В Минске вынесли приговор четырем жителям города, которые участвовали в маршах и общались в чате

2021 2021-09-16T12:24:00+0300 2021-09-16T13:44:22+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/sud_udzelniki_chat.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Сергей Щитенко, Наталья Астрейко, Галина Заренок и Сергей Белевич после оглашения приговора

Сергей Щитенко, Наталья Астрейко, Галина Заренок и Сергей Белевич после оглашения приговора

16 сентября Фрунзенский суд города Минска вынес приговор четырем белорусам, которых признали виновными по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса: Натальи Астрейко, Галине Заренок и политзаключенным Сергею Щитенко и Сергею Белевичу

Наталье Астрейко, Галине Заренок и Сергею Щитенко присудили по три года ограничения свободы без направления в ИУОТ — "домашней химии". Сергея Белевича наказали тремя годами ограничения свободы с направлением в ИУОТ — "химии". Именно такое наказание просил помощник прокурора Фрунзенского района Дмитрий Ховавко. Мужчин-политзаключенных освободили в зале суда, женщины до этого находились под подпиской о невыезде. Дело рассматривала судья Юлия Близнюк

Также судья обязала органы опеки усилить контроль над семьей Галины Заренок.  

"Минсктранс" заявил о причиненном ущербе в размере 126 тысяч 103 рублей и одной копейки. По 62 тысячи — с Астрейко и Белевича, около 30 тысяч — с Заренок и 33 тысячи — с Щитенко. Еще просят взыскать около двух тысяч госпошлины с Заренок и Щитенко. Суд решил рассмотреть иск в гражданском производстве.

В чем признали виновными?

Четырех человек судят по нескольким эпизодам на проспектах Победителей, Машерова и Независимости, а также улице Сурганова. Согласно обвинению, они шли по дороге, хлопали в ладони, у кого-то из обвиняемых был флаг. Все они якобы четко осознавали, что вышли на несанкционированные мероприятия, выказали очевидное неповиновение сотрудникам милиции и неоднократно отказывались выполнить требования разойтись.

Также их обвинили в том, что они общались в телеграм-чате, где подстрекали других участников к противоправным действиям: название чата содержит "крестики".

Что говорят обвиняемые?

Вину целиком не признали Наталья Астрейко, Галина Заренок и Сергей Белевич. Сергей Щитенко признал вину частично — в части участия в мероприятии, но не перекрытия дорог. Ни один из обвиняемых не признал иск "Минсктранса". Сергей Белевич отказался смотреть фото с маршей, остальные узнали себя на фотографиях и видеозаписях с маршей, которые были приобщены к материалам дела.

В Минске четырех человек начали судить за участие в маршах

Иск "Минсктранса" — более 125 тысяч рублей.

Была ли кепка?

Во время заседания 14 сентября были опрошены свидетели. Одна из них — Вероника Кобаяши — выступала понятой во время обысков у одного из подозреваемых. Она рассказала, что помнит, как изъяли ноутбук, мобильный телефон — все поместилось в один пакет, хотя судья Близнюк обратила внимание, что в протоколе указаны два пакета. Кобаяши уточнила, что не помнит, какие предметы одежды изымались, в том числе не помнит черной кепки, которая значится в протоколе отдельно. 

Вторым понятым был мужчина тоже с фамилией Кобаяши, он подтвердил, что точно помнит, что изъяли компьютер, мобильный телефон и жесткий диск. Также он уверен, что пакет был один и не помнит, чтобы среди конфискованных вещей была кепка.

Защитник обвиняемого Белевича попросил обратить внимание, что, согласно протоколу обыска 19 мая, был упомянут только один пакет, а запись об изъятой кепке отсутствовала. Это дает основания полагать, что эти изменения были внесены позже. А если так, то обыск был проведен с нарушениями. Он попросил назначить экспертизу документов, его ходатайство поддержали остальные защитники и все обвиняемые. Ховавко — нет. Судья Близнюк решила, что экспертиза приведет к общему затягиванию процесса, и отказала в ней.

Что говорили в прениях?

Помощник прокурора Фрунзенского района Дмитрий Ховавко уверен, что в чате давались инструкции к действиям, в том числе и к психологическому сопротивлению сотрудникам, а так же осуществлялся сбор средств. Он заявил, что вышеуказанные факты опровергают то, что обвиняемые не знали, что было написано в чате и куда они идут, тем более что у них была конфискована протестная символика. Он утверждал, что действия нанесли ущерб государственным интересам.

Защитник Натальи Астрейко считает, что ее вина не доказана, а обвинение не конкретизировано: наличие одной фотографии не может быть неопровержимым доказательством по предъявленным обвинениям. Версию обвинения опровергают и данные мобильного оператора, которые доказывают, что 25 октября 2020 года женщина находилась в указанном месте 17 минут. А чтобы подтвердить признак группы лиц, нужно доказать, что действия были согласованными. Она была уверена, что должен быть вынесен оправдательный приговор

Адвокат Галины Заренок отметил, что женщина не отрицает, что находилась в указанных местах, однако она не имела цели выражать протест и оказать неповиновение: сотрудники напрямую ничего не требовали. Она утверждала, что дорога уже была перекрыта сотрудниками ГАИ. В доказательствах вины Заренок — фотографии, где ее видно на дороге, но там нет милиции. Также не был допрошен ни один представитель УВД, находившийся в форменном обмундировании. Поэтому нет доказательств, что рядом с ней были сотрудники. Адвокат отметил, что по логике обвинителя, можно подумать, что сцепки — это любое хождение под ручку. Адвокат уверен, что сцепка предполагает сопротивление — например, сотрудникам, а в данной ситуации такого не было. Также нет информации, что Заренок была осведомлена о деятельности людей в чате. Поэтому он попросил ее оправдать.

Адвокат Белевича подчеркнул, что его подзащитный не признал вину и отказался от дачи показаний. Защитник высказался, что внимательно выслушал мнение стороны обвинения и услышал, что вина доказывается письменными материалами дела и конфискованной кепкой. Однако он полагает, что протокол обыска был добыт с нарушениями, и поэтому не может быть положен в основу обвинения. У адвоката также нет оснований не доверять подзащитному в показаниях про кепку. То, что ее не конфисковывали, во время судебного заседания заявили также и понятые. Таким образом, не установлено, что кепка принадлежит Белевичу и что именно он был тем лицом в кепке на фотографии.

Защитник также уверен: то, что на видео и фото запечатлен Белевич, — субъективное мнение стороны обвинения. Учитывая это, он просит оправдать подзащитного.

Адвокат Щитенко согласился с обвинением в том, что "домашняя химия" — соразмерное наказание, но попросил назначить меньший срок: Щитенко и его мать имеют ряд заболеваний. 

Что говорили в последних словах?

Ирина Заренок рассказала, что в ее ситуации прогулки стали настоящей отдушиной:

"Но до 2020 года я не думала, что мои прогулки могут привести меня на скамью подсудимых. Я не могла представить, что это может привести к такой ответственности: я же просто шла, гуляла и никому не мешала, не кричала и не высказывала лозунги. Прошу у вас понимания".  

Сергей Щитенко высказал благодарность прокурору и защитнику и попросил суд быть справедливым.

Сергей Белевич отметил, что хочет вернуться к своей семье.

Последние новости

Партнёрство

Членство