Что в регионах: гродненский правозащитник Роман Юргель о смертной казни в Беларуси Фото

2019 2019-06-24T17:32:32+0300 2019-06-24T17:38:31+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/roman_yu_n-1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Тема смертной казни в Беларуси, к сожалению, остается актуальной и на сегодняшний день. Накануне II Европейских игр, буквально пару недель назад, правозащитникам "Весны" стало известно о расстреле приговоренного к смертной казни Александра Жильникова. Предполагается, как показывает практика, что расстрелян и второй фигурант дела — Вячеслав Сухарко.

Активисты кампании "Правозащитники против смертной казни в Беларуси" действуют по всей Беларуси: во всех областных городах и во многих районных центрах. "Весна" встретилась с активистом кампании, с председателем регионального отделения в Гродно Рэспубликанскаага правозащитного общественного объединения "Белорусский Хельсинкский Комитет» Романом Юргелем. Мы расспросили, как он пришел к правозащите, и в частности к кампании "Правозащитники против смертной казни в Беларуси", что чувствовал после встречи с человеком, который ждет исполнение смертного приговора в тюрьме, и как гродненцы относятся к смертной казни.

roman_yu_n-1.jpg
Правозащитник Роман Юргель

"Захотелось, чтобы мир и общество стали более справедливыми"

Мой путь к правозащите довольно парадоксальный: пришел за помощью защиты своих прав, а в итоге — сам защищаю права других людей.

Когда меня, ветсан доктора, незаконно уволили в 2001 году с работы, я обратился за юридической помощью и защитой своих прав в "Белорусский Хельсинкский Комитет" в Гродно. Мы с правозащитниками БХК долгое время сотрудничали в контексте моей проблемы, тогда я и познакомился с правами человека.

Я понял, что права человека — это о справедливости во всех аспектах человеческой жизни: общественной, политической, социальной и культурной. Тогда остро осознал, что от чиновников и представителей государственных органов ничего сверхъестественного не требуется: просто нужно, чтобы они выполняли свои обязанности. Мне захотелось, чтобы мир и общество стали более справедливыми. Так, в 2002 году я стал членом БХК, а уже через четыре года занял пост председателя регионального отделения организации по Гродно и Гродненской области.

igfg.jpg
Роман Юргель с гродненскими правозащитниками и активистами. Фото: "Радио Рация"

"Государство не имеет право забирать жизнь своего гражданина"

"Белорусский Хельсинкский Комитет" в своей деятельности постоянно тесно сотрудничает с Правозащитным центром "Весна". Поэтому логично, что мы присоединились к кампании "Правозащитники против смертной казни в Беларуси". Считаю, что надо бороться против смертной казни, так как оно выносится судьями от имени Республики Беларусь, а государство не имеет право забирать жизнь своего гражданина.

Основным аргументом против смертной казни считаю судебную ошибку. Правозащитникам известны случаи фальсификаций уголовных дел, в результате которых были расстреляны люди. Такие ошибки могут происходить и из-за следственных органов, которым дан приказ быстрее найти преступника, чтобы выполнить план. А сотрудники следственных органов стараются выполнить приказ и получить премию или пойти на повышение.

В Беларуси по Уголовному кодексу по 14 составам преступлений человека могут привлечь к смертной казни. Среди которых, например, геноцид (ст. 127 УК) и убийство сотрудника органов внутренних дел (ст. 362 УК).

Отменить смертную казнь в Беларуси или ввести мораторий на ее применение могут не только депутаты Парламента, но и глава государства своей политической волей. С этим надо работать.

Как известно, накануне II Европейских игр Беларусь выполнила два смертных приговора. Этот двоякий жест говорит о том, что мы идем на сближение с Европой, но все равно страна показывает, что некоторые вопросы остаются только внутригосударственными. Таким образом было показано, кто в доме хозяин и кому принадлежит действующая власть в стране. Досадно, когда это делается ценой человеческой жизни.

igg.jpg
Роман Юргель в Гродно во время дискуссии о смертной казни в Беларуси. Фото: hrodna.life

"Получилось поговорить в тюрьме с человеком, который ждет исполнение смертного приговора"

Судьи Гродненского областного суда за свою историю несколько раз выносили смертные приговоры. Например, по делу Павла Селюна, по которому я консультировал и оказывал необходимую психологическую помощь его матери Тамаре. Гродненский областной суд вынес смертный приговор летом 2013 года, а весной 2014 года, то есть меньше, чем через год, его уже расстреляли...

Я даже был на встрече с Павлом в Гродненской тюрьме. Таким образом, удалось пообщаться с человеком, который ждет исполнение смертного приговора.

Впечатления от этой встречи были не самые приятные, потому что после свидания, кроме всего прочего, у матери Павла случилась истерика. Сразу пару дней у меня был шок. Я смог отойти только через несколько суток. Это очень тяжело психологически...

По результатам я подготовил отчет по мониторингу встречи с приговоренным к высшей мере наказания. Нам тогда с матерью Павла напомнили о том, что нельзя брать с собой ручки, блокноты, фото- и аудиоаппаратуру. Но я все запомнил.

Выдержка из отчета 2013 года Романа Юргеля:

Фото с документов Павла Селюна

"Привели Павла. Молодому человеку студенту истфака БГУ и не дашь 23 лет, выглядел старше. Свидание началось в 10:08 и длилось до 11:25. При этом за нами и нашей беседой через стекло коридора с другой стороны, по которой проводят осужденных на свидание, наблюдали старший прапорщик и спезназавец-омоновец.

Привели Павла в надетых на руки и ноги наручниках. Пообщавшись с мамой, Павел спросил меня, как люди и общественность относятся к убийствам, которые произошли год назад в Гродно и к вынесенному ему смертному приговору...

На мой вопрос, признал ли он полностью свою вину [замечание — суд над Павлом полностью проходил в закрытом режиме. На заседания ни разу не допустили мать Павла], он ответил, что признал вину частично. По его словам, он не совершал умышленного жестокого двойного убийства и не совершал надругательства над трупами убитых. Все с ним произошло в состоянии аффекта, шока порыва ревности...

Во время всего разговора Павел не смотрел в глаза. Взгляд у него был характерен для человека с психическим расстройством: все время отведенный куда-то в сторону..."

Тогда правозащитники настаивали на проведении независимой психолого-психиатрической экспертизы, так как были и остаются большие сомнения по поводу его психологического состояния. Думаем, он получил бы пожизненное заключения. А так — расстрел.

Ранее еще Гродненским областным судом были приговорены к смертной казни Олег Гришковцов и Андрей Бурдыка. По этим делам правозащитники также много работали, но, как и по всем остальным делам, приговоры были приведены в исполнение несмотря на рассмотрение этого дела в Комитете ООН по правам человека, что нарушает международные соглашения нашей страны.

Кстати, в 2015 году Комитет по правам человека ООН признал нарушение права на жизнь Павла Селюн, поскольку он был приговорен к смертной казни в результате несправедливого судебного разбирательства.

roman_yu_3n.jpg
Роман Юргель с гродненскими активистами и правозащитниками и председателем ПЦ «Весна» Алесем Беляцким около Гродненского областного суда

"Есть потребность общества в большем информировании о смертной казни"

Гродненские активисты очень активно присоединяются к Неделе против смертной казни в Беларуси. Мы поддерживаем все акции, которые проводит компания "Правозащитники против смертной казни в Беларуси", как например, с раздачей листовок, газет на улицах города. Но больший акцент во время недели мы делаем на информировании граждан о том, что такой вид наказания вообще существует в нашей стране. Потому что некоторые граждане (около 25%) даже не знают, что у нас до сих пор активно применяется смертная казнь.

20181210_163623.jpg
Правозащитник Роман Юргель с правозащитником "Весны" Виктором Сазоновым во время подготовки к информационной акции

Интересно, что люди охотно слушают нас, читают наши материалы на эту тему и берут газеты и буклеты. Это свидетельствует о том, что есть потребность общества в большем информировании о смертной казни, но государство, несмотря на это, не проводит никакой информационной работы с населением. Позиция властей в этом вопросе остается неизменной долгие годы: "Вопрос изучается, работа проводится, информируется общество, что смертная казнь — это плохо, что в других странах его нет".

"Казнить нельзя помиловать", или Какие есть аргументы против смертной казни

В правовом ликбезе от "Весны" напоминаем, какие есть аргументы против смертной казни.

Партнёрство

Членство