«По БТ назвали российским оппозиционером, а я из Беларуси не выезжал со времен развала Советского союза» Фото

2020 2020-10-16T14:04:11+0300 2020-10-16T14:55:49+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/kniga_viktor_90.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Правозащитный центр "Весна" и Всемирная организация против пыток (OMСT) продолжают документировать случаи пыток, жестокого, бесчеловечного и унижающего обращения в отношении участников протестных выступлений, которые состоялись в Минске с 9 по 13 августа. Некоторые свидетельства людей, переживших пытки и насилие, мы публикуем на нашем сайте как доказательства преступных действий со стороны силовиков.

37-летнего грузчика Виктора Книгу задержали ночью 10 августа в Минске, когда он катался на велосипеде и смотрел, что происходит на улицах его города. После этого Виктор провел 15 суток на Окрестина. Минчанин рассказал «Весне», как он попал в сюжет БТ, где его представили как участника массовых беспорядков из России, как его судили в одних трусах в ЦИПе, как на Окрестина приезжал «высокопоставленный чиновник», как он отбывал все 15 суток только из-за наличия судимостей и как на него возбудили уголовное дело по ч.2 ст. 293 УК, но не возбудили дело по факту избиений его при задержании и на Окрестина. 

Виктор Книга. Фото: spring96.org
Виктор Книга. Фото: spring96.org

«Велосипед кинули в сторону, меня — в бус»

Вечером 10 августа Виктор возвращался с работы домой на велосипеде через Немигу. 

«Я увидел, что ГАИ перекрыли дорогу, много машин стоит сигналит, возле Дворца Спорта увидел большое скопление людей и очень много силовиков — около 300 человек. Я проехал туда на велосипеде посмотреть, что происходит, поснимал на телефон. До этого я слышал, что проходят какие-то собрания, люди что-то говорят и выступают, но сильно не вникал в это.

В первый раз меня задержали возле Дворца спорта. Задерживали достаточно грубо: велосипед кинули в сторону, меня — в бус. Меня задерживали трое в черном и балаклавах. В бусе меня пару раз ударили и сразу потребовали телефон. Я им его разблокировал, как они и просили. Они долго листали, смотрели, слушали записи — ничего не нашли. Я и не знаю, что они искали. Потом они спросили, судим ли я. Я сказал, что да. Потом они начали задавать вопросы, что я там делаю, как оказался. На что они сказали: «Не**уй тут смотреть! Вали туда, откуда приехал» Я сказал, что я и собирался уезжать: «После такого мне не хочется здесь оставаться». Меня отпустили. Выходя из буса, я нечаянно задел рукой сотрудника ОМОНа. Он сразу меня ударил с руки. Я сказал, что я извинился и это не повод меня бить. Люди без масок, которые сидели в машине, сказали ему отпустить меня. Наверное, это было руководство. Он оставил меня в покое.

Я забрал свой велосипед, почистил его от земли. Некоторое время я еще покатался на Немиге, после чего поехал домой — в сторону Стеллы. Там все было заблокировано, меня не пропустили. Проверили документы и сказали ехать другой дорогой. Я поехал через мост. Людей там уже никаких не было. Только видел, как силовики хватали в бусы людей, которые спокойно шли мимо. 

«Не того взяли! Надо было того в шлеме хватать»

Потом я познакомился с еще одним велосипедистом, стояли с ним разговаривали, делились, кто, что видел, потом поехали в сторону Площади Победы. Мы встретили молодую пару, которая сказала нам, что их не пустили к «Риге». Нам стало любопытно и мы поехали туда посмотреть, что там такое происходит. Это уже было около часа ночи.

На подъезде мы увидели, как спецмашины сносят какие-то мусорки, заборы — что-то такое. Когда подъехал непосредственно к «Риге», то увидел тлеющие мусорки. Я достал телефон и начал фоткать их. Тут сразу же выбегают люди в масках и давай бить меня. Я кричу: «Да я не при делах вообще!» Они бьют, потом один кричит: «Не того взяли! Надо было того в шлеме хватать». Мой попутчик-велосипедист, с которым я недавно познакомился, был в велосипедном шлеме, и, когда силовики выскочили, он сразу включил мотор и уехал. Били дубинками, причем, наверное, телескопическими, потому что у меня синяки потом были с точкой посредине. Они меня избили, связали стяжками руки, закинули в спецмашину, в которой возят военных.

«Если не заткнетесь — закинем гранату»

Сразу там было человек семь-восемь, но потом нас нагрузили целую «коробочку»: один на одного около 30 человек. Люди стонали, мычали и жаловались: у кого-то ребро было сломано, кто-то дышать не мог, но всем было наплевать. Они кричали: «Заткнитесь! Если не заткнетесь — закинем гранату». Потом нас разделили на две машины по 15 человек. Они с нами не церемонились. При мне разбивали телефоны задержанных. Мне сказали разблокировать телефон — я разблокировал. Спросили номер от замка велосипеда — его я назвал. Потом нас на привезли на Окрестина.

БТ: «Среди протестующих много ранее судимых» 

Избитый Виктор Книга с другими задержанными на Окрестина. Скриншот с видео БТ
Избитый Виктор Книга с другими задержанными на Окрестина. Скриншот с видео БТ

В Центре изоляции правонарушителей били так, как в 90-х, когда открылась тюрьма в Жодино. Всех, кто туда приезжал — «принимали» очень жестко, чтобы максимально подавить психологически. Когда на Окрестина нас выгружали из спецмашины к забору — тоже били. Я на этих пяти метрах падал раз пять, а кто-то вообще сознание терял. Возле меня, стоявших рядом парней тошнило, кто-то обгаживался. Нас держали в этом дворике с ночи до семи утра. Все это время били и снимали на камеры. На видео надо было назвать сколько раз был судим и по каким статьям. Потом это видео я увидел на БТ. Я охренел, мягко говоря, что они там наговорили. Меня назвали российским оппозиционером, который приехал от какого-то олигарха делать переворот. Какой российский оппозиционер? Я родился в Минске, а из страны, даже в Россию, не выезжал со времен развала Советского союза. Также на видео показали отдыхающих, человека с татуировками. Эти татуировки вообще не имеют отношения к тому, что они сказали».

Избитый Виктор Книга с другими задержанными на Окрестина. Скриншот с видео БТ
Избитый Виктор Книга с другими задержанными на Окрестина. Скриншот с видео БТ

11 августа на канале «АТН» размещено видео — «Беспорядки в Беларуси: среди протестующих много ранее судимых». В нем говорится о задержании группы россиян, среди которых есть ранее судимые.

«Как удалось выяснить Следственному комитету Беларуси, это активисты организации «Открытая Россия», которая имеет отношение к небезызвестному олигарху Михаилу Ходорковскому. В том числе координаторы Алексея Навального Артем Важенков и Игорь Рогов. Сейчас они проходят подозреваемыми по уголовному делу об участии в массовых беспорядках. Их непосредственные роли и задачи в Минске выясняют следователи», — говорится в сюжете БТ.

Сразу после этих слов показывают Виктора Книгу, где он называет количество судимостей и статьи. Из контекста сюжета понятно, что Виктора приписывают к числу задержанных россиян.

«А мне влупил дубинкой так, что я, наверное, последний раз так кричал на футболе»

«Сотрудники ЦИПа нас били больше, чем те люди в масках при задержании. На ЦИПе били дубинками по всему телу: по голове, по ногам, по телу. Неважно, куда бить, — просто били. Помню, как один помощник кричал всё: «Я из-за вас, га**онов, домой уже трое суток не езжу!» Один ответил ему: «Мужик, так это твоя работа!» На что он начал всех избивать со словами: «Ах, это моя работа!» А мне влупил дубинкой так, что я, наверное, последний раз так кричал на футболе. Били во дворике и возле забора. В камерах уже не били. Но 12 августа мы слышали, как людей бьют не только во дворике, но и в самом здании.

«Всех, кто судим, — до конца»

Утром 11 августа нас подняли во дворик и сказали, что пару часов подержат и отпустят. За это время нас несколько раз вывели в туалет, но не всех. Когда я выходил из туалета, меня какой-то высокопоставленный чиновник рукой по шеи ударил, что я потерял сознание. Также во дворике он бил и других людей. Меня дежурный поднимал, когда я приходил в сознание. Краем уха я слышал, как этот чиновник говорил: «Всех в «восьмую» — будем дело возбуждать». Также этот чиновник сказал: «Всех, кто судим, — до конца». Я еще думал, что это могло значить. Так, нас четыре человека отсидели все «сутки». Что это был за чиновник? Это был какой-то высокопоставленный заместитель. Люди говорили, что это был заместитель Министра внутренних дел Александр Барсуков. Он приезжал в ночь с 10 на 11 августа, и еще утром был там. 

После этого нас закинули в шестиместную камеру. Там нас было 29 человек, где мы так отсидели трое суток. Через окна мы видели людей под Окрестина, которые кричали «Выпускай». Нам всем давали подписывать какие-то протоколы. Я сразу отказался подписывать, но потом я устал от этого всего и хотелось, чтобы это все поскорее закончилось, поэтому подписал все. В первом протоколе было написано, что я якобы организовал какие-то митинги и беспорядки, но я не стал это подписывать, так как это неправда.

«Судья нас всех голых так и судил»

Где-то 13 августа в ЦИП приехал судья. Нас всех раздели и водили по ЦИПу. И в трусах мы поднимались к этому судье. Судья нас всех голых так и судил. Он не представился, ничего, только могу сказать, что это был мужчина. Второй протокол на меня был написан уже от руки, но я даже не помню, что там точно было. Какая-то "левая ерунда". Но я уже подписал все, чтобы только отстали от меня. В итоге меня осудили на 15 суток. 

Уголовное дело за участие в массовых беспорядках  

Виктор Книга. Фото: spring96.org
Виктор Книга. Фото: spring96.org

В ЦИП меня допрашивали оперативники. Потом я узнал, что на меня возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса. Меня называли координатором, но я воспринимал это как провокацию в отношении меня. Я просто на это не реагировал. Меня возили в Следственный комитет. Я рассказал, как все было. Так и остальные люди, которые были со мной: кто-то ехал на такси, кто-то с банкомата деньги снимал, кто-то вышел из подъезда.

Как я понимаю, по этому делу я до сих пор нахожусь в статусе подозреваемого. У меня в общежитии проводили обыск. Ничего у меня в результате не забрали. Кстати, после всей этой истории меня потом выселили из общежития.

Я просил копию постановления о возбуждении в уголовного дела в отношении меня, однако мне отказали. Я обжаловал такой ответ в прокуратуре.

После 15-суточного ареста на ЦИП я искал свои вещи. Я обращался в Следственный комитет, в ЦИП, в ИВС, Советский РУВД, но мне до сих пор не отдали ни телефон, ни велосипед, ни музыкальную колонку, ни тапочки, в которых я был в тот вечер. Никто не знает, где мои вещи. 

Написал заявление об избиениях — проверка больше двух месяцев

На седьмые сутки приезжал в ЦИП судмедэксперт и снимал побои. Побои у меня были везде: на руках, на ногах, на спине, на ягодицах. Зад сразу был красный, потом стал синий. И в пах были ударили сильно. Я написал заявление о том, чтобы возбудили уголовное дело в отношении лиц, которые мне причинили физический вред и утратили мое имущество. Мне пришел ответ, что мое заявление приобщено к материалам проверки. Там же написали, что будет дана правовая оценка. Правда, они уже с августа проводят проверку. Больше никаких ответов я не получал.

Документ Виктора Книги. Фото: spring96.org
Документ Виктора Книги. Фото: spring96.org

Другие истории потерпевших от пыток со стороны белорусских силовиков:

"Давайте его отведем в автозак, пусть парни поразвлекаются". Свидетельствуют потерпевшие

21-летнего минчанина Якова Сухната задержали поздно вечером 11 августа сотрудники милиции в гражданском недалеко от станции метро Уручье, когда он возвращался домой. Сейчас Яков после жёсткого задержания, и нескольких суток нахождения на Окрестина и ЛТП под Слуцком находится на лечении в минской больнице. Парень рассказал «Весне», что с ним произошло вечером 11 августа и, что происходило последующие дни.

За белую ленту разбили нос и машину. Свидетельствуют потерпевшие

31-летний минчанин Николай Бондарь в ночь с 11 на 12 августа был фактически выхвачен силовиками на улице Плеханова из собственной машины за белую ленту на руке. Сотрудники ГАИ и ОМОНа разбили его машину, избили его самого, сломали нос и забрали на Окрестина. Николай рассказал «Весне», что с ним происходила в ту ночь.

Свидетельствуют потерпевшие. Бармен с Зыбицкой – про трое суток на Окрестина

Бармена Руслана одного из бара на улице Зыбицкой Минска задержали 9 августа в два часа ночи, когда он возвращался с работы домой. Последующие трое суток он провел на Окрестина. Руслан рассказал «Весне», что происходило в Центре изоляции правонарушителей 9 по 12 августа.

Последние новости

Партнёрство

Членство