Отдельные СМИ и блогеры для белорусской власти стали занозами

2019 2019-05-11T13:07:51+0300 2019-05-11T13:07:52+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/peratrus-belsat-3jpg.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Обыск в «Белсате» 9 апреля. Фото: Сергей Балай

Обыск в «Белсате» 9 апреля. Фото: Сергей Балай

За последние месяцы возбуждено несколько уголовных дел против блогеров и журналистов по статьям о клевете и оскорблении. Эта практика не нова. В предыдущие годы диффамационные статьи также применялись для давления на независимых журналистов, особенно накануне или сразу после президентских выборов.

Белорусские правозащитники относят к диффамационным шесть статей Уголовного кодекса (УК): клевета (ст. 188), оскорбление (ст. 189), клевета в отношении президента Республики Беларусь (ст. 367), оскорбление президента Республики Беларусь (ст. 368), оскорбление представителя власти (ст. 369), дискредитация Республики Беларусь (ст. 369.1).

Печальная летопись

Было несколько резонансных случаев, когда к ответственности по этим статьям привлекались журналисты.

Так, в 2001 году накануне президентских выборов было возбуждено уголовное дело в отношении редактора закрытой газеты «Пагоня» Николая Маркевича и журналиста Павла Можейко. Их обвинили в клевете на президента. В 2002 году суд Ленинского района Гродно приговорил Маркевича к двум с половиной годам, а Можейко — к двум годам ограничения свободы (так называемой «химии»).

В июле 2011 года был осужден еще один гродненский журналист, сотрудник польской «Газеты выборчей» Анджей Почобут. В постановлении прокуратуры отмечалось, что в ряде его публикаций «содержатся признаки публичного оскорбления президента Республики Беларусь».

Почобута приговорили к трем годам лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания на два года. В сентябре 2013 года отсрочка закончилась, и суд освободил Почобута от отбывания наказания.

Уголовное дело о клевете стало поводом для обыска утром 9 апреля нынешнего года в минском офисе телеканала «Белсат». По информации Следственного комитета, расследование проводится в связи с «распространением на сайте телеканала «Белсат» измышлений клеветнического характера».

Речь идет о прошлогоднем материале корреспондента Алеся Залевского, посвященном коррупции в системе здравоохранения. В текстовой версии материала на сайте belsat.eu по ошибке было опубликовано утверждение о задержании председателя Государственного комитета судебных экспертиз Андрея Шведа. Позже телеканал разместил опровержение и принес Шведу извинения. Однако тот обратился в правоохранительные органы с требованием возбудить уголовное дело.

Еще одно уголовное дело о клевете и оскорблении сотрудников милиции завершилось 18 апреля в Бресте, где суд оштрафовал на 9180 рублей блогера Сергея Петрухина. Его обвиняли, в частности, в том, что он снял видеоролик (транслировался на YouTube), в котором содержалась информация об участковом инспекторе Сергее Игнатюке, «не соответствующая действительности, существенно умаляющая его честь и достоинство, дискредитирующая потерпевшего в глазах общественного мнения».

Также Петрухина обвиняли в том, что 3 апреля прошлого года он разместил на своей странице в социальной сети «ВКонтакте» комментарий, которым умышленно унизил честь и достоинство четырех сотрудников Ленинского РОВД и причинил им моральный вред.

Петрухин — один из авторов проекта «Народный репортер» на YouTube, освещающего ситуацию вокруг строительства под Брестом аккумуляторного завода, против которого протестуют представители общественности.

Хотят усилить контроль над интернетом

Международные организации рассматривают диффамацию в контексте права на выражение мнения и права на свободу слова. Они неоднократно призывали Минск убрать из УК диффамационные статьи.

Такой же позиции придерживается и Белорусская ассоциация журналистов (БАЖ), которая считает, непропорциональным использовать для защиты чести и достоинства средства уголовного преследования.

«Обыски у журналистов и в офисах медиа сами по себе являются вмешательством в свободу, так как перечеркивают право журналистов хранить источники информации. А за последние месяцы это стало для силовиков почти нормой. По нашему мнению, такие дела должны рассматриваться в суде исключительно в рамках гражданско-правового процесса», — говорилось в заявлении БАЖ в связи с обыском в офисе «Белсата».

Председатель БАЖ Андрей Бастунец в комментарии для БелаПАН отметил, что не связывает новые уголовные дела о клевете с приближающимися парламентскими и президентскими выборами.

«Мне кажется, это, скорее, связано с желанием властей усилить контроль над интернет-пространством, — считает он. — Именно местные блогеры во время протестов в регионах становились консолидирующей силой, потому что их материалы смотрели, на них реагировали. Вполне возможно, что уголовное преследование — это и есть реакция местных властей в первую очередь на тех людей, которые для них как заноза».

Против «Белсата» же, отметил Бастунец, власти раз за разом предпринимают репрессивные действия.

«Тут вообще сложно к чему-то привязывать происходящее», — сказал собеседник, подчеркнув, что уже несколько лет журналистов телеканала штрафуют за работу без аккредитации. Общая сумма штрафов за последние три года приближается к 100 тысячам долларов.

«Если же вернуться к диффамационным статьям, то мы видим, что сейчас несколько уменьшился масштаб. Так, в отношении Маркевича с Можейко и Почобута использовалась статья о клевете и оскорблении в адрес президента, а сейчас в ходу статьи, связанные, скажем так, с простой клеветой и оскорблением. По ним, в отличие от «президентских», не предусмотрено лишение свободы», — подчеркнул руководитель БАЖ.

Он также отметил, что в последних делах истцами выступают представители силовых органов. «И очень настораживает, что их используют для привлечения к уголовной ответственности журналистов и блогеров», — подчеркнул Бастунец.

Без срока давности

Со своей стороны, медиааналитик Павлюк Быковский видит «тенденцию, а не отдельные случаи» в делах против «Белсата», Петрухина и других.

«Если бы это происходило в другой стране, можно было бы подумать, что это совпадение. Но у нас, похоже, это укладывается в цикл зачистки информационного пространства перед избирательной кампанией, — сказал Быковский в комментарии для БелаПАН. — Обычно у нас такие истории происходят примерно за полгода до начала избирательной кампании, иногда чуть раньше, иногда чуть позже. А в данном случае, если добавить еще и «дело БелТА», то похоже, что зачистка длится уже с августа прошлого года».

Диффамационные статьи УК, считает Быковский, используются как повод, в том числе для обысков в редакциях и домах блогеров.

«С «Белсатом» вообще странно получилось — очень быстро были изучены (и возвращены. — Т.К.) изъятые компьютеры, на которых не факт, что набирался тот самый текст, из-за которого возникла проблема. С момента публикации прошло уже восемь месяцев, — сказал Быковский. — Я вообще не думаю, что для обыска существовала настоящая, не придуманная по формальному поводу, причина».

Серьезной проблемой Быковский называет и отсутствие срока давности по диффамационным статьям.

«Фактически, если журналист имеет долгую карьеру, то ему придется хранить все вещественные доказательства пожизненно, — рассуждает Быковский. — Это нерациональный подход, поскольку невозможно все это помнить и хранить. При том что есть сроки давности даже по более серьезным, преступлениям, которые направлены против личности и общества».

В целом, подчеркнул Быковский, все последние случаи уголовных дел за клевету и оскорбление складываются в картину: незначительные поводы, коллизии, которые можно было бы разрешить другими способами, используются для того, чтобы ограничить либо прекратить деятельность СМИ и блогеров.

Последние новости

Партнёрство

Членство