Права заявителя в УПК не закреплены, а Конституционный суд не видит в этом проблемы

2018 2018-10-11T11:24:26+0300 2018-10-11T12:19:45+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/ks-rb.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Юрист ПЦ «Весна» Павел Сапелко направил обращение в Конституционный суд, в котором указал на пробелы в Уголовно-процессуальном кодексе – положении о правах лиц, которые направили в орган дознания, начальнику следственного комитета, следователю или прокурору заявление или сообщение о преступлении (заявителя).

В частности, правозащитник подчеркивает, что заявители не указаны в числе участников уголовного процесса (раздел 2 УПК), их права в УПК не закреплены.

Юрист Павел Сапелко
Юрист Павел Сапелко

Хотя в понятие «участники уголовного процесса» есть отсылка на «иных лиц, принимающих участие в уголовном процессе в соответствии с Кодексом», однако заявитель не включается в определение «иных участников процесса», закрепленных в гл. 7 УПК, куда входят свидетель и его адвокат, эксперт, специалист, переводчик и понятой.

«Статья 174 УПК стала практически единственной, где упомянуты права заявителей: право на обжалование решения по результатам проверки, право получить копию такого решения и право ознакомления с материалами проверки по заявлению или сообщению о преступлении.

На деле это означает неурегулированность основных прав заявителя, в том числе в УПК не указано на право участия в процессе обжалования решения по результатам проверки, а также при ознакомлении с материалами проверки по желанию заявителя профессионального юриста в каком-либо статусе (по аналогии с адвокатом свидетеля или представителем потерпевшего)», - отмечает в своем обращении Павел Сапелко.

По его мнению, в существующем законодательстве права заявителя защищены даже меньше, чем права, например, свидетеля - процессуально нейтрального участника уголовного процесса, не имеющего и не отстаивающего свои интересы, при том, что ст. 20 УПК гарантирует равенство граждан перед законом и равенство защиты их прав и законных интересов.

Право на юридическую помощь – не единственное, которого лишен заявитель: он не перечислен среди лиц, которые могут заявить отвод следователю и лицу, производящему дознание; он не вправе заявлять ходатайства; он, будучи несовершеннолетним, не вправе иметь законного представителя.

И хотя, заявителю доступно обжалование действий и решений органа, ведущего уголовный процесс (ст. 138 УПК), его права при рассмотрении дела судом также не определены.  

«Это порождает на практике вопросы, например, о возможности ознакомления с материалами, представленными участниками процесса, и материалами проверки непосредственно в суде.

А возможная ссылка на прямое применение конституционной нормы о праве на юридическую помощь не выдержит критики, поскольку, не будучи имплементированной в УПК, реализация права, предоставленного нормой Конституции, в деталях отдается на усмотрение должностному лицу. Такое положение с адвокатом свидетеля, например, было устранено путем изменения УПК», - заключает юрист ПЦ «Весна».

Павел Сапелко пришел к выводу, что отсутствие законодательного урегулирования прав заявителя путем полного и детального перечисления их в УПК порождает правовую неопределенность и является пробелом в законодательном регулировании важного комплекса процессуальных прав. И просил Конституционный суд возбудить производство по делу об устранении в УПК пробелов, исключении в нем коллизий и правовой неопределенности по изложенным в обращении фактам.

Также юрист обратился и в Палату Представителей Национального собрания с информированием о своем обращении в Конституционный суд и просьбой принять решение Палатой представителей о направлении в Конституционный Суд своего предложения о проверке конституционности нормативного правового акта – уголовно-процессуального кодекса.

Однако, ни Конституционный суд, ни Палата представителей заниматься вопросом урегулирования прав заявителя не собираются.

Так, в Палате представителей обращение рассматривали в Постоянной комиссии по национальной безопасности совместно с главным правовым управлением Секретариата, но до сути обращения так и не добрались, сославшись на формальное несоответствие его требованию ч. 5 ст. 27 Закона «О конституционном судопроизводстве», согласно которой «к инициативному обращению в обязательном порядке должна быть приложена копия решения государственного органа или копия постановления суда общей юрисдикции, в которых применен нормативный правовой акт, конституционность которого вызывает сомнение».

Конституционный суд же не выявил в соответствующих нормах УПК дефектов правового регулирования, имеющих конституционно-правовое значение.  

«В связи с этим оснований для возбуждения Конституционным Судом в соответствии со ст. 158 Закона «О конституционном судопроизводстве» производства по делу об устранении в УПК пробелов, исключений в нем коллизий и правовой неопределенности не имеется», - отмечается в ответе за подписью заместитель Председателя Конституционного суда Натальи Карпович.

Правозащитнику предложили решать, поставленные им в обращении вопросы, при дальнейшем совершенствовании уголовно-процессуального законодательства, а также указали на право направить свои предложения субъектам, обладающим правом законодательной инициативы: Президенту, депутатам Палаты представителей Национального собрания, Совету Республики Национального собрания, Совету министров, а также гражданам, обладающим избирательным правом, в количестве не менее 50 тысяч человек.

Последние новости

Партнёрство

Членство