Шестерых политзаключенных по "делу тюков" осудили к колонии. На задержанных силовики рисовали свастику

2022 2022-01-31T11:05:47+0300 2022-06-01T09:05:24+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/cyki_90.jpeg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Суд Столбцовского района 31 января вынес приговоры по резонансному «делу разрисованных тюков с соломой» против семи политзаключенных, задержанных 1 сентября прошлого года в Дзержинском районе. Судья Виктория Судник признала всех виновными по ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса (хулиганство группой лиц) и назначила всем, кроме Екатерины Арико, год колонии в условиях общего режима – Андрею Арико, Максиму Дубешко, Александру Бобко, Ольге Дубовик, Елене Дедюле, Игорю Мысливцу. Екатерину приговорили к 1,5 года "домашней химии" и освободили в зале суда. Прокурор Ярослав Ларичев просил суд всех фигурантов лишить свободы. На суде стало известно, на поле 1 сентября силовики приехали с автоматами, сотрудники на задержанных рисовали свастику, некоторых избивали. Также, по словам обвиняемых, акцию, по сути, организовал "неизвестный парень", который предлагал обвиняемым в телеграмме раскрасить тюки под Дзержинском. Среди задержанных его не оказалось. Двое обвиняемых по делу предлагали следователям полностью выкупить разрисованные тюки или омыть их (так как у одного обвиняемого своя клининговая кампания), но предложения даже не были переданы директору колхоза. Политзаключенные находятся под стражей пять месяцев. «Весна» рассказывает подробности этого громкого дела и как проходил судебный процесс сразу над семи политзаключенными.

Расписные тюки 1 сентября. Скриншот видео МВД
Расписные тюки 1 сентября. Скриншот видео МВД

«Намерение дезорганизовать дорожное движение путём отвлечения внимания водителей транспортных средств и переключение их внимания на нанесённые ими на упаковку тюков с сенажом надписи» – обвинение

Действия всех политзаключенных были квалифированы по ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса (злостное хулиганство группой лиц). Единственному политзаключенному – Андрею Арико – инкриминирована ч. 6 ст. 16 ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса (пособничество в хулиганстве группой лиц), так как он всех привез ночью 1 сентрября 2021 года на поле с тюками и ждал всех в машине. Несмотря на то, что дело вели отдел СК и прокуратура Дзержинского района, суд проходил в суде Столбцовского района.

Согласно версии обвинения, Екатерина Арико, Александр Бобко, Ольга Дубовик, Максим Дубешко, Елена Дедюля и Игорь Мысливец 1 сентября около 00.10 часов, действуя в группе лиц, на автомобиле Фольксваген-транспортер прибыли к полю, расположенному вблизи деревни Клыповщина Дзержинского района Минской области расположенное вдоль трассы М1 Е30 Брест – Минск – граница Российской Федерации, где направились к тюками с сенажом и, находясь в общественном месте на вышеуказанном поле, действуя умышленно, запланировано и согласовано, беспричинно из хулиганских побуждений с целью грубого нарушения общественного порядка и выражения явного неуважения к обществу, отличающегося по своему содержанию исключительным цинизмом, выразившемся в намерении дезорганизовать дорожное движение путём отвлечения внимания водителей транспортных средств, движущихся по проезжей части указанной автодороги, от контроля за состоянием дорожной обстановки непосредственно на проезжей части и переключения их внимания на нанесённые ими на упаковку тюков с сенажом надписи, демонстрации крайне презрительного отношения к нравственным ценностям общества и требованиям добропорядочного и законопослушного поведения, демонстративно противопоставляя себя и осознавая публичный резонанс своих действий, пренебрегая общепринятыми нормами правильного поведения, в целях повреждения чужого имущества, нанесли красителями красного и черного цвета изображения различного содержания на упаковку не менее чем трех (пяти, десяти) тюков с сенажом каждый, точное количество установить не представилось возможным, тем самым повредив упаковку. 

А всего нанесли красителем красного и чёрного цветов изображения различного содержания на 82 упаковки сенажа, принадлежащих ОАО «Крутогорье-Петковичи», тем самым повредили упаковки, из которых 82 тюка с сенажом в следствие нарушения технологии хранения пришли в негодное для дальнейшего использования состояние, то есть были уничтожены, в результате чего причинили имущественный ущерб организации на общую сумму 1512 рублей, таким образом совершили умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, сопровождающиеся повреждением и уничтожением чужого имущества, отличающееся по своему содержанию исключительным цинизмом группой лиц злостное хулиганство (ч. 2 ст. 339 УК).

Группа действовала при пособничестве Арико Андрея – «ожидал всех в условленном месте, доставил всех на место».

«На «Дожинках» тоже выставляются фигурки». Признали ли вину фигуранты дела?

Екатерина Арико и Ольга Дубовик вину признали частично. Они пояснили, что у них не было цели повредить имущество и дезорганизовать движение автомобилей. Частично вину признал и Игорь Мысливец. По его словам, в его действиях не было хулиганских побуждений, не нарушал общественный порядок, не хотел высказать неуважение к обществу и не имел цели нарушить дорожное движение. 

Елена Дедюля также признала вину частично. Она сказала, что только рисовала полоски. Она не согласна, что поле – общественное место. Также она, как и другие, не согласна, что дезориентировала движение, «ибо на «Дожинках» тоже выставляются фигурки, которые также дезориентируют водителей». Не видит она и цинизма в своих действиях. Елена не согласна, что испортила сенаж, потому что «испортили сами сотрудники, которые вскрывали тюки».

Александр Бобко тоже частично признал вину. Он не признал, что препятствовал дорожному движению и что имел цель выразить неуважение к обществу, но согласился с тем, "что красил тюки" – об этом сожалеет.

Максим Дубешко признал вину полностью, а Андрей Арико вину не признал.

Что говорили на допросе политзаключенные супруги?

Екатерина и Андрей Арико
Екатерина и Андрей Арико

В качестве обвиняемых по делу выступали супруги Андрей и Екатерина Арико, у которых трое малолетних детей. После задержания 1 сентября их заключили под стражу и поместили в жодинскую тюрьму. 

Андрей Арико – единственный по делу, кто не признал вину – на суде рассказал, что не был в курсе планируемого перформанса. По словам Андрея на суде, жена Екатерина вечером 1 сентября попросила подвезти ее и знакомых, а перед этим – купить два баллона с красной краской. Он по просьбе жены завез всех на поле в Дзержинском районе, но не знал, что они собираются там делать. После этого Андрей уехал на заправку в туалет. По договоренности он должен был вернуться через 5-10 минут, но в скором времени всех задержали. Андрей Арико сказал, что только в момент следствия узнал, что происходило на поле. 

"Если бы я знал – меня бы там не было", – сказал про произошедшем на поле Андрей.

На суде зачитали показания Андрея Арико, данные им после задержания. Тогда его показания были более подробные. Согласно протоколу допроса от 2 сентября, вечером, уложив детей его супруга подошла к нему и попросила свозить по делам, но куда поедут сказать не могла, после чего обвиняемый понял, что он не зря покупал баллончики с краской и, «видимо, Катя (обвиняемая супруга) опять ввязалась в какую-то БЧБ-историю».

Обвиняемый в своих показаниях рассказывал про супругу, что она "была тогда не согласна с результатами выборов и решила отстаивать свой голос, помешалась на этой теме, говорила, что победила Светлана Тихановская, и что мы не можем сидеть и ничего не делать". Обвиняемому не нравилось поведение супруги, так как у них трое детей, однако она хотела доказать, что выборы проведены нечестно. По словам Андрея, супруга периодически ходила на какие-то концерты, где "собирались такие же недовольные выборами люди". Из-за этого супруги начали ссориться и Екатерина даже подала заявление на развод.

«Подставной сотрудник милиции»

Поняв, что супруга хочет совершить что-то противозаконное, обвиняемый отказывался ехать, но супруга настояла на своём, а он испугался за неё. После этого она сообщила, что они должны поехать на Птичь, где их будут ожидать неизвестные люди, которых надо будет куда-то отвезти. Когда Андрей вышел на улицу, чтобы отправиться на Птичь, то увидел рядом с его супругой незнакомого парня в черной одежде и маске. Они втроем около 23 часов возле Птичи забрали остальных людей.

Обвиняемый отметил, когда всех доставили в РОВД, то среди них не было того парня в тёмной одежде:

«Видимо, это был подставной сотрудник милиции».

Что характерно, после задержания, пресс-служба МВД сообщала, что "1 сентября в Дзержинский РОВД поступило сообщение от очевидцев, обративших внимание на компанию в поле возле трассы М1. Несколько человек разрисовывали упакованные тюки соломы. Милиционеры незамедлительно выбыли на место. Несмотря на попытку скрыться, участников перформанса задержали". 

По показаниям Александра Бобко, на поле приехали восемь человек: три девушки и пять парней, однако был задержаны только семь человек.

Екатерина Арико во время допроса на суде подтвердила, что не объясняла мужу, куда и зачем они едут, только сказала, что это не займет много времени.

Обвиняемая рассказала, что человеком, про которого ее муж предположил «подставного сотрудника милиции» сказала, что раньше она его не видела, По ее словам, ему было около 27 лет, был одет в черную майку. Как рассказывает Екатерина, в машине он рассказывал «какие-то свои истории, вел себя немного странно, очень подлизывался, пытался придвинуться поближе» и это «немного встревожило» Екатерину. В руках у этого человека обвиняемая ничего не видела. По словам Екатерины, именно он написал ей заранее, что они поедут на Птичь за другими. Он сказал, что там будут все люди, а что конкретно там должно быть, она не знает. 

Кроме Андрея, также в качестве водителя на другой машине был обвиняемый Максим Дубешко.

Задерживали с автоматами, на спинах нарисовали свастику

По словам Екатерины, она на тюках рисовала только красные полосы. Говорит, что рядом стояло три тюка, это максимально, что она нарисовала – «дальше не было ни сил, ни желания». Потом она решила вернуться на дорогу. Она объяснила это тем, что был туман, грязно и она уже «пожалела, что приперлась туда». Екатерина рассказывает, что когда поднималась на дорогу к машине, то поскользнулась и упала в канаву, лежала там минуты две. Потом подошли сотрудники и подняли ее. Отвели на дорогу, положили лицом в землю и сказали голову не поднимать, поэтому не видела сколько задержали, но услышала, что семь человек. Однако на допросе 2 сентября эти события Екатерина рассказывала по-другому:

"После того как нарисовала полоски на тюках, подъехала их [мужа] машина. Поднялась к обочине, открыла дверь и увидела в салоне мужчин в масках и с автоматами. Они стали выбегать из салона".

Екатерина пыталась убежать, перепрыгнула через парапет и упала в канаву. На суде обвиняемая сказала, что у нее очень плохое было состояние во время допроса, не могла толком отвечать. 

Политзаключенная на процессе рассказала про издевательства сотрудников при задержании: 

«Нарисовали [задержанным  сотрудники] на спинах свастику. Сказали, что расстреляют… Разрисовали руки, лицо. Потом подняли, повели на поле, расставили вокруг тюка. <нрзб> взяли телефон и снимали на камеру. Потом обратно завели и положили лицом в землю».

По словам Екатерины, никто из задержанных не сопротивлялся. Однако, как рассказали правозащитникам, при задержании силовики избивали мужчин.

Вскоре после задержания МВД опубликовало «покаяльное видео» с места событий с Игорем Мысливцом, Екатериной Арико, Максимом Дубешко, Ольгой Дубовик, правда, признательных показаний там нет.

 

Также она рассказала, что с мужем они передумали разводиться, так как помирились. Считает, что супруг находится под арестом вместе с ней не совсем справедливо. 

С Екатериной проводилось проверка показаний на месте. Тогда она рассказала, как решила принять участие в акции:

«Вечером 31 августа мне в телеграме написал неизвестный аккаунт с предложением разрисовать тюки, расположенные на поле вблизи г. Дзержинска. Я согласилась, так как после собрания мое состояние было морально подавленное. Я рассказала об этом супругу, на что он мне сказал, что одну меня не отпустит и поедет вместе со мной».

Этот человек и сказал ей рисовать полоски на тюках. 

«Когда уже приехал мой супруг, я пошла в машину, открыла дверь, оттуда выбежали сотрудники ОВД. Они нас всех положили на землю и начали разрисовывать краской из баллончиков. После сняли нас на видео. В ходе этого меня еще кто-то ударил. У меня есть синяк», – рассказывала Екатерина 3 сентября.

На суде стало известно, что сотрудники приехали задерживать на поле в масках и с автоматами. Также как стало известно правозащитникам, после задержания полторы недели задержанных мужчин в ИВС Дзержинска содержали без одежды – «на допросы водили в трусах». Также до предъявления обвинения их содержали в камерах с металлическими нарами без матрасов, из постельного белья им предоставили только простынь. Кроме этого, сотрудники будили ночью их каждый час.

Екатерину Арико и Елену Дедюлю выпустили 4 сентября на свободу, но, когда они отошли от крыльца, то сотрудник попросил их вернуться к "начальнику на разговор". После этих "пяти минут свободы" их поместили под стражу.

Неизвестный предложил в телеграмме раскрасить тюки. А что говорили другие фигуранты по делу?

С материалов дела стало известно, что с Александром Бобко и Максимом Дубешко проводили проверку показаний на месте. Из протоколов стало известно, что Бобко, когда убегал от силовиков с Дедюлей и неизвестным человеком, упал в канал с водой и потерял свой мобильный телефон. Во время этого следственного действия следователи искали с обвиняемым утерянный телефон в канаве возле колхоза.

Максим Дубешко рассказывал, как присоединился к ночной акции: накануне 31 августа утром в телеграме ему написал неизвестный аккаунт с предложением разрисовать несколько тюков за городом, если он согласится, то подробности скинет позже.

«Я свое согласие дал, сказал, что нужно поехать в поле».

Политзаключенный Дубешко рассказал и про непосредственное задержание:

«Все тюки, которые были свободны, я начал раскрашивать. Разрисовал примерно десять тюков. Когда краска закончилась, побежал в сторону трассы, где должна была уже стоять машина на аварийке. Машина на аварийке уже стояла. Когда я подходил, люди начали подниматься наверх и в это время со стороны машины поступила команда «Стоять! Милиция!» Люди начали быстро сбегать вниз. Кто пробегал десять, кто пять метров. Я пробежал метра три и остановился, стал на колени и поднял руки Ко мне подошел сотрудник милиции, схватил меня за руку и провел в сторону автомобиля, где я уже лицом в пол и там же одели наручники, нас продержали, пока не привели всех. То есть, когда уже всех привели, нас загрузили в машину по четыре человека в милицейскую газель и отвезли в РОВД».

Что по вреду колхозу?

Александр Бобко при задержании
Александр Бобко при задержании

Сумма ущерба колхозу составила 1512 рублей.

"Своими действиями обвиняемые повредили 82 упаковки тюков, из-за чего была нарушена технология хранения сенажа и он пришел в непригодное для использования состояние", – обосновывался вред.

Все семь политзаключенных до суда возместили вред колхозу по 216 рублей.

На суде колхоз предоставил акты об утилизации 72 тюков сенажа от 15 октября. Однако на процессе выяснилось, что он были подписаны, когда суд начался уже. Кроме того, на суде допросили работников колхоза, которые рассказали, что сенаж не уничтожали, а сложили в гурты для компостирования. 

Директор ОАО «Крутогорье-Петковичи» Юрий Климаш на суде утверждал, что сенаж из разрисованных тюков нельзя было использовать для подстилки животным, так как «краситель мог проникнуть в сено и отравить животных, жующих подстилку». А трава, которая не пропиталась экскрементами животных, не несёт ничего полезного при компостировании, только увеличивает объем, поэтому все тюки уничтожены.

На суде стало известно, что после задержания один из обвиняемых предлагал отмыть плёнку от краски (у него собственная клининговая компания), а второй сразу же предлагал выкупить все испорченные тюки у колхоза, чтобы вопрос об ущербе даже не возникал, но следствие отказалось сообщить об этом в ОАО «Крутогорье-Петковичи».

По делу экспертиза не проводилась, решение о непригодности сенажа приняли сотрудники колхоза. Следствие разрешило тюки утилизировать, не признало их вещественными доказательствами. В вещественных доказательствах не было ни одного куска срезанной плёнки, поэтому не было понятно, пропитала ли краска насквозь пленку.

 Что говорили политзаключенные в последнем слове и чем все закончилось?

Суд проходил в суде Столбцовского района 14 января. До него все семь политзаключенных пять месяцев содержались под стражей в жодинской тюрьме. Во время суда их содержали в ИВС Дзержинского и Столбцовского РОВД. У политзаключенных женщин в ИВС запретили передачи и забрали одежду по причине того, что нет женщин-сотрудниц, чтобы их досматривать.

27 января состоялись прения. Прокурор Ярослав Ларичев немного изменил формулировку обвинения. Особый цинизм теперь заключается не в желании дезорганизовать дорожное движение, а в нанесении незарегистрированной символики. Таким образом гособвинение просило признать всех виновными по ч. 2 ст. 339 УК и  запросило сроки для всех: супругам Андрею и Екатерины Арико, их соседу Максиму Дубешко – 1 год колонии, Александру Бобко, Ольге Дубовик, Елену Дедюлю, Игоря Мысливца – 1 год и 1 месяц колонии.

Во время последнего слова Андрей Арика сказал:

"Если вам надо кого-то посадить из нашей семьи, то сажайте меня, а Катя пусть будет дома с детьми".

Политзаключенный Игорь Мысливец на суде разговаривал на белорусском языке и во время последнего слова сказал, что акцией на поле выражал свою гражданскую позицию.

Елена Дедюля сказала, что всегда добросовестно выполняла свой гражданский долг, воспитала трех достойных детей, работала приемной мамой, воспитала двух замечательных приемных девочек, воспитала достойных граждан своей страны и всегда учила их, что нельзя врать.

"В то время как видел в суде, что даже документы были подписаны неделю назад", – вспомнила акты об утилизации тюков Елена.

Во время последнего слова она попросила прощения у мужа.

Елена Дедюля
Елена Дедюля

Во время заключения у политзаключенного Максима Дубешко родился ребенок-жена привозила в первый день суда показать его отцу. Во время последнего слова Максим сказал, что если бы была возможность, то изменил бы свое решение 31 августа и не оставил бы дома одну беременную жену и маленького ребенка. Он извинился перед семьей.

Александр Бобко также извинился перед семьей и попросил не наказывать его строго, обещал помогать родителям и воспитывать сына.

В итоге, судья Виктория Судник 31 января назначила наказание: год колонии в условиях общего режима – Андрею Арику, Максиму Дубешко, Александру Бобко, Ольге Дубовик, Елене Дедюле, Игорю Мысливцу, а Екатерине Арика – 1,5 года "домашней химии". Женщину освободили в зале суда.

Последние новости

Партнёрство

Членство