Ольга Золотарь из заключения: Не хочу, чтобы я стала источником страха, — внутри меня горит любовь

2021 2021-04-13T17:03:08+0300 2021-04-14T13:18:30+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/volga_zalatar.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Политзаключенную мать пятерых детей Ольга Золотарь удерживают за решеткой в СИЗО-1 уже почти месяц. Ее обвиняют в создании экстремистского формирования (статья 361-1 УК). Минская милиция сообщила, что Ольгу задержали за "активную протестную деятельность", а также то, что она якобы являлась администраторкой дворового телеграм-чата в Ждановичах. 10 марта, когда Следственный комитет возбудил уголовное дело против блогера Антона Мотолько, в ведомстве также заявили, что администраторы дворовых телеграм-чатов будут нести ответственность именно по ст. 361-1 Уголовного кодекса. Вероятно, такая практика началась именно с Ольги Золотарь. Сама женщина своей вины не признает и отказывается сотрудничать со следствием, хотя сотрудники ГУБОПиКа пытались заставить ее это сделать избиениями и физической силой. При этом, Ольга держится бодро, комментирует свое преследование строками песни группы "Красная зелень", не хочет, чтобы ее история стала "страшилкой" для белорусов и в письмах рассказывает о своем быте в камере с беременной девушкой и политзаключенной студенткой Касей Будько. "Весна" публикует выдержки из разных писем Ольги Золотарь, которые она присылает своим близким и знакомым. 

Ольга Золотарь. Фото из семейного архива

О своих обвинениях: Статья не имеет большого значения, так как это все — пустое

Ольга в письмах подтверждает, что ее обвиняют по статье 361-1 Уголовного кодекса — создание экстремистского формирования, предусматривающего наказание до семи лет лишения свободы. Сама Ольга комментирует это строками из песни "Красной зелени":

"Если ты слышала песню Маргариты Левчук “...Нас не трогайте. А только... Мотолько" Так это мой случай! [Вероятно, разговор идет о строчке из песни #ПамагіМатолько: “Дарагія СК, дзел нашылі вы столькі, но не дзелайце нас экстрэмістамі толькі”].

Я только жалею, что на свободе не брала уроки вокала. Девочкам песенки в моем исполнении не нравятся, так как пою я мимо нот. При этом отношения в камере у нас хорошие, поддерживаем друг друга, делимся тем, что имеем”.

"Мне инкриминируют ст. 361-1, а не 361 Уголовного кодекса. В любом случае статья не имеет большого значения, ведь это все — пустое. Акт устрашения. Бумага все стерпит. Написать можно любую статью. В любом случае я сейчас в заключении, правильнее говорить, под стражей во время следствия. Мой адвокат не обнадеживает меня, говоря, что, чем меньше доказательств вины, тем дольше ведется следствие. Однако я продолжаю мечтать, что буду дома на 5-летие сына".

О быте: Любые бытовые незручности легче пережить, если компания хорошая 

"Я даже не могу представить, как мой муж пережил всю эту историю [после задержания Ольги и обыска дома ее мужа Сергея арестовали по ст. 24.23 КоАП на 10 суток якобы за вывешенный флаг на окне]. Я вспомнила, что было много осужденных в НБ [Новой Боровой], а потому у него должна была быть хорошая компания на ИВС. По своему опыту знаю, что любые бытовые незручности легче пережить, если компания хорошая.

Как ни странно, дни здесь пролетают быстро. Мы много разговариваем с девушками, пишем письма, читаем книги из библиотеки, изучаем Уголовный кодекс и Уголовно-процессуальный кодекс. С апреля мне начала приходить газета ”Новы Час". И в первом же номере была заметка обо мне".

Материнство за решеткой: истории многодетных политзаключенных женщин

Ольга Золотарь, Татьяна Каневская, Анна Сунгурова, Елена Мовшук — рассказываем истории многодетных матерей, которые из-за своих политических взглядов оказались за решеткой, и что с ними происходит сейчас.

Про соседок: В камере есть беременная девушка

"У меня в камере есть беременная девушка. И еще 19-годовая девушка Кася. Для меня это прекрасная компания, ведь есть о ком заботиться".

О деле против Герасимени: Все эти уголовные дела хуже всего подрывают имидж страны

"Здесь совсем мало информации. Читаем газеты. Меня шокировала новость, что на Герасименю возбудили уголовное дело за подрыв имиджа страны. Я удивляюсь, неужели только мне очевидно, что все эти уголовные дела хуже всего подрывают имидж страны".

О статусе политзаключенной: меня огорчило, что моя история выглядит страшилкой для белорусов

"Меня огорчило, что моя история выглядит страшилкой для белорусов. Я совершенно не хочу, чтобы я стала источником страха, ненависти и боли. Внутри меня горит любовь. Любовь к моей семье, а также тех людей, включая моих обидчиков. Меня очень поддерживают сообщения, что за меня и мою семья молятся много людей.

Адвокат передал мне, что на выходных меня пришли узником совести. Мне стало печально. По сути, я получила этот статус из-за действий властей. Сама я себе и в страшном сне его не хотела".

О заключении: Здесь есть свой повод для радости, веселья, доброты, солидарности

"По моему опыту, когда находишься на свободе, кажется, что за стенами тюрьмы грустно. Однако, оказывшись здесь, я осознаю, что здесь есть свой повод для радости, веселья, доброты, солидарности.

У нас, как ни странно, не бывает дни сурка. Каждый день какие-то события, которые не дают нам заскучать. Вчера в санузле заменяли трубы, сидели полдня без воды. Зато после замены труб мы не страдаем от канализационной вони".

"Я хотела в этом письме показать, что в заключении жизнь продолжается, хорошие люди остаются хорошими людьми, а других я здесь и не встречала".

О праздновании Пасхи: Ох, как же мы объелись!

"В воскресенье с девушками мы праздновали Пасху. Перед пятницей мне принесли по заявлению из библиотеки Новый Завет. Я подготовила фрагмент из Евангелия от Матвея. Мы накрыли после прогулки праздничный стол из того, что нам передали родные в субботу. Перед тем, как приступить к еде, я прочитала молитвы и фрагменты из Евангелия, а потом — короткое пожелание Божьего милосердия, объятия и торжественное застолье. Ох, как же мы объелись!”

О Библии в СИЗО: Новый Завет на белорусском языке принесли по первой просьбе

"Изменять меру содержания мне не собираются. Пригласить священника для проведения богослужения на Пасху, несмотря на мои обращения, похоже, тоже не будет. Хотя, отмечу, новый Завет на белорусском языке принесли по первой просьбе!”

Поддержать Ольгу письмами солидарности, телеграмами, денежными переводами можно по адресу:

СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030

Ольге Викторовне Золотарь (07.07.1983)

Ольга Золотарь с "Володарки": Несмотря на высокие стены и решетку, я чувствую себя свободной

Женщина не теряет оптимизма, пишет своим детям и маме большие письма на белорусском языке, в которых рассказывает о быте в камере, о своих планах на Пасху и делится своим портретом из тюрьмы авторства политзаключенной студентки Каси Будько.

Апошнія навіны

Партнёрства

Сяброўства