Заключение экспертов и юристов ПЦ «Весна» по уголовному делу Сергея Ефимова по ст. 364 УК

2020 2020-12-04T16:46:29+0300 2020-12-04T16:46:30+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/efimov.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Скриншот видео Следственного комитета, TUT.BY

Скриншот видео Следственного комитета, TUT.BY

В Гомеле за насилие в отношении милиционеров по статье 364 Уголовного кодекса на три года колонии общего режима осудили 29-летнего гомельчанина Сергея Ефимова. Юристы и эксперты ПЦ "Весна" проанализировани дело Ефимова и пришли к следующим выводам.

Три года колонии общего режима: в Гомеле осудили Сергея Ефимова

Прокурор просил приговорить Сергея Ефимова к трем годам колонии общего режима — такой приговор суд и вынес.

Контекст, законодательство о мирных собраниях, соблюдение и поощрение прав и свобод

В мае 2020 года стартовала кампания по выборам президента Республики Беларусь. Предвыборная ситуация характеризовалась невиданными по масштабам и характеру репрессиями в отношении претендентов, кандидатов, членов их штабов, активистов и обычных избирателей: более 1 500 граждан стали жертвами произвольных задержаний, арестов и несправедливых судебных взысканий. Несколько десятков человек подверглись уголовному преследованию, из них 25 человек правозащитным сообществом были признаны политическими заключенными.

Повсеместные нарушения избирательного законодательства, давление на избирателей, непрозрачная деятельность избирательных комиссий предсказуемо вылились в недоверие к навязчиво прогнозируемым, а после и объявленным властями результатам выборов. Это обстоятельство в совокупности с созревшим в обществе запросом на политические перемены послужило триггером к массовым мирным выступлениям граждан в большинстве городов страны с протестами против фальсификации выборов. Эти мирные акции протеста власти поспешили необоснованно отнести к разряду массовых беспорядков. Несмотря на это демонстранты были атакованы спецподразделениями МВД с непропорциональным применением физической силы, спецсредств и оружия.

Следует заметить, что законодательство о массовых мероприятиях в Беларуси содержит существенные недостатки, которые определенно препятствуют реализации права на мирное собрание и свободы выражения мнения: Европейская комиссия за демократию через право (Венецианская комиссия) совместно с Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ после обсуждения закона «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь» на предмет его соответствия международным нормам в 2012 году признала закон не соответствующим международным стандартам в области прав человека. В частности, подвергнуты критике определения массовых мероприятий в Законе, ограничение доступности общественных мест для проведения собраний, разрешительный порядок проведения. За любые, даже формальные, нарушения Закона предусмотрена ответственность в виде крупных штрафов (до 50 базовых величин – 1350 белорусских рублей) и административного ареста сроком до 15 суток за каждый факт нарушения.  Характер ограничений, налагаемых Законом, и применяющихся на практике в совокупности таков, что практически исключает возможность реализации права на мирное собрание и свободы выражения мнений.

Общественность и власти резко расходятся в оценке правомерности таких ограничений; власти требуют неукоснительного соблюдения ограничительных требований, толкуя каждый из актов неповиновения как противоправное деяние. Такое толкование позволяет властям расценивать акты неповиновения своим завышенным требованиям, которые сами по себе направлены лишь на реализацию международно признанных прав и основных свобод (как правило, в отсутствие допустимых причин для ограничений этих прав и свобод) как нарушения закона, и применять насилие для прекращения этого «нарушения».

Правозащитники и международные организации неоднократно критиковали власти за такого рода практику. В частности, Комитет по правам человека ООН в Заключительных замечаниях по пятому периодическому докладу Беларуси в 2018 году рекомендовал «пересмотреть свои законы, подзаконные акты и практику, в том числе Закон «О массовых мероприятиях», чтобы гарантировать возможность пользования в полной мере правом на свободу собраний как в законодательстве, так и на практике, и обеспечить, чтобы любые ограничения на свободу собраний, в том числе путем применения административных и уголовных наказаний к лицам, реализующим это право, соответствовали строгим требованиям статьи 21 Пакта. Государству-участнику следует незамедлительным и действенным образом расследовать все случаи чрезмерного применения силы сотрудниками правоохранительных органов, произвольных арестов и задержаний участников мирных протестов и привлечь к ответственности виновных».

Мы, юристы и эксперты ПЦ «Весна», разделяем и поддерживаем такие подходы и подчеркиваем, что задержание участников мирных собраний является произвольным, а с точки зрения и применительно к терминам национального права – не является «законной деятельностью» сотрудников органов внутренних дел, иных лиц, «выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка».

Соблюдение презумпции невиновности

До рассмотрения дела судом Следственный комитет дважды разместил на своем сайте, а также в социальных сетях информацию о расследовании и окончании расследования уголовного дела, где утверждал о совершении преступления обвиняемым до вынесения приговора, формируя таким образом убеждение в виновности Сергея Ефимова.

Генеральный прокурор А.Швед 15 октября 2020 г. заявил о том, что «Гособвинители по […] делам о нарушении общественного порядка будут просить суд назначать максимальные меры наказания». 

Судебное заседание:

  • Судья: Карманович С. И.
  • Прокурор: Шапочкин К. А.
  • Обвиняемый: Ефимов Сергей Сергеевич
  • Потерпевшие: Путьков Ю.В., Гапеенко В.М., Варушенко А.Н. (ОМОН УВД Гомельского облисполкома)

Заявления о применении пыток и/или жестокого, бесчеловечного, унижающего обращения: не поступало.

Обеспечение эффективной защитой

Защиту обвиняемого осуществляли адвокаты Сосновский Г.А. и Павлюк А.С.

Позиция и доводы защиты в приговоре не отражены

Равенство прав сторон в процессе

Обвиняемый находился под стражей и содержался в отгороженном месте в зале суда, что не было обусловлено опасностью обвиняемого для окружающих.

Избрание меры пресечения в качестве инструмента давления на обвиняемого

Мера пресечения в отношении С. Ефимова была необоснованно избрана в виде заключения под стражу. В соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, содержание под стражей лиц, ожидающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом, но освобождение может ставиться в зависимость от предоставления гарантий явки на суд, явки на судебное разбирательство в любой другой его стадии и, в случае необходимости, явки для исполнения приговора.

Более подробно вопросы обоснованности заключения под стражу отражены в соответствующих Замечаниях общего порядка (№8 1992 года и №35 2914 года) - документах, где изложены в абстрактном виде разъяснения Комитета о нормативном содержании соответствующих статей и положений Пакта: «Заключение под стражу должно быть основано на принимаемом в каждом конкретном случае решении о том, что оно обосновано и необходимо с учетом всех обстоятельств для таких целей, как предупреждение побега, вмешательства в процесс собирания доказательств или рецидива преступления. Соответствующие факторы должны быть прописаны в законе и не должны содержать расплывчатых и широких стандартов, таких как "общественная опасность". Содержание под стражей до суда не должно быть обязательным для всех обвиняемых в конкретном преступлении без учета индивидуальных обстоятельств. Кроме того, досудебное содержание под стражей должно применяться не на основе возможного приговора за вменяемое преступное деяние, а на основе определения необходимости в этой мере пресечения. Суды должны рассматривать вопрос о том, позволят ли альтернативы досудебному содержанию под стражей, такие как залог, электронные браслеты или других условия, устранить необходимость в содержании под стражей в данном конкретном случае». Всего этого комплекса гарантий был лишен обвиняемый. Между тем, он имел постоянную работу, место жительства и положительно характеризовался; обстоятельств, свидетельствующих о том, что он может скрыться от суда или воспрепятствовать расследованию путем оказания давления на свидетелей и потерпевших не установлено. Более того, оказание давления на потерпевших – сотрудников МВД вообще практически исключено и неосуществимо.

Установленные приговором обстоятельства

Сергею Ефимову вменено применение насилия в отношении трех сотрудников ОМОН в целях воспрепятствования их законной деятельности.

Приговором установлено, что он

  • распылил в лицо перцовый газ и нанес не менее одного удара в область головы Варущенко А.Н., чем причинил физическую боль и побои, без телесных повреждений;
  • распылил перцовый газ в лицо Путькову Ю.В. и нанес не менее девяти ударов рукой в область головы и туловища, чем причинил телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности в виде кровоподтеков в области верхней губы справа, лобной области справа, на правой ушной раковине, ссадину спинки носа;
  • распылил перцовый газ в лицо Гапеенко, чем причинил «физическую боль и побои».

Согласно тексту приговора:

С. Ефимов вину признал и сообщил, что находился в районе Гомельского областного драматического театра, увидел бегущих людей, растерялся, испугался возможного задержания и стал убегать. В процессе наткнулся на сотрудника ОМОН, распылил в его сторону перцовый газ и нанес удар рукой, побежал в обратном направлении и вновь наткнулся на сотрудников ОМОН, в направлении которых также распылил газ и нанес одному из них удары с целью избежать задержания.

Потерпевший Ю. Путьков заявил, что после того, как по их, сотрудников ОМОН, устному указанию «толпа агрессивно настроенных молодых людей, которые выкрикивали лозунги, провоцировали сотрудников милиции» частично разошлась, он увидел бегущего навстречу мужчину, расставил руки, чтобы его остановить, но тот, подбежав, распылил ему в лицо газ, а затем нанес около пяти ударов руками. Подбежали другие сотрудники милиции и помогли задержать данного мужчину. Затем несколько парней попытались освободить задержанного, и тот снова нанес ему 4-5 ударов руками.

Потерпевший Варущенко пояснил, что люди в указанном месте начали убегать после предпринятой сотрудниками ОМОН попытки «задержать предполагаемого координатора несанкционированного мероприятия».

Потерпевшему Гапеенко В.М. ударов и повреждений не нанесено, за медицинской помощью он не обращался.

Давая оценку приговору, эксперты и аналитики ПЦ «Весна» отмечают следующие обстоятельства:

  • суд не подвергал оценке на законность действия сотрудников ОМОН по применению физической силы в отношении граждан с точки зрения требований Закона «Об органах внутренних дел», а также не учитывал обязательств государства по Международному пакту о гражданских и политических правах по обеспечению свободы мирных собраний и выражению мнения;
  • мы не учитываем признания вины и чистосердечного раскаяния обвиняемого как однозначного доказательства вины в совершении преступления, поскольку нам неизвестны мотивы, по которым тот избрал такую позицию, находясь в заключении и подвергаясь опасности пыток и жестокого, бесчеловечного, унижающего обращения, а также под потенциальной угрозой привлечения к ответственности за более тяжкое преступление по ст.293 УК;
  • мы также не учитываем позицию обвиняемого относительно целей и обстоятельств нахождения его в указанное время в указанном месте, уважая его право не свидетельствовать против себя и имея в виду объективную информацию о повсеместных актах пыток и запрещенного обращения в отношении политических оппонентов власти и избирателей, недовольных фальсификацией властями итогов выборов, однако отмечаем, что и судом не делалось попыток объективно оценить данные обвиняемым показания;
  • таким образом, мотив имевшего место по мнению суда нападения обвиняемым на потерпевшего А.Варущенко остался неустановленным;
  • по делу в суде не допрошено ни одного свидетеля;
  • потерпевшие А.Варущенко и В.Гапеев не заявляли в суде о нанесении им ударов обвиняемым, однако суд необоснованно вменил С.Ефимову причинение обоим побоев, ухудшив положение обвиняемого;
  • суд взыскал в пользу потерпевших А.Варущенко и Ю.Путькова материальное возмещение морального вреда в полном размере относительно заявленного (700 и 800 рублей соответственно), не приводя в приговоре обоснования такого взыскания, что свидетельствует об односторонности подходов к оценке обстоятельств и доказательств.

Таким образом, обстоятельства конфликта обвиняемого и сотрудников ОМОН судом в приговоре отражены односторонне и схематично, что нарушает права обвиняемого на справедливый суд.

Установлено, что Сергей Ефимов положительно характеризуется, а также установлено наличие обстоятельства, смягчающего его ответственность – чистосердечное раскаяние в совершении преступления, а также принесение им публичных и письменных извинений; отягчающих обстоятельств не установлено. Это обстоятельство лишает суд возможности назначения ему наказания свыше 3 лет лишения свободы в соответствии со ст. 69 УК.

Преступление, предусмотренное ст.364 УК, относится к категории менее тяжких. С учетом тяжести преступления, обстоятельств дела, личности обвиняемого, наличия в диспозиции мер наказания, альтернативных лишению свободы, важное значение имел необоснованный вывод суда о том, что цели уголовной ответственности могут быть достигнуты наказанием в виде лишения свободы. Таким образом, неназначение судом наказания в виде ареста или ограничения свободы и неприменение судом иных мер уголовной ответственности в приговоре, не мотивированное приговором, нарушило общие начала назначения наказания: наказание в виде лишения свободы может быть назначено лишь при условии, что цели уголовной ответственности не могут быть достигнуты применением более мягкого наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК (ч.2 ст.62 УК). Вместо этого, судом назначен максимальный в данных условиях размер наказания.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ВЫВОДЫ

Наблюдение за данным уголовным делом в итоге дает возможности сделать выводы, имеющие значение для дальнейших оценок дела и положения обвиняемого.

Эксперты и юристы ПЦ «Весна» усматривают политические мотивы в действиях властей в отношении обвиняемых:

Под политическими мотивами понимаются реальные основания. Важно проанализировать не только публично обозначенные основания решений органов власти, но и выявить их истинные мотивы неприемлемых в демократическом обществе действий или бездействия правоохранительных и судебных органов, иных субъектов властных полномочий, направленных на достижение хотя бы одной из следующих целей:

  1. упрочение либо удержание власти субъектами властных полномочий;
  2. недобровольное прекращение или изменение характера чьей-либо публичной деятельности.

Первая цель усматриваются в действиях властей, представленных в данном деле МВД, Следственным комитетом, прокуратурой и судом, в отношении обвиняемого: уголовное преследование Сергея Ефимова начато в период максимального усиления репрессий в отношении гражданского общества перед лицом грядущей опасности утраты авторитарной власти президентом государства и утраты влияния выстроенной им системы «исполнительной вертикали власти». Судебное рассмотрение дела прошло в середине ноября 2020 года – после ряда политических событий, которые в корне изменили отношения властей и общества, не воспринимающего более полномочий действующей власти, сохранившей свое положение в результате повсеместных грубых фальсификаций и злоупотреблений в ходе президентских выборов 8 августа, и избравшей единственным инструментом влияния на ситуацию применение брутального физического насилия, выходящего за рамки всех, в том числе национальных, правовых норм, наравне с откровенно сегрегационной практикой реагирования органами правопорядка и судами на нарушение национального закона разными субъектами. В этой обстановке перед государственными институтами, сохранившими лояльность властям, стоит задача тотального подавления мирных протестов, запугивания демонстративно жестокими санкциями различного характера, в том числе – уголовными, всех участников и наблюдателей этих процессов, и принуждения к отказу от осуществления своих прав и свобод. Мы предполагаем также и наличие второй указанной выше цели.

Перед наблюдением стояла задача установить, был ли обвиняемый лишен свободы в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах.

Приведенные выше обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что в отношении Ефимова был нарушен стандарт презумпции невиновности по пункту 30 Замечаний общего порядка № 32 (2007): «В соответствии с пунктом 2 статьи 14 каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону. Презумпция невиновности, имеющая основополагающее значение для защиты прав человека, возлагает обязанность доказывания на обвинение, гарантирует, что никакая вина не может быть презюмирована до тех пор, пока виновность не была доказана вне всяких разумных сомнений, обеспечивает, чтобы сомнения толковались в пользу обвиняемого и требует, чтобы с лицами, которым предъявляются обвинения в совершении уголовного деяния, обращались в соответствии с этим принципом. Все государственные органы власти обязаны воздерживаться от предрешения исхода судебного разбирательства, например, воздерживаясь от публичных заявлений, в которых утверждается о виновности обвиняемого. В ходе судебного разбирательства подсудимые по общему правилу не должны заковываться в наручники или содержаться в клетках или каким-либо иным образом представать на суде в обличии, указывающем на то, что они могут быть опасными преступниками».

Кроме этого, перед наблюдением стояла задача определить, лишены ли обвиняемые свободы избирательно по сравнению с другими лицами.

Ранее юристами и аналитиками ПЦ «Весна» изучалась судебная практика по ст. ст.363 и 364 УК. Установлено, что наиболее часто по такого рода делам судами назначается наказания, не связанные с лишением свободы. При этом часто эти преступления совершаются в совокупности с другими преступлениями или правонарушениями, в состоянии алкогольного опьянения, ранее судимыми лицами.

Например, в отсутствие политического мотива преследования, трудоспособная гражданка была осуждена к трем годам шести месяцам ограничения свободы без направления в исправительное учреждение закрытого типа за то, что умышленно нанесла сотрудникам милиции «не менее одного удара каждому в область головы металлическим диском, бросила в них указанный диск, который попал в область головы и туловища, а также схватила одного из инспекторов за воротник форменной рубашки, в результате чего повредила цепочку стоимостью 1 000 рублей, сорвав ее с шеи последнего»

За 8 месяцев 2019 года в Минске рассмотрены судами 13 уголовных дел об оказании сопротивления сотрудникам милиции и применения в отношении них физической силы. «Трем подсудимым назначено наказание в виде ареста, остальным – ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа»

Если обратиться к практике применения наказания по статье 364 УК, можно сделать вывод о том, что к обвиняемому Ефимову применены непропорционально тяжкий вид и высокий и несоразмерный содеянному срок лишения свободы. Так, на примере ряда публикаций в СМИ можно заключить, что наказание в виде лишения свободы на три года было применено несоразмерно содеянному и общей практике.

Таким образом, лишение свободы к обвиняемым применено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах:

  • равенство перед судом;
  • право считаться невиновным, пока виновность не будет доказана согласно закону;

Одновременно мы оценили характер действий обвиняемого как случай применения «ответного» насилия, спровоцированного исходным непропорциональным использованием физической силы, при том, что в деяниях обвиняемого отсутствовал умысел на нанесение несимволического материального ущерба или вреда кому-либо

При этом учитывалось не только формальное наличие закона, устанавливающего ответственность за такое правонарушение, а выдвигались определенные требования к его качеству. Например, закон должен соответствовать международным стандартам, должен быть ясным, доступным, пропорциональным и предсказуемым. Это обязательство не требует от государства абсолютной правовой определенности, что часто просто невозможно, но накладывает определенные обязательства, чтобы правоприменение не было произвольным, и каждый мог предвидеть незаконность тех или иных действий.

Также установлено, что продолжительность и условия лишения свободы явно непропорциональны (неадекватны) правонарушению, в котором Ефимов был признан виновными: он лишены свободы избирательно по сравнению с другими лицами.

Такая непропорциональность или неадекватность выявлялась путем сравнительного анализа данного случая с другими подобными правонарушениями.

Следует заметить, что до сих пор не возбуждено ни одного уголовного дела в отношении сотрудников милиции, виновных в актах пыток и запрещенного обращения. Мы усматриваем в этом явную сегрегацию и дискриминацию граждан, при которой представители власти имеют поддерживаемый на всех уровнях власти иммунитет от уголовного преследования за акты пыток и жестокого унижающего обращения, а не представляющие большой общественной опасности действия рядовых граждан демонстративно жестоко караются.

Все изложенные обстоятельства свидетельствуют о необходимости пересмотреть принятые в отношении Сергея Ефимова судебные решения (приговор) при соблюдении права на справедливое судебное разбирательство и устранения факторов, повлиявших на приговор, а в случае вступления приговора в законную силу признать Сергея Ефимова политзаключенным с требованием пересмотра вынесенных судебных решений.

Последние новости

Партнёрство

Членство