Блог Павла Сапелко: Ради школьного буфета

2019 2019-11-26T16:27:11+0300 2019-11-26T16:27:12+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/blog_sapelko_22.11.19.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Когда выйдет этот номер, мы будем жить в другой стране… Ага, размечтался! Кажется, наши власти в нынешнюю избирательную кампанию решили превзойти себя в цинизме, с которым народ лишается иллюзий и надежд когда-нибудь демократически изменить ситуацию в стране.

Сначала эти люди сформировали ручные комиссии: в участковых, там, где будут считать голоса избирателей, – аж целый двадцать один представитель оппозиции на пять тысяч семьсот восемьдесят комиссий, двадцать один из шестидесяти шести тысяч членов, каждый три тысячи сто сороковой.

Потом они «зарубили» сто тридцать человек, подавших документы на регистрацию кандидатом в депутаты. Среди них, например, были лидеры брестского экологического протеста, и они наверняка вошли бы в Палату представителей с честными результатами, которым позавидовал бы даже один очень удачливый кандидат, неизменно выигрывающий каждые выборы с официально разгромным счетом.

Остальных кандидатов поместили в загон из ограничений и запретов, который немногие попытались перепрыгнуть – и попали под «отстрел»: четырнадцать кандидатов лишены регистрации, из них подавляющее большинство – за привидевшиеся окружным комиссиям нарушения в ходе агитации, за разного рода высказывания, вполне укладывающиеся в рамки свободы выражения мнений. Кто-то не понравился за оценку деятельности властей, кому-то вменили разжигание социальной вражды за критику судов и милиции, а один «попал» на критике собственного начальства. Так вот: в 2012 г. и 2016 г. комиссии не дали дойти до дня голосования по одному кандидату. В четырнадцать раз больше стало снятых с регистрации кандидатов, если что непонятно.

Все это было лишь подготовкой к главному – организованной кампании по добыче явки избирателей на участки. Здесь на переднем крае битвы – студенты и бюджетники. Хотя и остальные стараются не отставать. Когда какому-то начальнику очень хочется элегантно попасть в Овальный зал – не до сантиментов. Наверное, не от хорошей жизни и тяги к выполнению гражданского долга приходят неискушенные в выборных коллизиях женщины и просят «справку для работы, что они проголосовали».

И уж точно не для светлого будущего страны строем идут студенты к урнам: благодаря камере в каждом смартфоне мы точно знаем, какие задушевные слова находят преподаватели для стимулирования дремавшей до сих пор гражданственности. Потом, правда, вместо граждан вырастают лицемеры, которые точно знают, как все работает, но, как комсомольцы 80-х, с фигой в кармане говорят в правильном месте правильные вещи. Им таким некоторым и сейчас неплохим кажется обмен: часик участия в выборах на день свободного посещения или похожие плюшки.

Никого из «загонщиков» не смущает, что в Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод государств-участников СНГ (не надо улыбаться скептически, очень даже демократически ориентированный документ), который в силу ратификации в 2014 г. (с оговоркой, правда) стал обязательным для Беларуси, стандарт свободных выборов сформулирован в том числе как запрет оказания воздействия на гражданина с целью принудить его к участию или неучастию в выборах, поскольку по конвенции участие гражданина в выборах является свободным и добровольным.

Там, где не надеются на чудотворную силу загона, комиссии обходятся кустарными методами, иногда даже очень экстремальными. Одним мало ночи, когда урна остается безнадзорная (не считать же препятствием присутствие социально близкого милиционера), и они устраивают шоу с проходом «избирателя» к урне с пачкой бланков, удивительно похожих на бюллетени. Другие, сторонники ночных манипуляций, не парятся ранним подъемом и заканчивают «приводить в порядок» дела изнутри на запертом участке на глазах у изумленных наблюдателей, которые снаружи пишут на видео метание силуэтов-привидений. Есть те, кто бюллетени на глазах изумленных наблюдателей не носят и программу «За стеклом» не имитируют, но, проходя мимо урны (это не точно), перевешивают среди ночи висевший до того вверх ногами возле урны флаг.

А параллельно и почти повсеместно начинается «работа с цифрами»: приписки к количеству досрочно проголосовавших позволят получить хороший аванс народной любви к провластным кандидатам, которые ей, властью, уже избраны.

Досрочное голосование, которое в демократических государствах является вполне эффективным инструментом для расширения возможностей избирателя, в наших условиях превратилось в пародию, когда в безнадзорную урну для голосования кто и когда хочет бросает что кому нужно. А методички учат членов комиссии правильно «посылать» наблюдателей, которые то хотят оставить свой автограф на наклейках, то остаться ночевать с милиционером и урной на участке. Многие страны, где градус политической борьбы был высоким, а доверие к избирательным комиссиям – наоборот, предпочли от досрочного голосования отказаться. И ничего, справляются за день.

Кстати, даже у нас досрочное голосование – это не ординарный вид голосования, оно, по Избирательному кодексу, доступно лишь избирателю, не имеющему возможности в день выборов находиться по месту своего жительства. Но все решает привлекательность этого института в целях манипуляций с явкой и голосами, а также отсутствие необходимости официально подтверждать основания для участия в досрочном голосовании.

Не знаю пока, как получится с явкой по версии ЦИК на этих выборах, но на прошлых, в 2016 г., официально досрочно проголосовало сорок два процента избирателей, принявших участие в голосовании. Так скоро день голосования минимум для половины избирателей станет просто выходным днем, когда если кто-то и станет терять время на поход с паспортом в актовый зал соседней школы, то только ради школьного буфета с расширенным ассортиментом дешевой выпивки и нехитрой закуски.

Последние новости

Партнёрство

Членство