"Рассуждения Ермошиной о досрочном голосовании — очередная манипуляция"

2019 2019-08-13T18:24:30+0300 2019-08-13T18:41:24+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/labkovich_viasna.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

12 августа председатель Центризбиркома Лидия Ермошина в эфире Первого национального канала Белорусского радио высказалась относительно критики, которая постоянно звучит в адрес существующей в Беларуси процедуры досрочного голосования. Председатель ЦИК сообщила, что в стране не собираются отказываться от процедуры, которую лично она считает удобной и эффективной, а те, кто выступает против, просто не понимают технологии выборов.

"Досрочное голосование очень эффективно. Если взять выборы 2016 года, то 31% избирателей проголосовали на выборах досрочно. Эта форма очень удобна для избирателей, мы от нее отказываться не будем. И те, кто призывает отказаться, они не понимают всей технологии выборов. Более того, они хотят, чтобы в выборах тогда участвовало минимальное количество избирателей, мы же стремимся к максимальному. Поэтому этот процесс будет продолжаться. Кстати, досрочное голосование - это общепринятый европейский опыт", — сообщила Лидия Ермошина.

Координатор кампании "Правозащитники за свободные выборы" Владимир Лабкович считает такие рассуждения председателя Центризбиркома очередной манипуляцией и объясняет, почему процедура досрочного голосования должна быть реформирована. 

Владимир Лабкович
Владимир Лабкович

Демократические выборы — это не только последовательное выполнение процедур. Самое главное, что делает выборы демократическими, это принятие всеми участниками избирательного процесса их результатов. Поэтому если власти действительно были бы заинтересованы в том, чтобы в Беларуси были демократические выборы, то они сделали процесс максимально прозрачным и видимым для оппонентов. Это значит, что в первую очередь следовало бы реформировать процедуру досрочного голосования — постоянного объекта критики. Однако Центризбирком не спешит это делать, тем самым ярко показывая, что Беларусь в ближайшее время не собирается приближаться к стандартам демократических выборов.

"Те, кто призывает отказаться от досрочного голосования, хотят, чтобы в выборах участвовало минимальное количество избирателей, мы же (ЦИК) стремимся к максимальному", — говорит Лидия Ермошина, выражая озабоченность, что на участки может прийти малое количество людей. Но мало людей на участки приходит тогда, когда им неинтересен политический процесс, если в стране не происходит никаких изменений путем выборов, если вообще в обществе не происходит политической дискуссии. И когда же такие проблемы существуют, то и приходится "стремиться к максимальному количеству избирателей" путем досрочного голосования.

Во что "выродились" в Беларуси досрочные выборы?

Статья 53 Избирательного кодекса предусматривает, что в досрочном голосовании принимают участие те граждане Беларуси, которые в основной день голосования не могут находиться по месту своего жительства, а значит не могут прийти на участок, где они внесены в список для голосования. Правда, официального подтверждения причин, почему человек прийти не может, не требуется. На практике это положение Избирательного кодекса не выполняется, и мы фактически имеем шесть основных дней голосования. Например, во время парламентских выборов 2016 года более 40% тех, кто принял участие в голосовании, отдали свои голоса досрочно.

Какими путями достигаются такие большие цифры?

Первый путь — если власти применяют административный ресурс и либо уговорами, либо в приказном порядке заставляют людей идти голосовать досрочно. Например, когда студентов и сотрудников государственных предприятий массово загоняют на избирательные участки под угрозой применения к ним административных санкций.

Второй путь — это приписки количества проголосовавших, которые мы также фиксировали на прошлых выборах. Тогда количество лиц, которые по версии комиссий приняли участие в досрочном голосовании, в разы превышало то количество, которое насчитали наши наблюдатели.

Эти факты создают значительный недоверие к существующей процедуре досрочного голосования. И именно поэтому и белорусские, и международные наблюдатели от ОБСЕ считают первичным требованием урегулирование этой процедуры.

Если не отменять, то реформировать

По словам Владимира Лабковича, речь не идет о полной отмене досрочного голосования. Но оно действительно должно соответствовать своей сути: когда на участок приходят именно те люди, которые не могут проголосовать в основной день. Избирательным законодательством должны быть предусмотрены критерии, по которым будут определяться лица, которые могут голосовать досрочно. Также для этой процедуры должны быть созданы специальные отдельные избирательные участки.

А как у соседей?

По словам Ермошиной, досрочное голосование - это общепринятый европейский опыт. Так, досрочное голосование практикуется в ряде стран, однако это те страны, где существует абсолютное доверие общества к результатам выборов. И в обществе есть консенсус о том, что выборы должны быть свободными и демократическими.

Но у наших ближайших соседей, в Украине и в России, досрочное голосование было отменено, так как полностью себя дискредитировало. В России главным аргументом для отмены стало то, что это основной инструмент для фальсификации выборов.

Таким образом, все рассуждения Лидии Ермошиной насчет плюсов досрочного голосования в той форме, в которой оно сейчас существует в Беларуси, - это очередная манипуляция и попытка оправдать желание того, чтобы вместо выборов в стране была только подконтрольная ЦИК административная процедура.

"Правозащитники за свободные выборы"

Последние новости

Партнёрство

Членство