Мирное собрание в Слуцке прошло по-людски? Фото

2018 2018-11-30T18:16:39+0300 2018-11-30T20:58:31+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/slucak_16_9_1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Приближается 70-я годовщина принятия Всеобщей декларации прав человека. Сегодня мы поговорим об одном из основных прав человека, провозглашенных Декларацией, — свободе мирных собраний.

Она провозглашается и Конституцией Республики Беларусь в статье 35. Свобода мирных собраний регламентируется многими другими международными и национальными актами. Казалось бы, при таком внушительном правовом регулировании не должно возникать разночтений этой свободы, однако это далеко не так. В целях единообразного понимания этой свободы Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) приняло в 2011 году уже 2-е издание руководящих принципов по свободе мирных собраний, где определены международные стандарты в этой области. Однако, проанализировав подконституционный Закон Республики Беларусь “О массовых мероприятиях” и сложившуюся практику по реализации этой свободы в нашей стране, возникает много вопросов о правильности понимания этого фундаментального права белорусскими органами власти.

С 26 января 2019 года вступают в силу изменения в Закон, однако, как отмечают правозащитники, они не приближают его к международным стандартам в области свободы мирных собраний и выражения мнений, поскольку в нем остаются существенные ограничения прав граждан Беларуси.

24 ноября в Слуцке группа граждан собралась, чтобы провести шествие и митинг, приуроченные 98-летию “Слуцкаму збройнаму чыну”. Это есть пример классического мирного собрания (в белорусском законодательстве это называется массовое мероприятие). Как реализуется мирное собрание в Беларуси, какие “подводные камни” возникают при его проведении попробуем разобраться на примере этих мирных собраний в Слуцке.

slucak_16_9_3.jpg
Один из организаторов митинга, приуроченного "Слуцкаму збройнаму чыну", лидер партии БНФ Алексей Янукевич

  • Организаторами в данном мирном собрании выступили активисты движения солидарности «Разам», движения «За Свободу» и Партии БНФ.

В руководящих принципах ОБСЕ по свободе мирных собраний не установлено никаких требований для организатора. Лишь отмечается, что “это лицо или лица, которые несут основную ответственность за проведение собрания” (п. 185). Белорусский Закон “О массовых мероприятиях” довольно жестко подошел к вопросу требований к организаторам. Так, не могут выступать организаторами массового мероприятия лица, допустившие нарушение порядка организации или проведения массового мероприятия, в течение одного года после наложения административного взыскания за такое нарушение. То есть если те, кто привлекался хоть единожды по знаменитой в Беларуси административной статье 23.34 (нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий), подадут заявку в местный орган власти на проведение массового мероприятия — им откажут. Так, например, сопредседатель оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия» Павел Северинец уже лет восемь не может быть организатором массовых мероприятий в Беларуси.

По белорусскому законодательству организатором массовых мероприятий может являться только гражданин Республики Беларусь и зарегистрированные в установленном порядке профсоюзы и иные организации Республики Беларусь. То есть иностранные граждане, постоянно проживающие в Беларуси, не могут реализовать свое фундаментальное право на свободу мирных собраний в нашей стране. Кстати, организаторами массового мероприятия с участием свыше 1000 человек, могут выступать только зарегистрированные политические партии, профсоюзы и иные организации Беларусі.

slucak_16_9_5.jpg
Шествие, приуроченное годовщине "Слуцкага збройнага чына"

  • Кстати, с формой заявки на проведение массовых мероприятий в Беларуси тоже не все однозначно.

Международное право в области прав человека не требует, чтобы в национальном законодательстве содержалось требование подачи предварительного уведомления о собрании, не говоря уже о получении разрешения от местных органов власти, как это предусмотрено в белорусском законе. В нашей стране решение о разрешении или запрещении проведения массового мероприятия принимается даже с учетом погодных условий, места проведения и оплаты услуг по охране общественного порядка. К слову, в руководящих принципах указано, что национальное законодательство должно требовать от организатора собрания подачи уведомления о намерениях, а не просьбы о разрешении. Тем не менее, в белорусском законодательстве пока существует разрешительный порядок проведения массовых мероприятий.

Однако с 26 января в Закон вносятся изменения, которые уже предусматривают уведомительный порядок, но не всех видов массовых мероприятий. В уведомительном порядке можно будет проводить лишь некоторые виды массовых мероприятий (собрания, митинги, пикеты) и опять же только в определенных местными органами власти местах. Такие нестатические виды массовых мероприятий, как демонстрации, шествия будут проводиться в старом разрешительном порядке.

slucak_16_9_889.jpg
Митинг, приуроченный 98-летию "Слуцкаму збройнаму чыну"

  • Решение исполкома о разрешении проведения массового мероприятия, как уже отмечали, принимается с учетом места проведения.

В Беларуси нельзя провести массовое мероприятие “где вздумается”. Для этого существуют, как называют их активисты, “правильные места”, которые определяют местные органы власти. Как правило, это не центральные площади и стадионы. Так, согласно  решения Слуцкого райисполкома от 12 июня 2015 года №2039 “Об определении мест проведения массовых мероприятий в Слуцком районе” массовые мероприятия в Слуцке можно проводить только в двух местах: городском стадионе, расположенном по ул. Ленина и городском парке культуры и отдыха, расположенном по ул. Виленской.

Поэтому митинг, приуроченный “Слуцкаму збройнаму чыну” проводился в парке. Что касается шествия, то в решении Слуцкого райисполкома отмечается, что оно не распространяется на этот вид массового мероприятия, поэтому оно в каждом случае оговаривается отдельно. Видимо, по этой причине шествие в Слуцке 24 ноября прошло не на главной улице города.  

Сам сбор участников прошел на автомобильной стоянке стадиона. Интересно, что на этом стадионе 24 ноября также планировался традиционный футбольный матч, однако его перенесли из Слуцка в Бобруйск, связывая это с  «возможными неблагоприятными погодными условиями». Однако слуцкая активистка Алина Нагорная делится с “Радыё Свабода”, что “истинная причина в другом - районные власти решили «развести» футбол и политику. Чтобы люди под национальной символикой не мешали спортивному событию”.

  • Кстати, решение исполкома о разрешении проведения массового мероприятия может зависить от оплаты услуг по охране общественного порядка (ст. 6 Закона “О массовых мероприятиях”).

Сам порядок оплаты таких услуг определяется решениями местных органов власти. Однако опять же, в руководящих принципах отмечается, что государство не должно взимать никакой дополнительной платы за обеспечение достаточного и надлежащего порядка (п. 32). Там же отмечается, что предъявление требований к организаторам собраний об оплате таких расходов может оказаться серьезным сдерживающим фактором для тех, кто желает воспользоваться своим правом на свободу собраний, а для многих организаторов может стать серьезным препятствием для проведения собрания. Само по себе наложение обременительных финансовых требований на организаторов можно квалифицировать, скорее всего, как непропорциональное предварительное ограничение.

Примечательно, что слуцкая практика в этом плане соответствует международным стандартам. Местные власти не требуют оплаты таких услуг по проведению шествия и митинга, приуроченного годовщине “Слуцкага збройнага чына” на протяжении лет пяти, сообщают его организаторы. Как отмечает один из организаторов Виталий Омелькович, в договоре они прописывают, что “всю ответственность за гражданский порядок берут на себя организаторы”. Этого для них достаточно.

Хотя, как отмечает правозащитник “Весны” Валентин Стефанович, функция охраны общественного порядка относится к компетенции государственных (правоохранительных) органов и не может быть делегирована организаторам собраний. Охрана порядка и безопасности участников собрания образует так называемые позитивные обязательства государства по обеспечению мирных собраний. Организаторы собраний могут только должным образом взаимодействовать с представителями правоохранительных органов в целях охраны порядка во время его проведения.

Но не все так однозначно в некоторых других регионах. Иногда неоплата, или незаключение договоров на оказание таких услуг является вообще основанием для запрета проведения массового мероприятия. Как, например, недавно в Витебске местные власти запретили местным правозащитникам проводить пикет против смертной казни на основе того, что к заявке не были приобщены заключенные договора с медиками и коммунальщиками.

slucak_16_9_2.jpg
Сотрудник слуцких правоохранительных органов в гражданской одежде без отличительных знаков осуществляет оперативную видеосъемку

  • Что касается сотрудников правоохранительных органов, работающих на массовых мероприятиях, то существует тоже множество нюансов.

В руководящих принципах ОБСЕ указано, что на мирных собраниях они должны быть обозначены личными опознавательными знаками, т.е. быть легкоотличимыми (п.153). Однако белорусская практика в этом вопросе идет вопреки международным стандартам. В Слуцке 24 ноября на митинге и шествии присутствовало много сотрудников правоохранительных органов, однако ни одного в форме.

Как стало известно правозащитникам “Весны”, патрулировать митинг, приуроченного годовщине “Слуцкага збройнага чына” было отправлено около 20 сотрудников слуцких правоохранительных органов, из них два - с видеокамерами. Хоть они не были обозначены никакими опознавательными знаками, все равно они считались, что находятся “при исполнении служебных обязанностей”.

slucak_16_9_9.jpg
Журналисты "Новага часу" и "Еўрарадыё"

  • Кстати, с 26 января по белорусскому законодательству должны быть легкоотличимыми на массовых мероприятиях и журналисты.

Они обязаны будут иметь при себе документ, удостоверяющий личность, ясно видимый отличительный знак представителя средства массовой информации, а также служебное удостоверение журналиста СМИ, зарегистрированного на территории Беларуси, либо документ, подтверждающий аккредитацию журналиста иностранного СМИ в Беларуси. Однако, что понимается под “ясно видимым отличительным знаком” в законе не разъясняется. Думается, что к таковым относятся жилеты, нарукавные повязки, бейджи.

slucak_16_9_8.jpg
Сотрудник слуцких правоохранительных органов в гражданской одежде без отличительных знаков осуществляет оперативную видеосъемку

  • Что касается видеосъемки, то руководящие принципы по свободе мирных собраний оговаривают, что сотрудникам правоохранительных органов  разрешается проведение фото- и видеосъемки участников в ходе публичного собрания (п. 169).

При этом оговаривается, что “проведение фото- или видеосъемки собраний с целью сбора информации может стать препятствием на пути реализации отдельными лицами их права на свободу собраний, а потому на постоянной основе такую съемку проводить нельзя”. И вообще правоохранительные органы должны разработать и опубликовать правила использования ими открытой фото- или видеосъемки во время публичных собраний. Однако, как мы уже поняли, беларуская практика идет своим путем, где проведение постоянной видеосъемки не является нарушением закона.

Кроме того, такие оперативные съемки в сумме с показаниями сотрудников милиции зачастую являются единственными доказательствами по делам об участии в несанкционированном массовом мероприятии. Как это было в недавнем кейсе гродненского правозащитника Виктора Сазонова. Свислочский суд оштрафовал его по ст. 23.34 КоАП на 15 базовых величин на основании четырех показаний милиционеров и трех оперативных видеосъемок.

Кстати, в Беларуси активно обсуждают вопрос о запрете съемок людей на улице без их согласия. К слову, внесение изменений в законодательство по этому вопросу является инициативой Министерства внутренних дел. Представители структуры обратились в Конституционный суд, так они не согласны с тем, чтобы их сотрудников при исполнении должностных обязанностей снимали.

  • И в конце скажем про закрытие лиц участников на массовом мероприятии.

В статье 11 Закона “О массовых мероприятиях” запрещается во время проведения массовых мероприятий организаторам и участникам скрывать свои лица, в том числе с использованием масок, иных предметов и (или) средств для затруднения установления их личности. Следует сказать, что такой подход соответствует международным стандартам. В руководящих принципах ОБСЕ также говорится об этом. Однако в отличие от беларуского закона они предусматривают возможность использования масок в целях усиления выражения послания мирного собрания. Во время проведения митинга и шествия в Слуцке по наблюдениям правозащитников “Весны” никому из участвующих в мирном собрании со стороны правоохранительных органов не было сделано замечаний.

181124_koncert01-696x464.jpg
Группа Zanzibar во время выступления в Слуцке. В своём сценическом образе они успели спеть одну песню. Фото: Алесь Достанко

Однако, как сообщает kurjer.info, уже после массовых мероприятий на праздничном концерте во время выступления музыкальной группы Zanzibar организаторам позвонил один из сотрудников Слуцкого РОВД и сообщил, что в масках выступать запрещено. И чтобы было понятно, закрытые лиц у этой группы являются частью их сценического образа. Но требования Закона “О массовом мероприятии” не распространяются на данный случай, поэтому позиция сотрудника правоохранительных органов является незаконной.

Читать по теме:

“Жыве Беларусь!”, или Как сходить на мирную акцию без последствий

Пять пунктов о том, почему изменения в закон о массовых мероприятиях ничего не меняют

Партнёрство

Членство