Продолжают оскорблять президента: итоги рассмотрения диффамационных уголовных дел за неделю

2021 2021-11-13T10:31:00+0300 2021-11-15T10:59:58+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/jaromski-1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Правозащитники и волонтеры "Весны" продолжают мониторить судебные заседания по уголовным делам, связанным с нетерпимостью белорусских властей к любым формам проявлений протеста. По информации правозащитников, самым распространенным инструментом репрессий сегодня является уголовное преследование по диффамационным статьям: за оскорбление президента, представителей власти, судей, а также за надругательство над государственными символами (ст. 368, 369, 370, 391 УК). "Весна" рассказывает, кого и за что на этой неделе осудили в Беларуси по этим статьям Уголовного кодекса.

Диффамационные статьи в Уголовном кодексе Беларуси: отвечаем на вопросы

Международные организации по правам человека рассматривают диффамацию в контексте права на выражение мнения и права на свободу слова. Декриминализация диффамационных правонарушений является стандартом, сформулированным и обоснованным в решениях ряда международных организаций.

Очередной приговор за "оскорбление Лукашенко": 2 года "химии", до суда мужчину держали в СИЗО

В понедельник, 8 ноября, Московский суд Бреста в лице судьи Татьяны Лавренюк приговорил Николая Яромского к 2 годам "химии" (ограничение свободы с направлением в ИУОТ). Гособвинение представлял Андрей Манько.

По версии следствия и обвинения, Николай в июне 2020-го опубликовал "оскорбительный" комментарий в отношении Александра Лукашенко. Это признали преступлением по части 1 статьи 368 Уголовного кодекса Беларуси.

14 октября 2021 года Николая поместили под стражу. До суда он просидел в СИЗО-7, после оглашения приговора мужчину отпустили. Телефон Яромского, согласно приговору суда, будет обращен в доход государства как "инструмент совершения преступления".

Бобруйчанину заменили "химию" на колонию за оскорбление Лукашенко

25 августа этого года судья суда Бобруйского района Антон Дудаль вынес решение в отношении Романа Стацевича: он был осужденего по ч. 1 ст. 368 (публичное оскорбление президента Республики Беларусь).

Решением суда мужчина получил наказание в виде двух лет "химии" с направлением в исправительное учреждение открытого типа. Гособвинительница Ирина Ходневич просила более жестокое наказание — год колонии, пишет MAYDAY

Напомним, что в начале мая Роман в видео-чате "Рулетка" вел диалог со случайным собеседником и неосторожно высказался в адрес Александра Лукашенко. По несчастливой случайности его собеседником оказался бывший сотрудник милиции, который в 1997 году был вынужден уволиться из органов по состоянию здоровья, но идею "борьбы со злом" не оставил и теперь "помогает ОВД разоблачать лиц, распространяющих идеи подорвать авторитет представителей власти и идею образования хаоса и волнений в нашей Республике Беларусь". Он создал ютуб-канал "Дед Бородед", где пытается рассказывать о демократии, стабильности и расцвете Республики Беларусь.

Именно туда и попала видеозапись разговора с Романом Стацевичем, после чего было заведено уголовное дело.

MAYDAY стало известно, что прокурорка не согласна с решением судьи Дудаль и настаивает на предложенном ей наказании. В конце сентября Роман получил прокурорский протест, 9 ноября в суде Могилевской области судебной коллегией в составе судей Мазурова, Гладкого и Кичигина, Стацевичу ужесточили наказание — вместо двух лет ограничения свободы с направлением в ИУОТ, мужчине придется провести год в колонии общего режима.

Политзаключенного приговорили к трем годам "домашней химии" за события в августе 2020 года

12 ноября в суде Центрального района Минска вынесли приговор 24-летнему политзаключенному Кириллу Волоху. Его признали виновным по ч.1 ст. 342 Уголовного кодекса и приговорили к трем годам ограничения свободы без направления в ИУОТ — "домашней химии".

Назвал "упырем" сотрудника колонии — потянуло на три года "домашней химии"

Суд Лепельского района 10 ноября рассмотрел уголовное дело по обвинению дважды судимого за невыплату алиментов 43-летнего экономиста Олега Шкетика, который обвиняется в оскорблении представителя власти (ст. 369 Уголовного кодекса).

Дело рассматривал судья Дмитрий Васюк, государственное обвинение поддерживала старшая помощница прокурора Лепельского района Евгения Баневская. Потерпевший — Игорь Петров, начальник отделения по воспитательной работе со спецконтингентом исправительной колонии №1 УДИН Витебской области.

Согласно обвинению, Олег Шкетик 26 февраля этого года не позднее 20 часов 06 минут, ранее судимый (последний раз отбывал наказание в виде лишения свободы сроком 1 год и 3 месяца по ч. 3 ст. 174 УК), находясь по месту жительства, имея умысел на публичное оскорбление Игоря Петрова в связи с выполнением им служебных обязанностей, используя планшет Lenovo, оставил оскорбительный комментарий в сообществе "Белорусская тюрьма" социальной сети "ВКонтакте" в адрес потерпевшего, чем совершил преступление, предусмотренное ст. 369 УК.

Обвиняемый признал вину в совершении преступления в полном объеме, принес на суде извинения потерпевшему, который отказался их принять. В связи с признанием вины судебное следствие проходило в сокращенном порядке: исследовались показания обвиняемого, озвучивались письменные материалы уголовного дела (выводы экспертизы, характеристика обвиняемого и медицинское заключение о необходимости направления его на принудительное лечение от алкоголизма).

На вопрос гособвинителя, знаком ли он с потерпевшим, Олег Шкетик ответил утвердительно, пояснив, что знает потерпевшего с момента отбывания им наказания в виде лишения свободы в ИК №1 г. Новополоцка, где Игорь Петров был в звании начальника отряда по воспитательной работе. Олег Шкетик сообщил, что "на тот момент ничего приятного не было" (речь об отношении администрации колонии, откуда обвиняемый освободился в октябре прошедшего года – прим.).

Обвиняемый объяснил суду, что в период совершения вменяемых ему действий он ухаживал за отцом, умиравшим от онкологического заболевания, поэтому находился в угнетенном состоянии. "Оскорбить не хотел", — так объяснил свое поведение Олег Шкетик.

Потерпевший объяснил суду, что публикация находится в открытом доступе для неограниченного круга пользователей социальной сети, а это значит, что кто-то еще может поддаться эмоциям, может сложиться неправильное мнение о нем. Игорь Петров попросил суд "принудить гражданина удалить эту запись, поскольку она находится в свободном доступе и несет негативное отношение к сотруднику. Также это читают родственники осужденных и другие и иногда делают выводы не всегда верные".

Игорь Петров на вопрос судьи о том, какие фразы были размещены в отношении его, объяснил, что обвиняемый разместил фразы "упырь, недокапитан", а также то, что он использует свои служебные полномочия и издевается над стариками, что не является правдой и порочит его как офицера.

Согласно заключению экспертизы, в тексте комментария имеется негативная оценка потерпевшего. Как указано в медицинском заключении, у Шкетика имеется заболевание — синдром зависимости от алкоголя, в связи с чем он нуждается в применении принудительных мер безопасности и лечения.

В ходе прений гособвинительница отметила, что смягчающим обстоятельством необходимо признать чистосердечное раскаяние обвиняемого, отягчающим вину обстоятельством — совершение преступления ранее судимым лицом, когда не истекли сроки давности.

Евгения Баневская попросила суд признать наличие в действиях обвиняемого рецидива преступлений и назначить ему наказание в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа на срок 3 года, а также назначить принудительное лечение от алкоголизма по месту жительства. Планшет, с которого размещался комментарий, изъять в доход государства, взыскать процессуальные расходы за услуги защитника и не отменять арест на имущество до исполнения приговора в части расходов на услуги защитника.

Адвокатка обвиняемого акцентировала внимание суда на том, что в его высказываниях эксперты не усмотрели признаков вербальной агрессии, угрозы по отношению к потерпевшему, негативная информация изложена в форме оценочного суждения. Адвокат попросила суд назначить Шкетику наказание в виде общественных работ, штрафа или исправительных работ, не оспаривая, что ему необходимо пройти лечение.

В последнем слове обвиняемый сказал, что "хотел немножко задеть потерпевшего, но не оскорбить". По мнению Олега Шкетика, слово "упырь" он употребил в значении "кровопийцы". На следующий день, 11 ноября, суд вынес именно такой приговор, как и запрашивала прокурор, — три года ограничения свободы без направления в учреждение открытого типа ("домашняя химия").

Последние новости

Партнёрство

Членство