26 апреля Правозащитному центру "Весна" исполняется 24 года

2020 2020-04-26T18:22:20+0300 2020-04-27T23:34:03+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/2000-viasna_gistoryja.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

26 апреля Правозащитному Центру "Весна" исполняется 24 года.

Как возникла ”Весна"? Какой была история организации и вообще правозащитного движения Беларуси? Об этом рассказал ее председатель  Алесь Беляцкий во время онлайн-встречи, которую устроила Волонтерская служба “Весны”. Если вы на ней не смогли поприсутствовать, то сегодня, по случаю Дня рождения “Весны”, предлагаем вам ее текстовую версию, чтобы узнать и проследить, как все развивалось — через воспоминания Алеся Беляцкого.

ales-bialiacki-knigi-1024x768.jpg
Алесь Беляцкий

Каким был общеполитический контекст в те времена?

В 1994 году состоялись первые выборы президента, а в 1995 году начались первые серьезные проблемы с правами человека “уже в новом времени”. Потому что, к примеру, первый раз меня арестовали в 1988 году — во время акции Дзяды, а это был еще Советский Союз. Потом довольно напряженными времена были 1989 —1991, и после этого была определенная пауза, когда у нас не было политических заключенных, были демократические принципы проведения мероприятий и встреч. Тем более, что демократическая часть общества была представлена в Верховном совете, в Минском городском совете. Демократические депутаты во многом решали политическое и общественное развитие страны.

В 1994 году сменилась власть, скоро мы почувствовали, что начинает "пахнуть жженым". В 1995 году было первое уголовное дело за участие в массовом мероприятии. А в 1996 году ситуация еще больше ухудшилась. В новом парламенте было меньше демократических депутатов, а Белорусский Народный Фронт не был там вообще представлен. Начала восстанавливаться уличная активность, в 1996 году политика вновь вылилась на улицы. 26 апреля 1996 года в Минске был проведен Чарнобыльскі шлях. Тогда собралось несколько десятков тысяч человек, которые собирались пройти по проспекту в знак памяти о Чарнбыльской катастрофе и в знак протеста против антибелорусской политики, которую начинал проводить президент. Он занялся реставрацией авторитарных порядков, которые были в СССР.

На проспекте, который тогда назывался именем Франциска Скорины, милиция сделала "заслон", и впервые произошли стычки, которых не было с 1988 года — демонстрантов с милицией.

Чанобыльскі шлях в 1996 году
Чанобыльскі шлях в 1996 году

После этого сразу начались репрессии. Были возбуждены уголовные дела за массовые беспорядки, были задержаны сотни людей. А на то время у людей не было сотовых телефонов. И был такой шок — никто не знал, что с задержанными и где они находятся. И вот тогда создалась группа быстрого реагирования. В музее Максима Богдановича  [где на тот момент работал Алесь Беляцкий — прим.] мы начали собирать первую помощь для тех, кто сидел на то время на Окрестина. Сейчас, к примеру, во время ситуации с COVID-19 посоздавались инициативные команды, которые собирают помощь для врачей. А мы собирали таким же образом помощь для жертв политических репрессий. Мы упаковывали еду в пакеты с эмблемой музея Максима Богдановича, и когда люди выходили с Окрестина, то им такой пакетик давали — это как определенная сатисфакция, знак признания того, что человек пострадал несправедливо. 

Отныне активно начала работать инициативная группа по помощи жертвам. Тогда мы думали, что эта работа прятянется один-два года — и ошиблись. Ситуация ухудшалась: как в законодательной сфере (когда просто переписывались законы, касающиеся гражданских прав), так и в общей — постоянно шли массовые репрессии, задержания, избиения людей.

В 1997 году у нас появились настоящие политзаключенные — после одной из акций пятеро человек были осуждены к ограничению свободы в виде "химии". Отбывать ее людей разослали в разные места. 

Для этих людей я собирал деньги прямо на одном из митингов, когда ходил с таким большим полиэтеленовым пакетом (потому что деньги тогда были дешевыми), и люди набросали мне целых мешок этих "зайчиков". И мы каждому ”химику" их передали. Они были сильно впечатлены и благодарны. И было понятно, что работа в таком направлении нужна.

В феврале 1998 года была зарегистрирована минская городская организация ”Весна 96". Регистрация длилась полтора месяца.

Постепенно стало понятно, что мы должны продолжить проводить мониторинги, собирать данные о тех, кто попал на сутки, против кого возбуждено уголовное дело, сколько человек было задержано, какого плана помощь человеку нужна. И первые данные мы набирали прямо на печатающих машинках. Они печатались определенной хроникой в бюллетене ”Белорусские Ведомости". Такая колонка была года полтора, где мы размещали определенную базу преследования и жертв политических репрессий. Сейчас же на сайте "Весны" есть база административно репрессированных.

В 1998 году стало понятно, что нам нужно расширяться. Мы навязали контакты с активистами из регионов, которым интересны права человека. В 1999 году мы зарегистрировали республиканскую организацию. С 1998 года мы перешли на ежедневную правозащитную работу.

Свидетельство о регистрации Правозащитного центра
Свидетельство о регистрации Правозащитного центра "Весна-96".

Я вынужден был покинуть музей Богдановича, потому что передо мной поставили вопрос ребром: или правозащита, или работа в культуре, на что я сказал "до свидания" и написал заявление об уходе по собственному желанию..

1998-viasna_gistoryja.jpg
Акция 1998 года. Плакат держат правозащитники Валентин Стефанович и Полина Степаненко.

В 2000-м начались исчезновения политических оппонентов Лукашенко  — пропадали известные политики, журналисты. Мы сразу начали подозревать, что их истребили. И в 2000 году мы делали "ходячие пикеты" (там участвовали представители различных правозащитных организаций), так как уже тогда получить разрешение на проведение статичного пикета было все труднее. В тот раз было роздано около ста накидок с изображениями исчезнувших, а также мы раздавали Всеобщую декларацию прав человека.

2000-viasna_gistoryja.jpg
Валентин Стефанович, Алесь Беляцкий и Андрей Егоров во время акции в 2000 году.

В 2001 году мы начали заниматься наблюдением во время выборов. Это была большая кампания, в которой брало участие 14 неправительственных организаций (в том числе "Вясна" и Белорусский Хельсинкский комитет). Количество независимых наблюдателей было более десяти тысяч человек, от "Весны" выдвинулось около трех тысяч. И нас уже тогда начали дискриминировать. Многих наших наблюдателей буквально за несколько дней до выборов сняли, осталось наблюдать около тысячи человек.

В 2003 году Министерство юстиции в рамках борьбы с независимыми демократическими неправительственными организациями решило закрыть ”Весну". В 2003—2004 годах Минюст закрыл несколько сотен организаций. Нас обвинили в нарушениях во время наблюдения в 2001 году. В октябре 2003-го года нас лишили регистрации.

Встал вопрос: что делать дальше? Но правозащитники в Советском Союзе работали ”по факту" — и формально, пытаясь работать как организация, и неформально — как отдельные единицы. Это было то, с чем властям трудно было бороться. "Весна" сделала таким же образом. Мы продолжили правозащитную работу без регистрации. Белорусские власти через нашу ликвидацию хотели показать всем: если в стране нет правозащитников — значит нет и проблем с правами человека. Но это у них не получилось: мы начали активно налаживать контакты с международным сообществом, и там нас признавали. Тем более, в 1998 году Генеральной Ассамблеей ООН была принята Декларация правозащитников, где написано: любой человек имеет право заниматься защитой прав человека.

Наша работа была интенсивной: каждый год были десятки политически мотивированных уголовных дел. Мы стремились помочь несправедливо преследуемым людям. Мы выпускали бюллетень "Права на волю", обзоры нарушения прав человека. Численность репрессированных административно была тысяча-полторы тысячи человек.

В 2006 году прошли очередные президентские выборы: палаточный городок на площади Калиновского (Октябрьской) был захвачен омоновцами, и более 500 человек задержали. Объем работы был просто громадный. И в том же году исполнилось десятилетие работы "Весны". Мы получили определенный авторитет — Вацлав Гавел вручил нам премию "Homo homini" в Праге. Для нас этот момент был важным и символическим, так как Вацлав Гавел — общественный деятель и диссидент, который отсидел 4,5 года в тюрьме, а потом стал президентом Чехословакии.

2006-viasna_gistoryja.jpg
Вацлав Гавел вручает премию Алесю Беляцкому

После 2006 года наступили нелучшие годы. В 2007 году была принята статья 193.1( уголовная ответственность за деятельность от имени незарегистрированной организации), несколько человек сидело в заключении, и Amnesty international организовала кампанию в поддержку Дмитрия Дашкевича. Они призвали вырезать бумажных журавликов, которые собирались по всему миру и присылались в центральный офис в Лондоне. Когда накопилось более 7000, они прислали эти журавлики нам, чтобы мы передали их в Министерство внутренних дел.

В 2008 году исполнилось 60 лет с подписания Всеобщей декларации прав человека. Мы провели акцию возле ГУМа — раздавали декларации. И нас задержали. Продержав три часа, отпустили — но всю нашу продукцию изъяли.

2008_viasna_gistoryja.jpg
Ирину Толстик задержали во время акции по случаю 60-летия Всеобщей декларации прав человека

В 2008 году все-таки наблюдалась первая оттепель — власти пошли на смягчение ситуации и повыпускали политзаключенных, зарегистрировали движение "Солидарность", в киосках появились такие газеты, как "Наша ніва" и "Народная воля". Увы, это "счастье" продлилось недолго, ведь в 2010 году прошли очередные президентские выборы.

Большая демонстрация 19 декабря 2010 года закончилась массовым избиением людей и возбуждением уголовных дел в отношении активных участников акции, включая кандидатов в президенты. В тот вечер было задержано 7 из 10 кандидатов, а также более 1000 человек. А нашу работу усложнило то, что ночью у нас прошел обыск, где забрали все компьютеры. Тем не менее мы быстро возобновили свою работу, ведь сотни людей нуждались в конкретной помощи. Политическая часть общества была дезорганизована, почти 40 человек сидели в тюрьме, был большой страх. И получилось так, что на первой линии обороны оказались правозащитники и журналисты. И мы должны были защищать людей.

Мы использовались самые разнообразные международные механизмы: нам удалось запустить Московский механизм ОБСЕ. По рассмотрению ситуации в Беларуси были определены спецдокладчики от ОБСЕ, Совета Европы, Европейского союза. Всем им мы давали информацию. Появился список невъездных чиновников в ЕС и США, со стороны международного сообщества к режиму были применены некоторые экономические санкции. И это привело к тому, что в августе 2011 года политических заключенных начали выпускать.

Но 4 августа арестовали меня. Это был результат многомесячных поисков и КГБ, и налоговой инспекции, и ДФР, которые пытались найти какой-то компрометирующий материал против членов "Весны". Средства, которые мы тратили на помощь жертвам политических репрессий, на проведение образовательных мероприятий, на издание книжек и т.д. — были сочтены личным доходом, с которого не был уплачен налог. И поэтому было возбуждено уголовное дело.

Это было очень серьезным испытанием организации. Власти ставили задачу уничтожить "Весну". Но этого не получилось.

2013.jpg
Алесь Беляцкий во время заключения

Я провел в колонии почти три года заключения (об этом можно подробнее прочитать в блоге “Турма. Забытыя людзі”).  Но "Весна" продолжала работать. В значительной части ее деятельность была направлена на адвокационную кампанию по освобождению политических заключенных, и меня в том числе. Десятки организаций за границей присоединились к ней. Лукашенко было прислано более 100000 писем с требованием освобождения. Это привело к тому, что в июне 2014 года меня неожиданно вытолкнули из колонии. В 2015 году вышли на свободу другие политзаключенные.

2014_viasna_gistoryja.jpg
Алесь Беляцкий сразу после освобождения

Сейчас "Весна" продолжает развивать свои направления деятельности. Ведется работа с политическими заключенными (а в Беларуси их на данный момент четыре человека), а также мониторинги ситуации с правами человека в Беларуси.

"Весна" участвует в кампании  #БезПраваНаРасправу (проект о пытках), а также в кампании против смертной казни в Беларуси. Продолжает работу и кампания "Правозащитники за свободные выборы". "Весна" фиксирует и новую историю борьбы за демократию в Беларуси: есть серия воспоминаний и дневников, написанных политическими заключенными — “Беларуская турэмная літаратура”. Работает площадка “Тэрыторыя правоў”, где проводятся многочисленные мероприятия — и правозащитной, и общественной направленности. Активной является и Волонтерская служба "Весны".

Помощь белорусским гражданам оказывают 17 филиалов "Весны" в разных городах Беларуси. В этом году правозащитный центр "Весна" был награжден правозащитной премией ОБСЕ "За миссию по защите прав человека в Беларуси и построению справедливого и демократического общества для всех граждан". Наша работа по защите прав белорусских граждан не закончена. Она продолжается.

Последние новости

Партнёрство

Членство