Анастасия Гусева: трое суток пыток и издевательств. Кто ответит? Аудио

2019 2019-01-25T22:00:00+0300 2019-01-25T15:49:17+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/guseva-nasta-1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Анастасия Гусева. Фото ПЦ "Весна"

Анастасия Гусева. Фото ПЦ "Весна"

Сутки без еды и воды, отсутствие медицинской помощи и возможности сходить в туалет, а также издевательства, оскорбления и угрозы – все это довелось пережить Анастасии Гусевой, подозреваемой по новому делу о граффити, во время своего трехсуточного задержания. Девушка обратилась в ПЦ «Весна» и подробно рассказала о жестоком и бесчеловечном обращении со стороны сотрудников ИВС Минского ГУВД и Заводского РОВД.

Анастасия Гусева вместе с Дмитрием Полиенко и Евгением Чулицким была задержана утром 21 января сотрудниками уголовного розыска УВД Заводского района Минска по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 341 УК РБ (осквернение сооружений и порча имущества). Задержанную доставили в городской отдел милиции №2, а через пару часов перевезли в Заводской РОСК, где провели личный досмотр, составили документы о задержании, а также сфотографировали и сделали дактилоскопию. Около 16:00 девушку привезли в Заводское РУВД, где она довольно долго ждала специального транспорта, который должен был отвезти в ИВС на Окрестина.

После долгой (в течение нескольких часов) поездки по городу в «стакане» автозака Анастасию Гусеву наконец-то привезли в ИВС и также поместили в помещение типа «стакан». По ее словам, было уже около часа ночи. В ИВС сотрудница медицинской части спросила ее о самочувствии, и тогда девушка пожаловалась ей на головные боли (у Анастасии мигрень). Сотрудница медчасти пояснила, что у неё есть только «Дротоверин», дала Гусевой две таблетки, после чего девушку вернули в «стакан». Однако спустя полчаса у Анастасии ухудшилось самочувствие, она почувствовала сильные позывы к рвоте – ей срочно нужно было в туалет.

«Тогда я начала стучать в дверь «стакана». Подошел сотрудник ИВС и спросил, в чем дело. Я сказала, что меня тошнит и что мне нужно в туалет. Он открыл дверь и позвал сотрудницу медчасти. Её я также объяснила, что мне очень плохо, что я не могу больше себя сдерживать и что если не отведете меня в туалет, то может случиться некрасивая ситуация. На что она ответила: «Здесь не медицинское учреждение и я Вам ничем помочь не могу». И она, а также сотрудник ИВС отказались вести меня в туалет. Тогда я сказала сотруднику, что в таком случае я буду тошнить ему прямо на ботинки. Он разозлился и в грубой форме начал кричать: «Ну давай, давай!», - вспоминает Анастасия.

Все это слышал и Дмитрий Полиенко, который находился в тот момент в соседней камере. Он тоже начал бить в двери и просить отвести Анастасию в туалет. То же самое сказал и другой дежурный ИВС, и только после этого девушка смогла попасть в туалет.

В саму камеру изолятора Гусева попала около трех часов ночи. И только в камере, спустя примерно 19 часов после задержания она смогла выпить воды. А поесть – только в девять утра. Таким образом, девушка провела без еды больше суток.

У Анастасии Гусевой в Минске нет близких родственников, и поэтому передать ей передачу со средствами личной гигиены никто не мог. Ну а камера изолятора не была обеспечена такими вещами первой необходимости, как мыло, полотенце и туалетная бумага.

«Что мне оставалось делать в такой ситуации? Приходилось, простите, подтереться документами, которые я считала менее важными. Например, разъяснение прав и обязанности. И когда следователь дал мне документ – предложение о сотрудничестве со следствием – я его взяла и обрадовалась тому, что можно его использовать в качестве туалетной бумаги».

Однако на этом, к сожалению, мучения Анастасии не закончились. В день освобождения, 23 января, ее и других задержанных с самого утра отвезли в Заводское РУВД, откуда выпустили только вечером. Все это время задержанные находились в изолированных помещениях, похожих на карцеры, в которых были только скамейки.

После нескольких часов ожидания в «карцере», Анастасии захотелось в туалет. Она начала стучать в дверь и звать сотрудников РУВД.

«Я видела сотрудников через окошко, они точно меня слышали, но никто из них не спешил как-то реагировать. У меня уже начались боли внизу живота, я начала стучать громче. В окошко я увидела, как к двери несется сотрудник РУВД. Он резко открывает ее и начинает кричать и нецензурно выражаться в мой адрес: «Чего ты такая борзая, сука, соска?» Я попросила отвести меня в туалет. В ответ я услышала: «Сейчас в…..у (нецензурно – ударю) и будешь тут сц… и ср… (нецензурно)». После этого он захлопнул дверь. И поэтому мне ничего не оставалось, как сделать все свои дела прямо на полу. И так я дальше и сидела: на скамейке в «карцере», по сути в луже собственной мочи».

Примерно через час этот сотрудник снова зашел в «карцер», где сидела Гусева, спросил, ее ли это работа, обращая внимание на грязный пол «карцера». Услышав утвердительный ответ, засмеялся и ушёл.

В соседнем «карцере» находился Дмитрий Полиенко, которому в тот день смогли передать передачу. Дмитрий знал, что Анастасия с самого утра снова без еды и воды и попросил сотрудника РУВД передать ей часть его передачи – всего лишь несколько вафель.

«И знаете, как этот сотрудник отреагировал на его просьбу? Сказал, что я «неадекватная, сумасшедшая» и вообще меня надо в ж…. (нецензурнопровести половой акт), а не передачки мне передавать».

Сотрудник забрал пакет у Палиенко, но так и не передал его Гусевой.

С помощью правозащитников «Весны» Анастасия Гусева подготовила заявление в управление Следственного комитета по Минску с просьбой возбудить уголовное дело в отношении сотрудников ИВС и Заводского РУВД по факту жестокого и бесчеловечного обращения, унижающего человеческое достоинство. 

Последние новости

Партнёрство

Членство