“Ходить на работу, чтобы выгуливать платье”, или Как выглядит дискриминация на рынке труда в Беларуси

2020 2020-01-30T12:41:25+0300 2020-01-30T13:35:33+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/genddyskryminacyja_dyskusija.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Дискуссия «Дискриминация на рынке труда. Что делать» прошла 29 января в минском Пресс-клубе. Организаторами мероприятия выступили международное общественное объединение «Гендерные перспективы» и Пресс-клуб.

Исследовательница Елена Артеменко презентовала результаты социологического опроса с использованием качественной методологии — глубинного интервью среди людей, которые когда-либо подвергались дискриминации в трудовой сфере по гендерному признаку. Это — продолжение большого исследования "Гендерная дискриминация на рынке труда и при приёме на работу", с результатами которого можно ознакомиться здесь. Внимание в нем было сосредоточено на количественных показателях. Среди основных выводов:

«Дискриминация на рынке труда — актуальная и распространенная проблема: с ней сталкивались 85,0% белорусов (89,6% женщин и 80,4% мужчин). Четверть белорусов (24,7%) подвергались дискриминации, но не отдавали себе в этом отчет. При этом женщины чаще сталкиваются с дискриминацией в связи со своей ролью».

Помимо этого, в исследовании было дано количественное измерение реакции людей, ощутивших на себе дискриминацию. К сожалению, результаты неутешительны: «31,5% […] смиряются с ситуацией, а 42,6% респондентов хотят что-либо предпринять, но ничего не делают».

dyskryninacyja_praca.jpg
Скрин из материалов исследования "Гендерная дискриминация на рынке труда и при приёме на работу"

Почему так происходит? Попытка дать ответ была сделана в рамках качественного подхода к исследованию — с использованием метода глубинного интервью. Об этом и рассказала исследовательница Елена Артеменко в дискуссии «Дискриминация на рынке труда». Итак, каковы барьеры к отстаиванию своих прав:

  • Страх последствий (например, увольнения), когда последствия от защиты прав для человека более критичны, чем сама дискриминация;
  • Негативное отношение к защите прав как к доносительству, опубличиванию личных проблем;

«Еще, может, белорусский менталитет срабатывает, мол, как-то страшно, а вдруг потом палки в колеса будут ставить, ты, мол, сходи, а мы посмотрим, что получится. Конечно, молодежь ещё как-то пытается, а люде постарше думают, вот, я сейчас все потеряю, а куда мне в таком возрасте потом идти?» — поделилась одна из респонденток во время исследования.

  • Отсутствие солидарности в коллективе, отказ от солидарных действий;

«Заведи себе мужчину, пусть тебя обеспечивает, все завели, ты можешь просто ходить на работу, выгуливать платья, — рассказала о реакции коллектива одна из респонденток. — Я единственная забрала свои деньги и на этом мы расстались. То есть организоваться более масштабно всегда проблемно».

  • Представление о несерьезности проблемы дискриминации, в частности, сексуальных домогательств;

«Я возмущалась, а они смеялись и говорили, что это нормально. Он мужик».

Исследование также показало, что если респондентки и предпринимали хоть какие-то действия как реакцию на дискриминацию, то чаще всего ими было увольнение — из-за разочарования в работодателе, а также из-за обиды и чувства несправедливости:

«Я была готова возглавить направление, все для этого делала, и в коллективе все были уверены, что меня повысят. Но взяли мальчика. Директор сказал — будет растить себе замену, а это может быть только мужчина. Было очень обидно. Я уволилась не сразу, но понятно было, что нам не по пути».

Ответ на вопрос, почему же люди не защищают свои права, был задан во время дискусси Ирине Альховке, председательнице правления МГО «Гендерные перспективы»:

«Для того, чтобы защищать свои права, нужно знать, что они есть, — отметила Ирина Альховка. —  И чтобы понять, что вы подвергаетесь дискриминации, нужна определенная умственная работа. Я могу привести пример, когда мы помогали юридически одной женщине (правда, в ситуации домашнего насилия). Когда дело дошло до суда, она спрашивала: «А кто этот мужчина в синем пиджаке?», указывая на прокурора. Мы имеем низкую правовую грамотность, и ее нужно повышать».

pocepnia_alhovka_artemenko.jpg
Юристка Вероника Поцепня, председательница МОО "Гендерные перспективы" Ирина Альховка и исследовательница Елена Артеменко. Фото: spring96.org.

Но даже если человек прошел сквозь эти барьеры и начал защищать свои права в суде, то здесь также может возникнуть множество проблем, отметила юристка «Гендерных преспектив» Вероника Поцепня:

«Что может сделать человек в теории и с чем он может столкнуться на практике? Например, если вам отказали в процессе трудоустройства и вы считаете это основание дискриминационным, то закон говорит, что для доказательств следует обратиться за письменным ответом к нанимателю, и тот в течение трех дней должен предоставить разъяснения, почему он не взял вас на работу. Но в реальности – какой работодатель будет его давать?»

Еще одна проблема: вам отказали при приеме на работу, например, потому что «вы женщина и у вас есть дети». Вы записали ответ нанимателя на диктофон и хотите его предоставить на суде в качестве доказательства дискриминации, но:

«Суд принимает во внимание доказательства, полученные «правильным» путем, – объясняет юристка. – То есть, согласно закону, прежде чем произвести аудио- или видео-запись, вы должны предупредить человека, которого собираетесь записать. Но можете ли вы представить ситуацию, когда вы предупреждаете нанимателя о том, что записываете, а потом ждете, что он вам действительно что-то скажет о причинах отказа?»

Дискуссия «Дискриминация на рынке труда. Что делать» – это первая из двух дискуссий на тему дискриминации на рынке труда в Беларуси. Следующая запланирована на 12 февраля и будет затрагивать тему «декретофобии» в отношении к соискательницам.

Последние новости

Партнёрство

Членство