В независимой Беларуси развитие «еврейского движения» продолжается. Однако динамика развития отрицательная. Проблем много. -- На вопросы корреспондента «Права на свободу» отвечает политолог и переводчик Вольф Рубинчик.

2005 2005-11-28T10:00:00+0200 1970-01-01T03:00:00+0300 ru Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Под эгидой Советского фонда культуры (белорусское отделение) было организовано первое Минское объединение еврейской культуры. В независимой Беларуси развитие «еврейского движения» продолжается. Однако динамика развития отрицательная. Проблем много. Основные – пассивность, эмиграция и демография, причем демографический вопрос теперь стоит наиболее остро.
«Перспективным направлением деятельности мог бы стать белорусско-еврейский диалог, однако пока стороны не совсем готовы к нему: большинство евреев не говорит по-белорусски, а большинство белорусов мало интересуется проблемами национальных групп», -- считает политолог Вольф Рубинчик. По его мнению, деятельность религиозных объединений теперь наиболее способствует формированию «еврейского сознания» внутри сообщества. Поскольку синагоги, не отрицая «светских» ценностей, как образование, история евреев Беларуси и Израиля, благотворительная деятельность, делают акцент на углубление знаний об иудаизме. «Еврейские религиозные объединения более открыты для контактов и менее бюрократизированы, чем нерелигиозные», -- говорит политолог.
В своем белорусско-еврейском бюллетене «Мы еще тут!» он анализирует ситуацию и пытается предложить какую-то альтернативу. Бюллетень выходит по-белорусски и рассчитан, как говорит издатель, на социально активных людей, которые могут что-то изменить на белорусской «еврейской улице». «Также это издание для тех, кто поддерживает наши цели. С моей стороны это попытка пробудить сознание. Евреи очень пассивны. Я и сам себя не исключаю. Кроме того, нас мало осталось…»
На вопросы корреспондента «Права на свободу» отвечает политолог и переводчик Вольф Рубинчик.
-- Сколько и какие еврейские организации теперь действуют в Беларуси?
-- Работают общественные и религиозные организации. Среди общественных самая крупная, являющаяся своеобразной «крышей» для остальных, -- Союз белорусских еврейских общественных объединений и общин. В него входят несколько десятков организаций культурного и благотворительного направлений со всей страны. Параллельно Союзу работают еврейские благотворительные фонды. Союз существует под неизменным руководством Леонида Левина, который возглавляет его с основания в 1991 году. Среди религиозных организаций крупнейшая – Иудейское религиозное объединение, которым с 1996 года руководит Юрий Дорн.
По моему мнению, руководству Союза стоило бы теснее сотрудничать с общественными организациями других национальных сообществ, уделять больше внимания общебелорусским проблемам, в том числе политическим. Через свой малотиражный бюллетень я неоднократно призывал на парламентских и местных выборах поддерживать те политические силы, которые неравнодушны (в позитивном смысле) к еврейскому присутствию в стране. Потому что получается, что в парламент попадают такие одиозные личности, как Сергей Кастян и другие. Стоило бы хотя бы какую-то позицию занять по этому вопросу, наладить большее взаимодействие с белорусскими культурными деятелями и объединениями. Основа для такого взаимодействия довольно существенная – у нас большой пласт общей культуры, который до сих пор остается мало исследованным. Я пытаюсь поднимать эти вопросы в своем бюллетене, но этого недостаточно.
Несомненно, еврейские общественные объединения работают для развития национального самосознания. Например, в 2002 году при минском еврейском общинном доме открылся музей истории и культуры евреев Беларуси. Но фактом остается и то, что еврейские организации больше направлены на культурную и благотворительную деятельность. Это направление работы остается основным. Но хотелось бы большей активности, чтобы не замыкаться в своих рамках. Ведь сейчас в Беларуси есть много проблем, которые требуют разрешения – разрушение кладбищ, возвращение синагог, отсутствие еврейских школ…
Еще одна проблема – нет нормальной научной базы, государство в создании ее не заинтересовано. Доказательство – закрытие в 2004 году Международного гуманитарного института БГУ. В разных городах работают ученые, исследующие отдельные проблемы. Однако философского и исторического осмысления нашего присутствия тут на протяжении более 600 лет пока нет. Есть попытки сделать учебник по истории евреев Беларуси. Моя мечта – когда-нибудь поучаствовать в этом издании.
-- А как идут дела за пределами Минска?
-- Региональные объединения есть в Могилеве, Витебске, Пинске, Лиде, Гомеле… Еврейские организации работают более или менее активно приблизительно в 20 городах. Лично мне нравится, как евреи живут в Пинске – есть своя школа, газета, и они там работают дружно. Поскольку беда наших объединений в том, что чем меньше евреев (за 90-е годы наше количество уменьшилось в Беларуси в четыре раза), тем больше конфликтов.
-- Как работают религиозные объединения? Какие отношения у них с государством? Зарегистрированы ли они?
-- Они действуют как «младшие братья», так как все знают, какой конфессии сейчас отдается преимущество. Тем не менее, в Законе «О свободе совести» записано, что иудаизм является «традиционной для Беларуси религией». Власти используют это для привлечения туристов, организуются паломничества для иудеев из Америки, Израиля, но особой пользы я от этого не вижу. На мой взгляд, государство больше вредит, чем помогает. Было много обещаний относительно реставрации зданий иудейских высших духовных училищ в Воложине, Мире, синагог в Столине, Слониме, но дело, как правило, не идет дальше слов.
Религиозные еврейские организации часто выполняют функции общественных. Это значит, что люди туда приходят не только помолиться, отметить праздники, но и реализовать себя в частных отношениях, например, найти жениха или невесту. У евреев общинная жизнь много столетий была неотрывна от религии. Очень трудно разделить праздники, обряды, культуру. Многие посетители религиозных общин входят в общественные организации и наоборот. Например, Яков Басин руководит Объединением общин прогрессивного иудаизма, зарегистрированным как религиозное, и одновременно входит в руководство Союза еврейских общественных объединений и общин.
-- Какие отношения у еврейских общественных организаций с местными властями?
-- Бывает, что на «еврейские» мероприятия приходят представители местных исполкомов, говорят правильные слова, иногда помогают открыть тот или иной памятник. Но меня возмутил случай, который произошел в Мозыре. В конце 2003 года там был установлен памятник жертвам Второй мировой войны – камень с памятной доской на месте смерти узников гетто, которые сожгли себя, чтобы не попасть в руки нацистов. Памятник был установлен без разрешения исполкома, по инициативе Якова Гутмана, председателя Всемирного объединения белорусских евреев. В начале был установлен камень, затем к нему была прикреплена мемориальная доска. Памятник простоял несколько недель. Местный исполком памятник снес.
Место самосожжения в Мозыре в 2001 году было официально определено Министерством культуры и внесено в Список историко-культурных ценностей. Самое циничное в этой ситуации то, что исполком обязал Якова Гутмана оплатить работу по уничтожению памятника.
-- Какая динамика развития еврейского сообщества в Беларуси? Выезжают ли евреи из страны теперь как раньше?
-- Процесс не прекратился. Другое дело, что если раньше выезжали тысячи человек в год, то теперь – несколько сот. Едут не только в Израиль, но и в Германию, хотя там более жесткие условия приема эмигрантов, и в США.
Еврейское население – старое, его средний возраст превышает общебелорусский, по некоторым сведениям, на четырех умерших приходится только одно рождение. Думаю, что большую опасность для сохранения еврейского сообщества Беларуси представляет не эмиграция, а именно демография. Цифры не в нашу пользу. Брестские ученые Е. Розенблат и И. Еленская сделали вывод, что демографические изменения по причине Холокоста и массовой эмиграции необратимы. Поэтому надеяться на полноценное возрождение еврейской жизни в Беларуси, к сожалению, не приходится.
Три года назад я проводил опрос на тему: «Что ожидает белорусских евреев в 2020 году?». Почти все, кого я опрашивал, говорили, что евреев тут останется около десяти тысяч, большинство из которых будут люди пожилого возраста. Это не то, к чему нужно стремиться. Но если господствуют такие настроения, то и еврейская жизнь соответствующая. Еврейские деятели работают без воодушевления, по инерции.
Я считаю, что если нам суждено уйти с этой земли, то нужной уйти прилично. Например, совсем необязательно удовлетворять все дурные требования чиновников, которые часто не основаны на праве. Неприятно удивляют высказывания белорусских евреев в поддержку президента. Да, действительно, в нашей традиции есть лояльность к власти. Мы – меньшинство, и мы должны уважать власти, что, кстати, соответствует иудейской традиции. Поскольку если бы не было власти, было бы еще хуже. Но уже долгое время отношение белорусских властей к евреям не меняется к лучшему. Если появляются книги типа «Война по законам подлости», если разрушают синагоги, как в 2001 году в Минске на улице Димитрова, или на фундаменте Холодной синагоги на Немиге строят паркинг…
Я не говорил бы, что в действиях белорусских властей всегда выявляется запланированный, целенаправленный антисемитизм. Это скорее такой «антисемитизм» -- равнодушие, характерное и в отношении к другим национальным и этноконфессиональным сообществам. Короче говоря, через нас и наши проблемы просто переступают. Хотелось бы верить, что когда придет новая власть, отношение изменится в лучшую сторону.
Ядвига Мацкевич.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international