Блог Алеся Беляцкого: Тюрьма. Забытые люди. История: III. ОБЫСК

2020 2020-01-28T12:41:35+0300 2020-01-28T12:42:11+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/blog_bialiackaga_vobshuk4.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

И вот, обыск начался. Дэфээровцы поделили между собой комнаты и начали методично просматривать наши вещи. Обыск шел сразу в двух комнатах. Я попросил Наталью и Адама быть в одной из них, а сам перешел в другую. Понятых мы также попросили поделиться. И все равно уследить за оперативниками было тяжело. По двое в каждой комнате, они быстро и привычно перебирали вещи, заглядывали в банки, ворошили белье в шкафах, пролистывали книги, папки и бумаги, двигались обученно и слажено. Перед тем, как один их них залез в шкаф с бельем, Наталья заставила его вымыть руки. Каждый из них обыскивал свою половину комнаты, слева направо, по отработанной схеме.

Когда дело дошло до книжного шкафа, мне некстати вспомнился фильм, который смотрел в детстве. В нем царские полицейские проводили обыск у Ленина, который был в ссылке. Ленин поставил самые опасные, запрещенные цензурой книжки на нижние полки шкафа. Жандармы, когда проводили обыск, просматривали книги сверху вниз, вначале внимательно, листая каждую из них, но чем ниже, тем более формально, уставая и теряя внимание. И хоть у меня не было запрещенной литературы, и в книгах не лежали ни деньги, ни секретные документы, но, наблюдая за тем, как они перебирались, увидел то же: чем ниже, тем более невнимательней листались наши книжки, а то и вообще пропускались. Наконец, последний ряд, к которому нужно было низко наклоняться, оперативник пропустил вообще.

Привлекли внимание дэфээровцев ордена и медали отца жены. Но, просмотрев орденские книжки, они удовлетворились и отцепились.

В одной из картонных коробок на кухне оперативник нашел монеты и банкноты из разных стран, куда я ездил в рабочие поездки. Для удобства я обычно складывал их в разные пакетики, затем, когда опять собирался в поездку, доставал и брал с собой. Там были небольшие суммы, которые соответствовали трем-пяти долларам, но чего там только не было. Дэфээровец деловито, чуть ли не сияя, выложил эти пакетики на стол: польские злотые, литовские литы, российские рубли, украинские гривни, швейцарские, норвежские, датские и турецкие, грузинские, армянские, киргизские и азербайджанские, молдавские и сербские, и еще какие-то монеты и скомканные бумажки. Когда составлялся акт изъятия, радость дэфээровца исчезла. Сумы были смешные, но все их нужно было точно описать, хлопот з этими монетками они получили немало.

blog_bialiackaga_vobshuk.jpg
Вторая страница справки о конфискованных средствах во время обыска 4 августа 2011 г.

Компьютеры и разные бумаги особенно привлекали внимание сыщиков. Стационарные блоки, как я и предполагал, были пустыми, но вот у Адама нашли его ноутбук. Сын учился на режиссера и монтировал на нем все свои теле- и киносюжеты. Я не однажды просил его, чтобы он делал копии своих работ, особенно после январского обыска, предчувствуя, что это может повториться. Описали и опечатали его ноутбук, а память, на которую он делал копии, не нашли. Забрали с его комнаты и двести долларов, которые он заработал, снимая сюжеты для Белсата. На его возражения, что и ноутбук, и деньги его личные, никто не обратил внимания.

В общей суматохе обыска каким-то удивительным образом зашла в квартиру молоденькая журналистка Алина Р. с книжкой в руках, поздоровалась и пошла в комнату к Адаму, делая вид, что она его девушка.

«Наверное, Наста Лойка, ее подруга, заслала ее в квартиру узнать, что у нас делается», – подумал я.

Между тем обыск продолжался. Копаясь в вентиляционном люке в туалете, кото-то из сыщиков вытащил оттуда два “кирпичика” компьютерных дисков.

«Нашли все ж таки, гады», – подумал я.

Диски были зашифрованные.

- Что это? – показывая их, спросил у меня старший группы.

- Откуда я знаю, – ответил я.

Дэфээровцы особенно внимательно перебирали все чеки, которые нашли в прихожей. Это были обыкновенные магазинные чеки на еду. Но вот вытащили из моей шуфлядки литовскую квитанцию, с интересом начали рассматривать ее. Это оказалась квитанция на печать одной из наших правозащитных книжек в литовской типографии. В ней была указаны название книжки, сумма за печать и число. Квитанцию забрали как важный вещдок и включили в опись. Хоть ничего компрометирующего в ней не было, я огорченно вздохнул. Как не перестраховывайся, как не убирай за собой, но всегда остаются какие-то следы твоей активности. Золотое правило: чем меньше твой неприятель знает про тебя, тем лучше. Поэтому было обидно за свою невнимательность. Что б только другого ничего не нашли…

Через три часа обыск подошел к концу. Вся компьютерная техника, бумаги, денежная мелочь были упакованы в кортонные коробки. Также было описано все домашнее имущество – телевизор, мебель.

Обыск на этом не окончился. Дэфээровцы показали еще два постановления. На очереди были офис “Весны” и наш дом в Ракове.

И тут я сделал ошибку. Я попросил, чтобы в Раков на обыск поехали Наталья и Адам, а в офис выбрался сам. Почему? Мне хотелось быстрее окончить эту бесконечную цепь обысков. Мне подумалось, что чем быстрее они пройдут, тем спокойнее будет Наталье. Адам упирался, у него была температура. Но я попросил его, чтобы мать не оставалась во время обыска одна, и он согласился. В раковском доме дэфээровцы забрали только мой запароленный нэтбук, который я неосмотрительно оставил на столе. Обычно же прятал куда-нибудь под диван. Получилось так, что я переложил часть своей ноши на плечи Натальи и Адама. Хоть была в этом какая-то неизбежная закономерность. Зэк сидит в заключении, и это все видят. А вот другую, невидимую стороннему глазу часть наказания на свободе, отбывают его родные. Им также хватает по полной.

Перед офисом, куда меня завезли, нас уже ждало несколько журналистов и мои колеги. Когда они попросили войти в квартиру, дэфээровцы им запретили. Омоновцы, которые сопровождали нас, сбросили свои балаклавы, были уже без автоматов, стояли в подъезде, наблюдали, чтобы туда никто не вошел. Когда мои колеги звонили по домофону в квартиру, те ржали и фотографировали их через небольшое дверное окошко на свою камеру. Когда же кто-то из девчат достал телефон и попробовал их сфотографировать через это же окошко, омоновцы, как напуганные кони, давясь смехом, ломанули от окошка в подъездный сумрак.

«Вот балбесы», – думал я, выглядывая во время обыска из офиса в подъезд.

В понятые из нашего подъезда все поотказывались идти, поэтому взяли каких-то людей из соседнего. Женщина, которая пришла понятой, сидела и горесно сочуственно вздыхала. А немного попозже уже с вызовом сказала, что голосовала на последних выборах за Санникова. Молчал и второй понятой, пожилой мужчина.

blog_bialiackaga_vobshuk2.jpg
Обыск в офисе ПЦ "Весна" в ночь после выборов 19 декабря 2010 года

Обыск в офисе прошел совсем формально. Компьютерной техники там почти не было. Стоял сломанный ксерокс и все. Но вот один их дэфээровцев приподнял диван и вытащил оттуда два ноутбука. Они были старые и тяжелые, так что девчата, которые работали на них, поленились занести их домой. Вначале носили, так как я настаивал. А тут вот решили не брать. Но, к моему удивлению, дэфээровцы, покрутив ноутбуки, решили их не брать и засунули назад. Наверное, их все-таки больше интересовали вещи, которые имели хоть какое-то отношение ко мне. Так что записали для приличия пару каких-то случайных бумажек, описали сломанный ксерокс и мебель, и на этом обыск окончился.

blog_bialiackaga_vobshuk5.jpg

Меня вывели из офиса, предупредив, чтобы не разговаривал с журналистами, иначе оденут наручники и поведут бегом. Но у меня и не было особенно желания говорить с кем-нибудь. Что я мог сказать, кроме того, что меня арестовали по подозрению в неуплате налогов? Всю предыдущую информацию знали мои колеги, которые были в курсе моей переписки с налоговой инспекцией, вот они и расскажут журналистам – как и что. Мое же дело сейчас – держаться, быть морально готовым к новым приключениям, которые ждали меня впереди.

Уже вечерело. Мы подошли к легковушке, я еще кивнул, простился с одной из своих коллег и передал ей ключи от офиса.

blog_bialiackaga_vobshuk4.jpg

Странное это было ощущение первых минут несвободы: когда ты не мог все бросить после этого долгого и нудного, вытягивающего жилы обыска, попрощаться со всеми и спокойно себе пойти. Я больше не принадлежал сам себе. Мы сели в машину, сзади сидел один из офицеров, и поехали на улицу Петруся Бровки, в управление ДФР. Такой долгий первый день еще не окончился.

Блог Алеся Беляцкого: Тюрьма. Забытые люди. История: II. НАЧАЛО ОБЫСКА

Мы всем табуном поднялись на четвертый этаж. Я не спешил, шел чуть переставляя ноги, понимал, что для Натальи и Адама сейчас дорога каждая минута.

Последние новости

Партнёрство

Членство