещё в 2009 году на странице его подруги. У него была сломана лучевая кость в руке, но, тем не менее, его с гипсом посадили на "сутки".

Был ещё Игорь с нами, может бездомный. Он сидит ещё с 16 сентября прошлого года в ИВС. Неизвестно сколько у него «суточных» сроков, наверное, за кражу в продуктовых магазинах. Факт в том, что он сидит довольно продолжительный отрезок времени. Его уже неоднократно вывозили на скорой из изолятора, но он оттуда всегда сбегает. Но каждый побег заканчивает кражей и его снова забирают.

Был ещё парень, которого первоначально бабушка родная «сдала». Он «отметил» свой день Рождения, ей это не понравилось, поэтому вызвала милицию. Потом она передумала и написала на примирение. Но в РУВД пока он сидел и ждал протокол, успел разбить дверь и плафон. В итоге его задержали на 72 часа, а потом оштрафовали на две базовые, но не выпустили. Он начал спрашивать, почему его не выпускают, а ему ответили, что теперь он задержан по политической статье. За время ареста к нему приходил участковый на беседу и интересовался, насколько он политически активен. Он сказал, что не активный. Протокол ему даже не показывали, а вечером только принесли копию протокола задержания. Спустя шесть суток его выпустили. Его выпустили, а потом примерно через два дня он снова к нам попадает в камеру. Его уже осудили по ст. 24.23 КоАП за несанкционированное пикетирование. По его словам, его осудили за то, что на медицинском освидетельствование на видео сказал: «Жыве Украина». Ему за это дали 10 суток с учётом последних трёх отсиженных дней».

Во время первого задержания Николая избили и задержали на глазах у детей

Это уже второй арест Николая по административной «политической» статье. Первый протокол на Машарского составили за «пикетирование» в День Независимости Беларуси в 2021 году. Поздно вечером Николай с семьёй вышли на главную площадь, чтобы посмотреть на салют, организованный властями города в честь праздника, но в итоге был избит и арестован.

«Пришли на салют в назначенный ими день — День Независимости. Я там расчувствовался, крикнул «Жыве Беларусь». Я не прятался, сотрудники стояли в нескольких метрах от меня. Я шёл мимо них, у меня в руках был детский велосипедик, как коляска, но это не помешало им оказать против меня силовые действия на глазах у всех.

Меня задерживали жёстко: пол лица счёсано, потом ночь держали в наручниках в изоляторе, есть у них там специальные кресла. С 23:00 до 04.00 меня держали на этом кресле, которое можно отнести к спецсредствам, так у меня руки сильно опухли. И я тогда медикам об этом сказал, а они ответили, что "Ничего, это нормально"».

Кроме статьи за «пикетирование» на мужчину составили протокол по ст. 24.3 КоАП за «неподчинение сотрудникам милиции» во время задержания. Судья Елена Еловая признала его виноватым и постановила арестовать Машарского по двум протоколам на 15 суток. Весь арест мужчина провёл в одиночной камере новополоцкого ИВС, где во время досмотров и на прогулок его водили в наручниках. 

Во время суда над женой Николая, судья публично осуждала Машарского

Через некоторое время после первого ареста Николая, на его жену, которая работает фельдшером скорой помощи, был составлен административный протокол. Суд проходил публично в больнице перед всеми работниками. Судья Елена Еловая, которая в первый раз судила Машарского, во время процесса публично осуждала Николая и даже говорила, что ей нужно с ним разводиться. Кроме этого, судья предупредила, «чтобы в основной день голосования на референдуме Машарского не было в городе».

«Вся эта эскалация ведёт в тупик с большим количеством потерь для всех, как в личном, так и в глобальном смысле для беларуского общества, ячейкой которого является каждая семья и составляющий её гражданин со своими взглядами», — считает Николай.

Последние новости

Партнёрство

Членство