Свидетельствуют потерпевшие: "Пришла фельдшер и стала избивать людей"

2020 2020-08-20T14:41:45+0300 2020-08-20T15:42:44+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/illia_8494.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Правозащитный центр "Весна" и Всемирная организация против пыток (OMСT) продолжают документировать случаи пыток, жестокого, бесчеловечного и унижающего обращения в отношении участников протестных выступлений, которые состоялись в Минске с 9 по 13 августа. Некоторые свидетельства людей, переживших пытки и насилие, будут публиковаться на нашем сайте как доказательства преступных действий со стороны силовиков.

18-летнего Илью задержали 11 августа возле «Пушкинской», когда тот на машине направлялся в родной город. Он рассказал «Весне», как с ним бесчеловечно обращались и избивали в РУВД Фрунзенского района Минска и на Окрестина.

illia_8494.jpg
Илья. Фото: spring96.org

"Сказал, что я «мелкий оппозиционер» и мне «хана»"

«Нашу машину остановили сотрудники ОМОНа. Мы заперлись, но они сказали, если мы сейчас не откроем, они разобьют окна. Я открыл дверь, сотрудник ОМОНа сразу начал смотреть мой  телефон.  Он открыл телеграм и увидел, что там есть телеграм-каналы и фото с митингов, сделанные ранее.

Меня сразу ударили в живот и забрали из машины в автозак, где поставили на колени и стали оскорблять. Там другой сотрудник ОМОНа забрал мой телефон и начал осматривать его. По его словам, он нашёл «много интересного», сказал, что я «мелкий оппозиционер» и мне «хана». Первый удар от него был в челюсть, я почувствовал, как у меня откололся кусочек зуба.

"Я просил их остановиться, но это их ещё больше заводило"

Пока нас везли, ОМОНоцы по пути закидывали в автозак мотоциклистов, собирали всех. Нас привезли в РУВД Фрунзенского района. Там меня вытащили на улицу, где восемь сотрудников ОМОНа начали бить меня в голову, пах, по почкам, в общем по всему телу. Я просил их остановиться, но это их ещё больше заводило. И они продолжали применять физическое насилие по отношению ко мне. Я потерял сознание после того, как получил в левую часть лица, ударившись головой об стену. Проснулся я уже в фойе РОВД Фрунзенского района от удара по ноге. Лежал я примерно час, после того, как очнулся. Там жестоко избивали людей. Стояли сильные крики, стоны. Люди просили остановить это, но все сотрудники игнорировали это.

Медицинская справка Ильи. Фото: spring96.org
Медицинская справка Ильи. Фото: spring96.org

Потом нас повели в спортивный зал. Там было тоже много людей. Очень много. Стояли громкие душераздирающие крики. Нас поставили на колени, руки были в наручниках, приказали упереться головой в пол. В тот момент, когда мы становились на колени, нас каждого 3-4 раза ударяли дубинкой по спине, по ягодицам, по голове: кто куда. Людям в этом спортзале ломали пальцы, пытали электрошокерами, намеренно били в пах, разбивали телефоны, не щадили никого.

"Начал пытать меня электрошокером"

После того, как переписали мои данные, сотрудник ОМОНа подошел и начал пытать меня электрошокером. Спрашивал, сколько мне заплатили. Я говорил ему, что нисколько, мне никто не платил, я просто ехал домой, но пытки продолжались. Потом он сказал, что ещё доберется до меня, и пошел следующего пытать. Если мы делали какое-то движение стоя, то сразу прилетал удар. Там меня повели в душевую, где стоял человек, который над нами издевался морально.

Возле камеры сидел второй человек и задавал вопросы на камеру. Просили обойти себя, сделать один круг и затем завели обратно. Меня поставили опять на колени и, когда назвали мой номер и фамилию, каждому дали свой номер и мне сказали подойти к столу. Там двумя сотрудниками проводилась опись вещей, и мы подписывали акты. У меня были травмы лица и один глаз был заплывший, а во второй попала кровь, и я ничего не видел. Я попросил сказать, что я подписываю, но меня ударили и сказали: «Какая тебе разница». Мне пришлось подписать два протокола. Потом меня отвели в камеру в РУВД. Там было четыре человека, мне сразу хотели уступить место, потому что видели моё физическое состояние. Я отказался, но тут же упал на колени. Под утро в камере нас стало шесть человек. Всю ночь я и мои сокамерники просили дежурных, чтобы мне вызвали скорую и принесли ведро, потому что меня тошнило, было головокружение, у меня ломило всё тело. Но никто скорую так и не вызвал. Под утро нас отвели в туалет и разрешили умыться. Потом нас отвели в спортзал, где построили в колонны для того, чтобы вывозить куда-то. Выводили по десять человек. При этом всячески нас обзывали. Звучали такие оскорбления: «Ублюдки, гондоны, расстреливать вас надо». Нас поместили в автозак".

Травмы Ильи после избиений силовиками. Фото: spring96.org
Травмы Ильи после избиений силовиками. Фото: spring96.org

«Медики были готовы ехать стоя, лишь бы побольше вместить людей в эти машины»

Илья рассказал, когда всех привозили на Окрестина, где пытки продолжались.

"Там было очень много людей. На некоторых задержанных ставили метки, и им досталось несладко в отличии от других. Метили тех, у кого находили биты, каски, петарды, флаги, белые ленточки…

Люди просили медицинской помощи. Пришла фельдшер, как я понимаю местная сотрудница, и стала избивать людей. Она сказала: «Я вас сейчас вылечу здесь, нечего ходить на площади». Потом каким-то чудным образом на территории ЦИП появилась скорая, которая сразу нескольких забрала. Мы просили медиков, чтобы нас вытащили оттуда. Потом приехали где-то пять карет скорой помощи. Нас самых искалеченных и побитых стали грузить в машины. Медики были готовы стоя ехать, лишь бы побольше вместить людей в эти машины. Меня тоже посадили в машину скорой помощи, там мы сидели минут 30-40. Как оказалось, мы ждали какого-то начальника, потому что он хотел посмотреть на обстановку. Когда пришел приказал всем выйти из машины. Этот начальник сказал: «У нас есть своя фельдшер на территории, и она будет решать кто уедет, а кто останется».

В общей сложности уехало три человека, а остальные остались. Мы стояли на улице возле стены около шести часов. Мы стояли головой в пол, и, если ОМОНовцы решали, что голова не на том уровне – били. В самом здании ЦИП нам приказали стать на колени, потом стали заводить по 20 человек на коридор.

Илья. Фото: spring96.org
Илья. Фото: spring96.org

Там нам приказывали раздеться до гола и проводили досмотр. При этом били. Мы полностью голые сидели на голом бетоне под открытым небом. Только после команды «одеться» мы стали одеваться. Когда всех досмотрели, нам уже разрешили сесть непроизвольно. Мы начали, ложиться, садиться в паровозик, чтобы было как-то теплее. Из ворот очень сильно продувало. Это же ночью нас перевели в прогулочный дворик. Там мы слышали, как привели другую партию. Крики стояли адские. Это были «меченые». Били кулаками, дубинками, ногами берцами, применяли электрошокер".

Другие истории потерпевших от пыток со стороны белорусских силовиков:

"Один избивает, а второй целится в тебя из автомата". Свидетельствуют потерпевшие

28-летнего минчанина Владислава Соловья, помощника воспитателя в детском саду, задержали 9-ого августа и поместили на Окрестина. Там его осудили на 14 суток, а потом этапировали для отбытия административного ареста в ЛТП под Слуцком. Владислав рассказал «Весне», что ему и другим пришлось пережить за эти пять суток заключения.

gleb_6767.jpg

Свидетельствуют потерпевшие: Сотрудники все время гнобили меня, что я чернокожий

Глеба задержали 11 августа возле торгового центра «Скала». По его словам, сотрудники ОМОНа задержали его, когда он просто шел по улице в наушниках. Следующие трое суток парень побывал в Московском РУВД, на Окрестина и в ЛТП №3 под Слуцком. Глеб рассказал «Весне», что ему и другим пришлось пережить за это время.

«В автозаке нас утрамбовывали ногами». Свидетельствуют потерпевшие

23-летнего Юрия задержали вечером 12 августа по дороге в «Песочницу» на перекрёстке улиц Машерова и Куйбышева Минска. Он рассказал «Весне» о жестокостях своего безосновательного задержания и то, в каких условиях его двое суток удерживали в ЦИП на Окрестина.

"Забрали бюстгальтер с протезом груди". Свидетельствуют потерпевшие

Минчанка Мария Амбросова рассказала «Весне», как она с мужем Юрием 10 августа пошла в милицию написать заявление о пропаже задержанного сына, но оказались сами в автозаке, а потом на четверо суток в центре изоляции правонарушителей на Окрестина. Все эти дни они не знали, что их сына отпустили, поэтому, когда от избиваний кричали люди, Марии казалось, что кричит ее сын. Что еще ей, ее мужу и другим пришлось пережить на Окрестина – читайте в нашем материале.

Последние новости

Партнёрство

Членство