Наталья Сацункевич: Иногда наблюдать за мирными собраниями в Беларуси было опасно Фото

2020 2020-04-27T15:36:29+0300 2020-04-30T18:12:03+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/sacunkevich_minsk.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

"Весна" продолжает серию интервью с белорусскими правозащитницами — теми, кто делает наше общество лучше через защиту прав человека. В Беларуси сложилась такая ситуация, что люди, защищающие права человека, защищают уязвимые группы, по сути, стали сами уязвимой группой. Часто они подвергаются преследованиям и репрессиям со стороны государства, власти не всегда открыты к диалогу с правозащитниками, а общество полно стереотипов и предрассудков в их сторону. Мы стремимся сделать белорусских активисток правозащитного движения более видимыми в обществе. Предыдущий наш материал мы посвятили светлогорской правозащитнице и экологической ативистке Алене Маслюковой.

В этот раз мы поговорили с правозащитницей “Весны” Натальей Сацункевич. Почему между работой в Академии наук и правозащитной деятельностью она выбрала последнее, почему раньше она не могла открыто заявить, что является феминисткой, как повлияла на правозащитную деятельность и вообще права человека пандемия COVID-19? Об этом и многом другом – в нашем материале. 

natasha_sacunkevich_web_1.jpg
Правозащитница Наталья Сацункевич на офисе "Весны". Бесконтактная съемка через веб-камеру spring96.org

В условиях распространения пандемии коронавируса правозащитный центр "Весна" продолжает свою деятельность по отстаиванию прав человека и оказанию правовой помощи гражданам. Осознавая свою ответственность о здоровье граждан и своих сотрудников, ”Весна" временно изменила формат своей работы на дистанционный. Наталья Сацункевич рассказала нам, как это выглядит на практике, как приспособилась лично она к новым условиям и как пандемия COVID-19 повлияла на права человека в Беларуси.

"Социальная ответственность – то, о чем нужно помнить постоянно”

"Сразу была большая растерянность. Ситуация с коронавирусом в Беларуси набирает ход, из-за этого чувствуется много тревоги. Стараюсь воспринимать этот карантин как возможности для роста. Хорошим примером здесь является переход всех занятий, тренингов в онлайн-пространство. И это очень хороший навык, которому мы все научились. Жаль, конечно, что мы обрели его в таких условиях.

Работа "Общественной приемной" также перешла в онлайн-режим с использованием безопасных каналов связи (электронная почта, Signal, WhatsApp, Telegram). Мы доступны людям, которые хотят к нам обратиться. В зависимости от ситуации, мы ориентируемся, каким именно образом мы сможем помочь человеку.

Хочется, чтобы в этих и без того сложных условиях, люди были осторожными. Относились внимательнее к своему здоровью, мерам безопасности, документам, которые подписывают в больницах, при даче каких-то объяснений. Нужно понимать, что ответственность за жизнь человека лежит, в первую очередь, на самом человеке, даже, если он под присмотром врачей. Поэтому социальная ответственность – это то, о чем нужно помнить постоянно.

"Весна" в условиях пандемии коронавируса: как это будет выглядеть?

По-прежнему, правозащитники и эксперты "Весны" занимаются мониторингом нарушений прав человека, аналитической работой по основным направлениям деятельности организации.

Коронавирус – вызов всему миру, особенно правам человека. Кажется, что именно сейчас у людей должно появиться понимание о ценностях прав человека, потому что в текущей ситуации стандарты прав человека – это, возможно, единственное, что может выручать нас всех от жестоких нарушений свобод. Известно, что в определенных ситуациях права человека могут быть ограничены, но актуализируется вопрос пропорциональности и необходимости этого. Поэтому, похоже, что права человека могут стать опорой в ситуации с пандемией.

"Свободы мирных собраний как не было в Беларуси, так и нет”

Недавно у меня спрашивали, как обстоят дела с ограничениями мирных собраний в Беларуси. Здесь все просто: у нас в стране они и так ограничены “по самое не хочу”. Поэтому смысла нет, чтобы еще больше их ограничивать. Право на свободу мирных собраний и так очень трудно реализовать в Беларуси. Часто реализация этого права влечет за собой наказание. То, что у нас нет какого-то отдельного решения о проведении мирных собраний во время коронавирусной эпидемии, не создает дополнительных препятствий. Свободы мирных собраний как не было в Беларуси, так и нет.

Сейчас правозащитников очень волнует отсутствие доступа к полной информации, связанной с коронавирусом, борьбы с ним и мер, которые предпринимает власть".

Карантин как угроза демократии. Как меняются права человека при пандемии

Эпидемия COVID-19 стала серьезным вызовом для правозащитников. Ограничение свободы передвижения, запрет выходить на улицу в некоторых странах – это то, с чем традиционно демократические и свободные страны Западной Европы не сталкивались со времен Второй мировой войны. Правозащитники рассказали «Белсату», какие угрозы для прав человека влечет за собой пандемия.

Многие правозащитники по образованию никогда не были юристами. Не требует этого Декларация ООН о правозащитниках, согласно которой ”Каждый человек имеет право, индивидуально и совместно с другими, поощрять и стремиться защищать и осуществлять права человека и основные свободы на национальном и международном уровнях". В истории и повседневности известно много примеров, когда выдающиеся правозащитники имели физическое, журналистское, историческое, филологическое образование. Поэтому особую заинтересованность вызывает путь человека к правозащитной деятельности: его образование, места работы, где он обучался защите прав человека. О своем пути нам рассказала Наталья.

"Я думала, что права человека – это всегда образ плохого”

natasha_sacunkevich_web_3.png
Правозащитница Наталья Сацункевич на офисе "Весны". Бесконтактная съемка через веб-камеру spring96.org

"Мой путь к защите прав человека начался с понимания своего личного достоинства и дискриминации ЛГБТ-людей. Первый тренинг о правах человека, на который я попала, – права человека для ЛГБТ. Тогда мое представление о правах человека было очень поверхностным, я думала, что права человека – это всегда образ плохого. На том тренинге я впервые услышала выражение ”права не дают, права берут", и это мне очень откликнулось. Я искренне благодарю людей, которые тогда были рядом, и мужа.

В 2015 году со мной случилась летняя правозащитная школа от ”Весны". Я была очень впечатлена и вдохновлена. По сути, это было мое первое столкновение с системными знаниями о правах человека, правозащитным сообществом и вообще с неформальным образованием. После я присоединилась к Волонтерской службе "Весны", где пробовала уже себя в самых разных активностях. Ведь в Волонтерской службе очень много направлений, и легко себе найти занятие. В качестве волонтерки я наблюдала за мирными собраниями, была наблюдательницей на выборах и в судах, писала жалобы, опрашивала людей, посещала тренинги, форумы и мероприятия, занималась различной другой правозащитной деятельностью".

"На нашего заведующего говорили, что он вырастил у себя в лаборатории пятую колонну” 

natasha_sacunkevich_web_2.jpg
Правозащитница Наталья Сацункевич на офисе "Весны". Бесконтактная съемка через веб-камеру spring96.org

"Вообще я окончила биологический факультет БГУ, специализировала на микробиологии. Училась я не отлично, а вот научная деятельность затянула. На третьем курсе к нам пришла новая преподавательница, которая стала моей научной руководительницей. То, что я стала больше заниматься наукой, повернуло мою жизнь и планы. Я поступила в аспирантуру, осталась работать на кафедре микробиологии, а потом перешла в новую лабораторию в Академии наук. Поэтому параллельно с волонтерством, я работала в научной лаборатории и писала диссертацию на тему ”Векторные системы для молекулярного клонирования в клетках грамположительных бактерий рода Bacillus". Но, как оказалось, совмещение этих двух сфер невозможно.

Решающим моментом стала двухнедельная поездка в Польшу. Организаторы приглашали активистов из разных стран для обмена опытом в деятельности негосударственных и государственных учреждений. Я была очень счастлива, что меня пригласили тоже. Я хотела на работе в Академии наук взять на это время отпуск за свой счет, но меня категорически не хотели отпускать. Ясность в эту ситуацию внес разговор с нашей директоркой. Она заявила мне, что “Академия работает под патронажем президента, и мне нужно выбирать, чем я хочу заниматься”. Думаю, что к ней поступила информация, что я наблюдала на выборах, так как этот разговор состоялся как раз после избирательной кампании 2016 года. Тогда очень некрасивая ситуация сложилась. На нашего заведующего лабораторией говорили, что он вырастил у себя в лаборатории пятую колонну. Директорка поставила меня перед выбором: или остаюсь работать, или увольняюсь и еду в свою поездку. Надо было выбирать очень быстро, фактически за 12 дней. И это был очень сложный выбор, ведь жизненные планы были построены в связи с этой работой. Кроме этого, жила в служебной квартире, с которой нужно было уезжать в случае увольнения. По условиям, которые мне поставили, я не могла даже остаться в аспирантуре".

"Когда я шла на собеседование в "Весну", мама плакала”

"В Польшу я ехала с чувством "взять от этой поездки все возможное и невозможное". Теперь я ни о чем не жалею, а тогда передо мной возникла неизвестность: где я буду работать, где жить, на какие деньги существовать. Я понимала, что мне интересно заниматься правами человека, но ни опыта, ни компетенции, ни представления о своей работе в этой сфере не было.

Какое-то время я проработала тьюторкой для мальчика с расстройством аутичного спектра. Это был очень интересный опыт, но безденежный. Поэтому я ушла в call-центр, устроившись туда операторкой. Там были все условия: хорошая зарплата, полный соцпакет и офис возле дома. Это также было хорошее психологическое испытание: как вести себя с людьми, как с ними разговаривать. Там я проработала год. И все это время продолжала образование в сфере прав человека и волонтерство в "Весне".

«Государство не заинтересовано в их реабилитации». Как это - быть помощником человеку с аутизмом

Существуют разные виды аутизма. В зависимости от диагноза, социальные навыки и коммуникативные навыки человека могут меняться. Одно остается тем же - люди с аутизмом нуждаются в помощи и поддержке. В течение шести месяцев Наталья Сацункевич была репетитором - тем же человеком, без которого жизнь мальчика с аутизмом была бы намного сложнее.

Когда я шла на собеседование в ”Весну", мама плакала. Она очень волновалась, ведь, как известно, заниматься в Беларуси правозащитной деятельностью порой опасно. При этом, мама с уважением относится к моему выбору, и я чувствую поддержку родственников. Думаю, моя семья, как любая типичная белорусская семья, не воспринимает всю ценность моей работы. Однако стараюсь им рассказывать о правах человека и объяснять, почему это важно. Друзья мои, в том числе, оставшиеся со времен обучения и работы в БГУ и Академии наук, очень уважают мой выбор и поддерживают меня тоже.

Кроме летней Правозащитной школы, прошло очень много тренингов, семинаров, школ по правам человека. В свое время обучалась на семинарах у известного российского правозащитника Андрея Юрова. В рамках учебной программы ILIA-By при Белорусском доме прав человека имени Бориса Звозскова я закончила программу “Международные стандарты – в национальную практику (англ. Brings International Standards Home, сокращенно BISH).

Много знаний о правах человека я получила через самообразование и от своих коллег и коллежанок, конечно. Последние полтора года я много времени посвятила обучению тренерству в сфере неформального образования. Заинтересовалась я этим тогда, когда поняла, что своими знаниями о правах человека я хочу делиться хорошими методами. В свое время мне в Волонтерской службе было очень хорошо. Поэтому сама я сейчас хочу сделать другим тоже хорошо, дать им силы, вдохновение, знания, которые когда-то получила сама и которые во многом мне многим помогли. А еще тренерка – это контакты с людьми, и я это очень люблю".

В "Весне" Наталья Сацункевич, кроме всего прочего, занимается защитой права на свободу мирных собраний. Мы распросили ее вообще об эффективности общественного контроля в Беларуси.

natasha_sacunkevich_web_6.jpg
Правозащитница Наталья Сацункевич в офисе "Весны". Бесконтактная съемка через веб-камеру spring96.org

"Свобода мирных собраний – это любовь и пример красивого живого права”

"Мне очень нравится общественный контроль как довольно простое и эффективное средство защиты прав человека. Мне близка философия общественного контроля. Я занималась и продолжаю заниматься тремя направлениями общественного контроля в Беларуси: наблюдение за судами, за выборами, за мирными собраниями.

Я раньше сама наблюдала за различными судебными процессами, а теперь стимулирую людей тоже наблюдать за судами, потому что это очень важно для нашей деятельности. К краткосрочному наблюдению на выборах я подключилась с 2015 года. На парламентской избирательной кампании 2019 года я впервые наблюдала как "долгосрочница". Планирую наблюдать и за предстоящими в этом году президентскими выборами. Много задают вопросов, есть ли вообще смысл в этих наблюдениях. По жизни и в работе я стараюсь придерживаться концепции, что важен не только результат, но и процесс. Я вижу смысл в наблюдении этих выборов и адвокации их результатов. Сбор и распространение информации, как самый первый шаг соблюдения прав человека, очень важны.

Комиссия vs Наблюдательница: кто кого?

Парламентская избирательная кампания набирает обороты, наблюдатели кампании "Правозащитники за свободные выборы" продолжают наблюдать за ходом избирательного процесса с первого ее дня. За избирательным процессом на Чкаловском избирательном округе №96 в Минске наблюдает наблюдатель кампании Наталья Сацункевич. Она выдвигалась в наблюдательницы путем сбора подписей. За это время она успела зафиксировать около десятка нарушений Избирательного кодекса.

Самый мой любимый вид общественного контроля – наблюдение за мирными собраниями. Свобода мирных собраний – это любовь и пример красивого живого права, с которым я много работаю. Иногда наблюдать за мирными собраниями в Беларуси даже было опасно. Меня, например, задерживали в офисе “Весны” перед наблюдением 25 марта 2017 года. Но самое трудное, когда задерживают твоих коллег. Как писал в своем блоге Алесь Беляцкий: “Самая главная моя миссия – это просто сидеть. Ведь само мое заключение вызвало там, на свободе, столько реакции, политических и человеческих волн, эмоций и чувств, что вряд ли я могу сделать что-то еще большее”. Так и у нас часто было во время наблюдения: людей задержали, а у нас работа только началась.

Помню случай, когда еще наблюдали такие опытные наблюдатели как Наста Лойко и Вова Андриенко, на двух наблюдателей из всей команды составили административные протоколы якобы за участие в массовом мероприятии. Тогда Наста и Вова подходили к милиционерам и просили, чтобы протоколы составили и на них. Теперь я понимаю эту тактику, когда они хотели, чтобы протоколы составили на всю команду наблюдателей #ControlBy. Ведь у некоторых людей уже был опыт и понимание, что с этим делать. И мне кажется, что лучшее лекарство от страха – понимание и опыт".

Гражданский контроль в Беларуси: история, цифры, факты

О том, как и почему возник гражданский контроль Волонтерской службы "Весны", с какими трудностями сталкиваются наблюдатели и что нужно, чтобы присоединиться к команде #ContolBY, в материале Правозащитного центра «Весна».

С сентября 2019 года почти каждый понедельник на базе Волонтерской службы “Весны” Наталья Сацункевич проводит Клуб английского языка о правах человека. В условиях пандемии Клуб продолжает свою деятельность онлайн через Zoom. Наталья рассказала, как возникла идея создания специализированных занятий по английскому языку и как это связано с построением гражданского сектора Беларуси.

"Поняла, что иногда я разговариваю как старая книга”

natasha_sacunkevich_web.jpg

"Английский язык я учу более 25 лет, с первого класса школы. Но была проблема с разговорным английским. Когда я начала ездить по разным международным ивентам, поняла, что иногда я разговариваю как старая книга. Мне было трудно разговаривать с другими людьми, не было современной и специальной юридической лексики. Мне очень захотелось исправить это. Кроме этого, на своем примере я знаю, что в Беларуси много людей, которые знают английский язык, но стесняются разговаривать. Мне захотелось и в этом вопросе помочь людям, а также распространять знания о правах человека, заниматься просвещением и образованием. Так родилась идея Клуба английского языка о правах человека, так как сам формат разговорных клубов не новый, конечно. Я рада, что меня поддержали коллеги в этой идее. Когда клуб заработал, я увидела, что это людям откликается и есть запрос на такие вещи. Хочу думать, что через работу этого клуба, я вкладываюсь в построение гражданского сектора Беларуси. И этот клуб стал для меня хорошей вдохновляющей вещью в стиле: "если хочешь что-то делать, то делай", "если не знаешь как, то попробуй", "если не получилось, то будешь знать, что не получилось".

Мы спросили у Натальи, как она оценивает ситуацию с правами женщин в Беларуси, как на ее деятельность влияет то, что она является феминисткой, и что может сделать каждый или каждая для достижения в обществе гендерного равенства.

"Почему сотрудник, если я сотрудница?”

natasha_sacunkevich_web_4.png
Правозащитница Наталья Сацункевич в офисе "Весны". Бесконтактная съемка через веб-камеру spring96.org

"Права женщин — для меня очень личная тема, так как сама по взглядам я феминистка, и рада говорить об этом открыто. Раньше я стеснялась об этом заявлять из-за тех стереотипов, которые существуют в обществе и были у меня. Я заметила, что, если у человека есть какие-то взгляды, которые отличаются от большинства (вегетарианство, белорусскоязычие, феминизм и другие), то у этого человека якобы есть обязанность объяснить это всем остальным и ответить на все вопросы. И это информационное обслуживание — очень сложная вещь. И только сейчас я осмыслила, что у меня нет такой обязанности.

Из-за того, что я феминистка, то в работе и в жизни я также стараюсь придерживаться действий, которые направлены на достижение гендерного равенства. Это и приглашение на свои занятия женщин-эксперток, и поддержка женщин, доступ к различным ресурсам, поднятие тем, касающихся прав женщин, и другие.

Что касается ситуации с правами женщин в Беларуси, то мне очень жаль, что есть такая позиция, как отрицание. Это наблюдается как на бытовом уровне, так и на государственном. История мира показывает, что гендерное равенство – это самый правильный и продуктивный путь к общему верховенству права, демократическому обществу, уважению к людям со стороны государства и между собой. Это точно то, над чем нужно работать, а не отрицать.

Если подумать над тем, что каждый из нас смог бы сделать в этом вопросе, то, в первую очередь, это распространение информации. Но нужно позаботиться здесь о собственных силах. Также хорошим средством установления гендерного равенства является использование феминитивов. Сама я начала их использовать, когда еще работала в Академии наук. Помню интересный случай на эту тему. Моя должность называлась ”младший научный сотрудник", сокращенно – "МНС", и так повсюду было записано. Однажды я подумала, почему сотрудник, если я сотрудница? На сайте Академии есть страницы лабораторий с должностями и фамилиями всех, кто там работает. И я попросила заведующего лабораторией, чтобы он сменил название моей должности с "сотрудника” на "сотрудницу". И на сайте получилось, что все девушки сотрудники, и только я одна сотрудница".

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ: 

 "Светлогорский завод — это фиаско Президента, фиаско правительства и концерна"

Правозащитница Алена Маслюкова рассказала, почему она променяла удобную работу учительницы на правозащитную деятельность, как она относится к Международному женскому дню и почему светлогорские эко-протесты не такие многолюдные по сравнению с брестскими.

Партнёрство

Членство