Антидискриминация в Беларуси. Как достичь реализации на практике? Фото Аудио

2019 2019-10-30T15:54:31+0300 2019-10-30T18:50:47+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/drozdovskij_i_muller.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В Минске 29 октября прошел семинар «Рамочный антидискриминационный закон. Как достичь реализации на практике». Его организовал Офис по правам людей с инвалидностью и Представительство Фонда им. Фридриха Эберта в Украине и Беларуси.

Актуальность темы семинара обусловлена печальным фактом — в Беларуси отсутствует рамочный антидискриминационный закон (то есть такой закон, который бы был полностью посвящен теме дискриминации и в котором было бы дано понятие «дискриминации», а также введена ответственность за нее). Государство пока не считает нужным его создавать, аргументируя это тем, что запрет на дискриминацию прописан в других законах и кодексах. Например, в Трудовом кодексе указывается запрет на дискриминацию в приеме на работу. Однако ответственности за это нарушение тоже не указано.

И хоть семинар и был посвящен теме дискриминации в принципе, на нем обсуждалась главным образом тема дискриминации в отношении людей с инвалидностью. Возможно, причина этого в том, что для властей инвалидность является пока самой удобной темой для диалога, говорит директор Офиса по правам людей с инвалидностью Сергей Дроздовский:

«Слово дискриминация выглядит очень страшным, и потому говорят — окей, про инвалидность мы готовы говорить, но тему сексуальной ориентации [и дискриминации по отношению к ней] — не трогайте, гендер — не трогайте, какие-то политические особенности дискриминации (как это в ситуации с ромами) — не трогайте. И поэтому получается, что легче всего пока говорить о дискриминации в инвалидности».

drozdovskij_seminar.jpg
Сергей Дроздовский. Фото: ПЦ "Весна".

На семинаре присутствовали представители государственных органов, которые осуществляют экспертизу законов на предмет наличия или отсутствия в них дискриминации — это Генеральная прокуратура и Национальный центр законодательства и правовых исследований РБ (НЦЗПИ).

genprakuratura_i_nczpi.jpg
Представители Генеральной прокуратуры и НЦЗПИ во время семинара. Фото: ПЦ "Весна".

"Но те вопросы, которые они задавали, пока не свидетельствуют о полном понимании нас, — поделился впечатлениями Сергей Дроздовский. — Так, представительница Генеральной прокуратуры спросила о проценте людей, подвергающихся дискриминации. Но у нас другой подход. Нет необходимости думать о процентах, ведь даже если дискриминации подвергнется всего один человек, то с этим нужно работать, а не ссылаться на то, что это единичный случай".

На этот же вопрос ответила и Ирина Белая из международного общественного объединения «Гендерные перспективы»:

«Даже существования какого-то процента людей, столкнувшихся с дискриминацией, не говорит о том, что именно это количество людей с ней столкнулось. Мы проводили исследование о дискриминации женщин при приеме на работу, и получили данные, что очень мало женщин, подвергнувшись дискриминации, куда-то обращались после этого, чтобы восстановить свои права. Люди часто не говорят о б этом».

iryna_belaja_gend_persppektyvy.jpg
Ирина Белая, МОО "Гендерные перспективы". Фото: ПЦ "Весна".

А чтобы познакомиться с опытом принятия антидискриминационного законодательства других стран, на семинар была приглашена эксперта из Украины.

Опыт Украины

Экспертка по правам человека Людмила Фурсова рассказала об истории принятия в Украине Закона о предотвращении и противодействию дискриминации.

Украина очень долго шла к принятию антидискриминационного законодательства. Так, раньше обычно для Универсального периодического обзора Украина в своих отчетах ссылалась на существование 22-й статьи Конституции, где было очерчен запрет дискриминации.

«То есть государство раньше говорило, что у нас есть возможность защищаться от дискриминации, так как есть такая статья, и значит у нас все хорошо», — отметила Людмила Фурсова. [И это очень похоже на ту риторику, которую сейчас использует Беларусь — прим. ред.]

fursava_ukraina.jpg
Людмила Фурсова. Фото: ПЦ "Весна".

Но вскоре Украина пришла к новому пониманию. Так, в 2011 году в редакции закона «Об основах социальной защищенности инвалидов в Украине» было отмечено, что дискриминация по признаку инвалидности в законе запрещена. Сейчас, правда, слово «инвалид» никто не употребляет.

«Мы уже пришли к пониманию того, что у нас нет «инвалидов» в законодательстве. Этот термин не отвечает международным стандартам. Мы пытаемся учить окружение говорить «человек с инвалидностью», ведь на первом месте всегда должна стоять личность», — отмечает Людмила Фурсова.

Затем Президентом в Национальном плане Украины была утверждена стратегия по борьбе с дискриминацией. И начались активные действия.

Не все было сразу гладко. Например, включение в законопроект запрет дискриминации в трудовой сфере по признаку сексуальной ориентации вызвало сперва большой резонанс в обществе (главным образом со стороны религиозно-настроенных граждан).

В 2012 году был принят (а в 2014 отредактирован) Закон Украины «Об основах предотвращения и противодействия дискриминации в Украине». Что важного в него было внесено?

Прежде всего, было дано четкое определение дискриминации.

Кроме того, в Законе дано определение пяти формам дискриминации. В первую очередь, это прямая и непрямая дискриминации.

Под прямой дискриминацией понимается ситуация, когда с человеком по его определенным признакам обращаются менее благосклонно, чем с другим лицом. А под непрямой — ситуация, при которой в результате реализации  нейтральных правовых норм и критериев оценки для человека возникают менее благоприятные условия, чем для другого лица.

«Увидеть косвенную (непрямую) дискриминацию бывает сложно, — говорит Людмила Фурсова. — Например, представим ситуацию тестирования (для оценки уровня каких-либо знаний), на которое отводится стандартно для всех 40 минут. Однако что если туда придет человек с хорошими знаниями, но например у него есть ДЦП? Из-за этого он может не успеть пройти тест за 40 минут, так как его моторика рук не позволяет ему быстро щелкать на клавиатуре или писать ручкой ответы».

Кроме прямой и непрямой дискриминации в Закон Украины были введены также понятия «подстрекательство к дискриминации», «пособничество в дискриминации» и «ущемление».

А еще в Закон был введён широкий перечень признаков, по которым запрещена дискриминация. Это инвалидность, раса, цвет кожи, пол, возраст, этническое и социальное происхождение, гражданство, семейное и имущественное положение,  место жительства; политические, религиозные и другие убеждения, а также языковые или другие признаки. А еще в законе перечислены те, кому запрещено дискриминировать (физические и юридические лица, гос.органы, органы власти Автономной Республики Крым).

Но в то же время для большего понимания в Законе указан перечень ситуаций, которые не являются дискриминацией. А еще введено понятие антидискриминационной экспертизы.

В то же время украинское общество продолжает задумываться над тем, что необходимо внести в Закон для более эффективной защиты от дискриминации. Прежде всего, нужно расширить перечень признаков, по которым должна быть запрещена дискриминация: это сексуальная ориентация, гендерная идентичность, состояние здоровья, а также статус внутренне перемещенного лица. С последним признаком Украина столкнулась сравнительно недавно, поскольку раньше таких лиц не было.

Так, те, кто бежал из мест военных действий в другую часть Украины, часто сталкиваются с проблемами из-за отсутствия у них каких-то документов, которые, согласно нейтральным правовым нормам, нужно предоставлять всем гражданам. Но у таких людей часто документов попросту нет — они их либо не успели взять с собой, либо уже не имеют возможности сделать запрос в местные органы их бывшего места жительства. А значит они в неравных условиях с остальными гражданами.

Украина стремится гармонизировать законодательство в сфере предотвращения дискриминации с правом Европейского Союза, и такой Законопроект в августе 2019 года был уже внесен в Верховную Раду Украины.

Отметим, что  Конвенцию по правам людей с инвалидностью Украина ратифицировала в 2009 году (это почти на 10 лет раньше, чем Беларусь) и с тех пор стремится имплементировать ее принципы у себя в стране.

Так, Людмила Фурсова рассказала и о практике украинских судов в вопросах защиты от дискриминации по признаку инвалидности. Девушка на коляске не смогла попасть в клуб, а парню отказали в кредите из-за инвалидности... Как были решены эти кейсы в судах? Слушайте ниже в разговоре с Людмилой Фурсовой:

Германия и земля Гессен: опыт представления интересов людей с инвалидностью.

Опыт Германии представил Мишель Мюллер. Он является экспертом по безбарьерному планированию и представителем города Дармштадта (земля Гессен) по вопросам строительства и мобильности людей с инвалидностью, что и определило его характер выступления. Кроме того, в Конвенции ООН о правах людей с инвалидностью много говорится о необходимости создания безбарьерной среды.

muller.jpg
Мишель Мюллер. Фото: ПЦ "Вясна".

Свое выступление Мишель Мюллер начал с примера о том, что в 60-е гг Германия всерьез обсуждала, нужно ли делать туалеты для женщин на автобанах. Вывод был — нет, не нужно, так как женщины за рулем не ездят. Сейчас этот факт для Германии считается чем-то давно устаревшим, но и наводит на важную мысль: женщины не ездили за рулем и потому, что для них не существовало безбарьерной среды. В том числе и туалетов.

Поэтому очень важно планировать город с учетом потребностей людей с инвалидностью. Вот несколько достижений Клуба Инвалидов и их друзей (СBF e. V.), членом которого является Мишель:

  • При подаче заявления на строительство новых зданий застройщики теперь должны доказать наличие там противопожарной защиты для людей с инвалидностью (а не просто указать ее наличие, как это было ранее);
  • В жилых кварталах должен быть обязательно обеспечен доступ к детским площадкам для людей с инвалидностью;
  • Все школы должны иметь обязательный лифт;
  • а Земельное управление по вопросам недвижимости в будущем должно прислушиваться к рекомендациям уполномоченных по делам людей с инвалидностью.

Важно отметить, что при оснащении зданий безбарьерными средствами всегда необходимо учитывать следующий момент:

“Если какое-то здание сделало пандус для людей с инвалидностью, но поместило его в задней части здания — то это все равно является дискриминацией. Люди с инвалидностью не должны попадать в здание через отдельный, задний вход”, — рассказал Мишель Мюллер.

Важно подчеркнуть, что проблемы дискриминации людей с инвалидностью не сводятся только к наличию физических барьеров, отметил Сергей Дроздовский.

«Прежде всего это проблема отношению к людям с инвалидностью. А такое отношение и является почвой для дискриминации».

drozdovskij_i_muller.jpg
Фото: ПЦ "Весна".

Последние новости

Партнёрство

Членство