Суд по "делу профсоюзов": прокурор просит по 5 лет "домашней химии". Приговор - через неделю Фото Дополнено

2018 2018-08-17T08:25:23+0300 2018-08-24T07:49:51+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/prafsajyz-sud-17-08--1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Суд по "делу профсоюзов" 15 августа. Фото: ПЦ "Вясна".

Суд по "делу профсоюзов" 15 августа. Фото: ПЦ "Вясна".

В суде Советского района Минска 17 августа продолжается рассмотрение уголовного дела под номером 17081100001 председателя Белорусского независимого профсоюза работников радиоэлектронной промышленности (РЭП) Геннадия Федынича и главного бухгалтера профсоюза РЭП Игоря Комлика. Им предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 243 Уголовного кодекса Республики Беларусь (уклонение от уплаты сумм налогов, сборов в особо крупном размере). Процесс ведет судья Марина Федорова.

Мониторинг судебного заседания осуществляют правозащитники и наблюдатели от профсоюзных организаций.

На прошлом судебном заседании 15 августа выяснилось, что телефонные разговоры обвиняемых прослушивались даже во время судебного процесса. По этому поводу Геннадий Федынич заявил в суде, что прослушка добыта с нарушением закона и не имеет никакой силы.

Подробнее о том, что происходило на суде в первый день

Подробнее о том, что происходило на суде во второй день.

Суд по "делу профсоюзов": допрос свидетелей и прослушка телефонов. 

Суд по "делу профсоюзов": что не сказал сотрудник ДФР?

Суд по "делу профсоюзов": неубедительная доказательная база и полтома анонимок 

Суд по "делу профсоюзов": что услышим в понедельник? 

Суд по "делу профсоюзов": официальные запросы Литве, Швеции, Дании

Суд по "делу профсоюзов": повторный вызов свидетелей и таинственный буран

Суд по "делу профсоюзов": допрос Геннадия Федынича и Игоря Комлика

Прокурор по "делу профсоюзов": "Взыскать с Федынича и Комлика 22 867.10 рублей"

Суд по "делу профсоюзов": судья берет тайм-аут

"Дело профсоюзов": продолжение прослушки и результаты прокурорской проверки 

Алесь Беляцкий, Борис Бухель и Игорь Комлик во время судебного процесса по
Алесь Беляцкий, Борис Бухель и Игорь Комлик во время судебного процесса по "делу профсоюзов". Фото: ПЦ "Вясна".

Судебное заседание начинается в 9 часов утра. Перед началом суда появилась, как и на предыдущем заседании, съемочная группа 1 канала Белорусского телевидения.

На суд пришло более 30 человек. Среди них - заместитель главы отдела политики и прессы Прадставнтцтва ЕС в Беларуси Рената Врубель, правозащитники Алесь Беляцкий, Валерий Шчукин, Василий Завадский, профсоюзные активисты.

Геннадий Федынич и Игорь Комлик попросили ознакомиться с материалами оперативно-розыскной деятельности (ОРД).

Адвокат Мацкевич также делает ряд просьб, в частности, о происхождении почтового ящика Комлика и т.д. Просит легализовать ряд материалов оперативно-розыскной деятельности и присоединения их к делу.

Прокурорка против, объем легализованных материалов достаточен, говорит она.

Суд постановил ходатайства Федынича и Мацкевич оставить без удовлетворения.

Адвокат просит приобщить к делу характеристику на Федынича от профсоюза IndustriALL.

Адвокат Мацкевич также просит приобщить копию ордера на квартиру Федынича датой 20.03.1995 г., а также копию регистрационного свидетельства на собственность помещения профсоюза РЭП от 11 03 1998.

Еще присоединить справку из налоговой инспекции по доходам и расходам его тещи за 10 лет. В ходе проверки превышения доходов над расходами не установлено.

Ходатайство от Федынича насчет телефонных разговоров.

"Велком заявил, что никто к ним не обращался за выпиской. Взяли сами. Обвинение говорило, что с Герасименко насчитывалось 177 разговоров, но по факту и по сведениям Велком- 44. Есипович (58), но по факту 24. Ни в июне, ни в июле не осуществлялись такие звонки. Также мы не нашли в материалах дела санкцию прокурора на прослушку. Но нашли повестки свидетелям, что свидетельствует о нарушении порядка их привода ".

Судья приобщила к делу представленные Федыничем распечатки из "Велком".

Заместитель руководителя отдела политики и прессы Представительство ЕС в Беларуси Рената Врубель в суде. Фото: ПЦ
Заместитель руководителя отдела политики и прессы Представительства ЕС в Беларуси Рената Врубель в суде. Фото: ПЦ "Вясна".

Следующее ходатайство Федынича:

"В отношении меня нарушается принцип соревнования сторон защиты и обвинения. Поэтому прошу ознакомить защитников и их с материалами проверки прокуратуры."

Защитник поддерживает ходатайство, так как только сторона защиты не знакомилась с материалами проверки. Также адвокат считает, что осталось много нерешенных вопросов к представителям УДФР. Перечислила около десятка вопросов.

"Я прошу направить в УДФР запрос о легализации некоторых документов об оперативно-розыскной деятельности".

Обвинение против, так как считает, что "другие материалы дела недоступны для защиты, поскольку находятся в деле оперативного учета". Отказать !.

Защитник также просит приобщить к материалам дела следующие документы: выписку из медицинской карты. (Не зачитали, по причине врачебной тайны); результаты камеральной проверки.

Вторая защитник заявляет ходатайство о том, чтобы вызвали в суд в качестве свидетелей понятых, присутствовавших при обыске в офисе РЭП, что происходил 2 августа при Герасименко.  Фамилии - Марина Буйнич и Анна Валаханович, поскольку понятые во время обыска не присутствовали в помещении, а были в коридоре.

Ходатайство о медицинских документах о здоровье Комлика. Суд ходатайство о документах удовлетворил, о вызове свидетелей отклонил. Комлик возражает.

Пракурорка ходатайствует о приобщении документов на тещу Федынича о договоре купли земельного участка в деревне. Судья удовлетворила. Прокурор ходатайствует допросить свидетелей, которые продали этот участок Федынич говорит, что этот акт купли продажи не имеет отношения к уголовному делу и вызов свидетелей не имеет смысла. 

Прокурор Вадим Казей приступил к допросу свидетеля Елены Мелешкиной о передаче и покупки земельного участка.

Прокурор спрашивает об обстоятельствах получения этого участка:

"Зачем Вы переоформляли этот участок на Федынича? В каких целях?"

"Чтобы избавиться от него. Мне он не нужен был вовсе. Кажется, через генеральную доверенность в нотариальной конторе оформила. Это было в 90-х годах ... Это было давно уже. Я не помню."

Пракурорка продолжает допрос: "Почему именно Федынич был инициатором получения этого участка?"

Люди в зале смеются.

Прокурорка просит предъявить свидетелю договор купли-продажи земельного участка 23 августа 2006 года. Свидетель изучает документ, но ничего объяснить не может. Не знает об этом договоре. Говорит, что муж с Федыничем ранее работал в Мингорсовете, поэтому они имели какие-то контакты.

Прокурорка:

"Так Вы никакого отношения к этому документу не имеете? Здесь указано, что Федынич от Вашего имени продал участок Борисевич [теща Федынича. Ред.]. Вы знаете Борисевич?"

Свидетель говорит, что ничего не знает. Но не исключает, что вопросами переоформления мог заниматься ее муж.

На вопросы защиты Мелешкина свидетельствует, что путем генеральной доверенности она полностью отказалась от всех прав на участок. Вновь повторяет, что для нее главное избавиться от надела.

"Мне было без разницы, кому передать этот участок. Будь то Геннадий Федорович, будь то кто-то другой".

 Суд по

Следующий свидетель - Виктор Боянов. Также имеет участок в Суходолах, знакомый с Федыничем. Объясняет, что в списках членов кооператива в Суходолах значится фамилия Борисевич.

Прокурор спрашивает о платежниках кооператива. Свидетель говорит, что никогда от Федынича не поступали платежи. Фигурировала фамилия Борисевич.

Далее рассказывает, что дом Борисевич находится в конце деревни, а его в начале, поэтому не видел строительных работ.

"Однажды я сопровождал представителя газовой службы по деревне. И вопрос о газовой инфраструктуре около его дома и участка (не на самом участке) решали с Федыничем", - поясняет свидетель.

Пракурорка спрашивает, кто находился в тот момент на участке. Говорит, что была какая-то женщина. Пракурорка просит описать ее.

"Женщине 50-60, со светлыми волосами, особых примет не помню".

Комлик:

"Это затягивание процесса! Я уже скорее хочу сказать последнее слово! Это нормально, что дети помогают своим престарелым родителям».

Защитник задает вопросы. Свидетель ранее сказал, что на собраниях кооператива присутствовал Федынич. Но на вопросы защитника объяснять, что это нормальная практика, что на таких собраниях присутствуют друзья семьи.

Прокурорка заявила ходатайство, что на основании допросов Мелешкина и Боянова 16 августа 2018 года были получены результаты оперативно-поисковой деятельности. Защитник процитировала обвинение, что все материалы ОРД уже легализованы и приобщены к материалам дела.

Прокурор Казей заявляет ходатайство приобщить к материалам дела протоколы допроса УДФР от 16 августа 2018 г. Секерина и Александра Дюбы. Это касается наличия в Федынича земельных участков и капитальной постройки. Защитники говорят, что им нужно ознакомиться.

Комлик возмущается, считает, что во время суда проводить дополнительно оперативно-поисковые действия, неправильно.

Прокурор зачитывает показания соседа Дюбы. Секерин участвовал в строительной бригаде, давал консультации Федыничу о фасадных работах в Суходолах, а также оценивал результаты работы. Секерин объясняет, что посещал участок несколько раз. Один раз помнит, что на участке находилось несколько людей. Защитник против этого ходатайства. Она цитирует ст. 16 Закона об оперативно-розыскной деятельности. Там перечислен перечень оснований, среди которых нет этой ситуации. Представление данных документов является незаконным, потому что нарушен принцип состязательности, поскольку обвинение использует такой ресурс, как ОВД, защита такого ресурса не имеет. Идет жаркий спор между сторонами.

Пракурорка сказала, что основанием для проведения оперативно-поисковой деятельности является статья 16, но норма "другие". Федынич высказывается о целесообразности вызвать и допросить Дзюба, так как "легализовать вдогонку" допросы свидетелей неправильно.

Судья удовлетворила ходатайство. Судебное следствие объявляется закрытым! Хотя и не вызывали некоторых свидетелей (судья перечислила их фамилии). Но все стороны согласились.
Объявляется перерыв на 30 минут.

Суд по

С подслушанного в коридоре суда разговора:

Предположительно председатель Совета ветеранов Фрунзенского района Минска пришел на суд (видимо, его отправили, чтобы потом он дал интервью БТ и высказал свою точку зрения на ситуацию). Ходит возмущается в коридоре, "что здесь обсуждаются какие-то дачи, и это все не серьезно, здесь вообще не о уклонение от налогов, и поэтому я не буду давать интервью на тему дачи".

Он долго разговаривал с кем-то по телефону (видимо с журналисткой), а потом согласился: "Ну хорошо, что мне нужно было сказать?"

После перерыва начинаются прения сторон. Начинает сторона обвинения, потом защитник Федынича и защитник Комлика.

Прокурорка:

"Высокий суд," хочу обратить внимание, что на скамье подсудимых сидят не профсоюзные работники, а только функционеры, которые живут по принципу "чтобы у меня все было, и ничего за это не было".

Зачитывает предъявленное обвинение со ссылками на нормы законодательства. Говорит, что использовали лиц, которые были несведущи о преступности действий (о тех, кто перевозил деньги). Помощь не регистрировали в Департаменте гуманитарной помощи Администрации президента.

Уклонялись от уплаты налогов, что выразилось в умышленном искажении данных в учете, сокрытие налоговой базы ... Выписка из банка SEB признана достоверной и допустимой.  Указанные средства снимались Комликjv, что подтверждается, в том числе, показаниями свидетелей.

"Обвиняемые в зале суда вину отрицали. А также указали на подделку документов, но их вина подтверждается собранными по делу доказательствами. 2 августа 2017 года по адресу Кульман, 4 был обнаружен банковский ключ, что полностью опровергает позицию обвиняемых, что они ничего не знают об открытом счете в литовском банке. Найдена на электронной почте профсоюза РЭП информация от банка SEB подтверждает, что профсоюз являлся клиентом банка"

В основу обвинения положены показания свидетелей Щукина, Заприварина. Они свидетельствовали о проектах с зарубежными профсоюзами, с 3F.

Заприварина представляла отчетность Федыничу, где показывала работу по проекту 3F, о семинарах, о выигранных делах, за что получала зарплату. Также она указала на переписку с представителем иностранного профсоюза (Дании). Факт сотрудничества и получение денежных средств со шведским профсоюзом подтверждается показаниями Потаповой, а также письменными доказательствами.

Прокурорка:

"Таким образом, доказательствами установлен факт сотрудничества с профсоюзами зарубежных государств, от которых поступали денежные средства.  Факт перевозки денег через литовскую границу подтверждается показаниями Запривариной, Щукиным, Герасименко, Артемчик, Потаповой".

Прокурорка ссылается на их показания в части, где указывается о компенсации проездов и семинаров.

"Высокий суд, акцентирую Ваше внимание, что компенсация за проезд составляет 15-20 евро, в то время, как лица перевозили суммы, намного превышающие это".

Ссылается на показания Герасименко, данные во время следствия. Говорит, что психологическое давление, о чем свидетельствовал этот свидетель, как и другие свидетели, в суде, не нашли своего подтверждения в ходе проверки прокуратурой г. Минска. В возбуждении уголовного дела отказано по этому факту. Поэтому показания свидетеля Герасименко, данные во время следствия, следует признать действительными и допустимыми. То же самое и в отношении показаний Щукина.

Прокурорка показывает, что противоправная деятельность обвиняемых продолжалось вплоть до 2 августа 2017 г.

 Суд по

Далее о показаниях Гринцевич и Есипенок. Опять ссылается на прокурорскую проверку по факту психологического давления сотрудников УДФР. Говорит, что показания были изменены только в зале судебного заседания после многочисленных контактов с обвиняемыми и другими заинтересованными лицами. Предполагает, что все показания свидетелей, данные во время следствия, нужно класть в основу обвинения.

Упомянула также то, что профсоюз РЭП призвал отказаться от своих показаний, и о инструкции "как давать показания".

"Точно установлено, что регулярно поступали денежные средства от датского и шведского профсоюза. Таким образом, доказательствами установлен факт сотрудничества с профсоюзами зарубежных государств, от которых поступали денежные средства".

Говорит, что полученные суммы можно расценивать как иностранную безвозмездную помощь.

Поскольку обвиняемые осознавали преступность своих действий и это подтверждается найденными во время обысков в офисе профсоюза РЭП тайниками, пракурорка просит: наказать Федынича и Комлик ограничением свободы без направления на 5 лет с конфискацией имущества и запретом занимать руководящие должности на 5 лет.

Комлику засчитать в срок отбывания наказания пребывание в СИЗО. Меру пресечения (подписка о невыезде) оставить прежними.
Дом в Суходолах прокурорка просит считать собственностью Федынича, ссылаясь на показания сегодня опрошенных свидетелей.
Арестованное имущество просит оставить под арестом, так как конфискация имущества.  Просит освободить от ареста квартиру Федынича, потому что там живет его семья.

Адвокатка Наталья Мацкевич:

"Когда я пришла в первый раз по этому делу в здание суда, у меня спросили: "Вы по делу профсоюза? Это очень показательно. Как и то, что на каждом заседании присутствуют десятки профсюзников, представителей общественных организаций и международных наблюдателей. Это значит, что обвинение касается не только Федынича и Комлика, а всего профсоюза ...  Практика применения ст 243 в отношении коммерческих организаций нам известна, но здесь другое.."

Зачитывает нормы Международного пакта о гражданских и политических правах, касающихся общественных организаций и свободы ассоциаций.

"Нормы международных договоров имеют слабую практику применения национальными органами. Отсутствие нормальных правовых условий не означает, что граждане должны отказываться от своих прав или пользоваться ими ограничено или маргинально".

Говорит, что государство не имеет права вмешиваться в деятельность общественных организаций.

"Конечно, не существует полного иммунитета для руководителей общественных организаций. Но тут идет о нарушении права на объединение, то должен приниматься повышенный стандарт".

Обвинение кажется неопределенным и неясным: есть вопросы:
1. Каким образом Федынич, находясь на территории Беларуси, открыл счет в литовском банке?
2. Обвинение не содержит описания состава преступления.

"Ни пересечение границы, ни перевозка денег не является преступлением. Преступление по ст 343 УК: только сокрытие налоговой базы. Однако обвинение в подтверждение этого факта только представила сомнительных свидетелей, что объяснила в пользу обвинения".

Адвокат указывает на несоответствие вменяемого периода и рассмотренного в суде. Говорит, что в обвинении не указано как Федынич открыл счет и вообще "обвинение не содержит в себе состава преступления. Ни открытие счета, ни снятие средств, ни перемещение денег, ни получение иностранной помощи не являются преступлениями. Преступлением является невыплата налога".

Но по нормам законодательства, если даже бы прибыль и был, то они должны были уплатить налог только в марте 2012г.

"Поэтому защита полагает, что обвинение не основанное на законе", - заявляет адвокат.

Самое сложное в Декрете то, что безвозмездная гуманитарная помощь может быть зарегистрирована в Департаменте гуманитарной помощи только тогда, когда такая помощь получена для целей Декрета (устранение последствий АЭС, восстановление историко-культурных ценностей, например). Уставная деятельность профсоюза (защита прав человека) там вообще не указана!

Если есть другие цели, то нужно согласовывать с Президентом, что делает получение безвозмездной помощи невозможным.

"Поэтому необходимо применять ту норму, которая соответствует международным обязательствам государства".

Далее защита переходит к анализу хода следствия и изученных доказательств.

"Нужно иметь большую фантазию, чтобы связать переговоры с совершением преступления".

Также указывает на незаконную прослушку:

"Доказательства являются недопустимыми, когда они были получены с нарушением закона. А санкция была дана спустя несколько дней после начала прослушки".

Также переговоры и прослушка за 2017 г. вообще не имеют никакого отношения к рассматриваемому периоду.
О почтовом ящике, с которым работали секретари:

"Материалы скопированы на диски, но дознаватель Дмитриев говорит, что распечатал письма, а не переписывал их на диск и приложил к делу с пометкой «не секретно", но позже этих распечаток в деле уже не было, остался только диск".

"Обвинение указывало на клиентскую переписку SEB-банка. Однако на электронной почте были только письма банка, что нельзя утверждать о переписке", - говорит адвокат. - То, что называют клиентской перепиской РЭП, это просто письма на английском и литовском языках, но переводились ли они ио чем они - мы не знаем. И о выписке то же самое: "она на литовском и кроме слова Балторуссия мы там ничего не можем связать с профсоюзом РЭП".

О выписке из банка:

"Такие документы могут быть получены только в порядке правовой помощи между Республикой Беларусь и Литовской Республикой. Должны быть переведены на русский язык соответствующим путем. Однако ответов на официальные запросы от правоохранительных органов Беларуси от Литвы получено не было. Литовский прокурор никак это не аргументировал. Других доказательств открытия счета в литовском банке не получено."

Из свидетелей только Заприварина дала сомнительные показания, но их недостаточно для того, чтобы считать, что счет был открыт в литовском банке.

"Стандартом справедливого суда не соответствует то, что показаниям данным в УДФР обвинение придает больше значения, чем свидетельствам данным нам здесь в свободной обстановке в присутствии обвинения и защиты", - говорит адвокат.


Объявлен перерыв до 14-00.

Руководитель гомельского отделения ПЦ
Руководитель гомельского отделения ПЦ "Вясна" Андрей Стрижак. Фото: ПЦ "Вясна".

После перерыва продолжает свою речь защитник Фядынича Наталья Мацкевич. Говорит, что нельзя относиться к палиэмернага носителя, как к доказательству.

"Предпринимались "творческие", я бы сказала, попытки по увеличению доказательной базой. Например, дали Федыничу в марте выехать из Республики Беларусь. Однако это не помогло", - заявляет адвокат.

В материалах дела имеется диск с 102 файла, записаннаго с жёсткой диске, который остался в материалах ОРД. Однако отсутствует протокол об оперативно-розыскных мероприятиях. Кто? Когда?

Мацкевич также отмечает:

"Письма в материалах дела имеются только переведенные на русский язык с помощью гугл- переводчика. Что мешало, если они имеют значение, сделать их скриншот (на какой адрес и какое их настоящее содержание?) Почему не представлен оригинал? Однако мы даже не знаем, кто осуществлял перевод документов, так называемых писем, в формат Ворд, который позволяет внести любые изменения в любой момент. А также не знаем, кто записывал эти Ворд документы на диск".

Дмитриев был допрошен невизуально, что по мнению защиты, нарушает нормы УПК. Ссылался на данные ОВД, которые не были легализованы в материалах дела.

Адвокат говорит, что в УПК не сказано, что следователь может давать поручения УДФР по письмам. Это ни поручение, ни другое оперативно-розыскное мероприятие. Следователь, обращаясь в УДФР, ни сослался ни на одну правовую норму. Сотрудник УДФР Петровский составил справку-расчет, т.е определяющий документ по уголовному делу. Петровский произвел практически оценку доказательств, выбирая только один протокол допроса. Также руководствовался не той редакцией Налогового кодекса. Вообще он не уполномочен был осуществлять такой расчет.

"Обвинение сыпется как песок, оно не доказано".

Адвокат обращает внимание на незаконность наложения ареста на имущество. В частности на дом Борисевич.

Просит оправдать Геннадия Федынича.

 Суд по

Адвокат Людмила Козак:

"Дальнейшее существование и деятельность профсоюза РЭП находится под угрозой. Обвинение ее руководителей - один из способов достижения этой цели".

Подчеркивает важную роль профсоюза в демократическом государстве.

"Профсоюз собрал большое количество подписей против Декрета № 3, участвовал в Марше нетунеядцев. Уголовное преследование связано с гражданской активной позицией организации."

Цитирует заявления международных организаций в части, что это уголовное дело политически мотивировано. Также говорит, что это уголовное дело дискредитирует профсоюз и лидеров профсоюза.

В обвинении отствуют нарушенные нормы налогового законодательства, действующие на день совершения преступления. Ссылается на нормы. Упоминает ст. 22 Международного Пакта о политических и гражданских правах, где говорится о свободе ассоциаций.

Также обосновывает правомерность получения иностранной безвозмездной помощи.

Ранее действующий декрет 24, а теперь декрет 5 (ничего не изменил) говорит, что профсоюз подлежит ликвидации в случае нарушения норм о профсоюзе. По мнению защитника, он не должен применяться.

Также адвокат ставит вопрос о законности возбуждения уголовного дела.

Людмила Казак анализирует доказательства на предмет их законности (мероприятия ОВД). Обращает внимание, что на многие вопросы не был получен ответ, например, по поводу электронного ящика.

"Когда он была создан, почему не установили личность, которая отправляла письма, какой его IP-адрес, кому он на самом деле принадлежал?".

Говорит, что недопустимо предъявлять перевод, который был осуществлен с помощью гугл-переводчика или вообще неизвестно кем он был сделан. Должен быть представлен только официальный перевод, с предупреждением переводчика об уголовной ответственности.

Адвокат анализирует показания свидетелей. Факт оказания давления свидетель Герасименко подтвердила. Хотя и было возбуждено уголовное дело по факту оказания дознавателями психологического давления, нет оснований им не доверять, поскольку факты согласуются с другими доказательствами. Приглашение свидетелей на полиграф также является своеобразным давлением.

Защитник говорит, что для оценки показаний свидетеля Юхновец, надо показывать, что она была привлечена к административной ответственности за занятие проституцией.

"В протоколах прослушивания телефоннных разговоров отражены не все разговоры. Это не доказательства, а комментарии. Например, положенные в основу обвинения телефонные разговоры о погоде, о встрече", - отмечает Козак. - Так какие неоспоримые факты установлены материалами дела? Тот факт, что у профсоюза имеются совместные проекты с зарубежными профсоюзами, что соответствует нормам национального законодательства и международным документам. Также, что профсоюз осуществлял свою уставную деятельность».

Просит вынести оправдательный приговор и освободить имущество от ареста, а также представить право на возмещение ущерба.

Реплика прокурорки:

"Сторона защиты правильно отметил о свободе ассоциации, однако процедура получения ресурсов должна осуществляться в соответствии с действующим законодательством".

Говорит, что адвокаты слишком широко трактовали нормы законодательства.

"Таким образом, Высокий Суд, я думаю, что стороной обвинения предоставлены доказательства в полной мере, подтверждающих обвинение", - резюмирует обвинитель.

Адвокат Наталья Мацкевич отвечает:

"Поскольку мы обучались по программе Международного права, может недостаточно, чтобы оперировать нормами международных документов. Если Беларусь взяла на себя обязательства по их выполнению, то надо как-то вникать. Я говорила, что наряду с нормами национального законодательства, нужно применять и нормы международного права" .

"Я полагаю, если быть серьезными юристами, то превышение доходов над расходами устанавливается не свободными рассуждениями, а специальной проверкой налоговых органов. А такой проверки не было сделано", - говорит защитник

Судья дала последнее слово обвиняемым. Сразу Федыничу, но он попросил сразу предоставить его Комлику. Судья согласилась. Комлик зачитывает свою подготовленную речь.

Комлик обращает внимание, что государственные чиновники не раз нарушали международные нормы. Снова о комиссии МОТ.

"Может вас утомило все то, что я сказал до этого, но это свидетельствует о том, что данного уголовного дела вообще не должно было быть", - говорит он.

Говорит о том, что ни один свидетель на суде не сказал, что, мол, "открыл конверт, а там лежали евро. Может там бумажка лежали? Как та Юхновец свидетельствовала, что перевозила по 500, но на фотографиях 200 евро, да и то размытые, на них даже не видно номеров!"

"Или тот же Дмитриев, который побоялся прийти сюда. Мне в СИЗО говорили: «не будешь говорить, пойдешь первым номером!" Да, я считаю это давлением! Я отказался, но это даже никак не оформили. Или стороне обвинению неизвестно, что должно оформляться соответствующим документом? Вот цена показаний ваших свидетелей, того же ДФР! ...

"Когда-то в детстве я мечтал быть милиционером, а теперь я остерегаюсь своей мечты" - заявляет Комлик

Рассказывает о Декрете о тунеядцах и помощи людям, о неудачном  управлении экономикой.

Геннадий Федынич:

"Высокий Суд, можно быть готовым к любому приговору, но не к подлости. Люди все видят и люди выйдут!"

Геннадий Федынич: "Мои корыстные мотивы они ищут в Суходолах! В Дроздах ищите!"

"Высокий Суд, можно быть готовым к любому приговору, но не к подлости. Люди все видят и люди выйдут! ... Этот ящик электронных ... Да знаете ли вы кто ее создал !!! И это дело пойдет дальше ..." , - заявляет Федынич. - Мои корыстные мотивы они ищут в Суходолах! В Дроздах ищите! Страшно, что это дело политическое! Политики ее открыли, политики ее и закроют".

Зачитывает строки стихотворения: "А хочется Беларуси настоящей, чтобы напоследок ей в глаза посмотреть ..."

Приговор будет оглашен 24 августа в 12 часов.


Геннадий Федынич был задержан 2 августа 2017 года. На его квартире и по месту работы прошли обыски, изъяты носители информации, документы. На офис организации наложен арест. Позже Федынич был отпущен под подписку о невыезде за пределы страны.

Уголовное дело также возбуждено в отношении Игоря Комлика, главного бухгалтера профсоюза РЭП. Сотрудники Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь провели обыски дома у Игоря Комлика, Геннадия Федынича и Натальи Пичужкинай, а также в офисе профсоюза РЭП и центральном офисе Белорусского независимого профсоюза в Солигорске. Изъяты компьютерная техника и финансовые документы.

По официальной информации Комитета государственного контроля Республики Беларусь в ходе проверки в рамках возбужденного уголовного дела установлено, что «председатель и главный бухгалтер профсоюзной организации с целью личного обогащения открыли от имени профсоюза счета в иностранных банках, на которые постоянно поступали крупные суммы денежных средств».

Игорь Комлик содержался под стражей с 2 ​​августа 2017 года по 2 октября 2017 года. Его также освободили из СИЗО под подписку о невыезде.

По информации, которую распространил Следственный комитет, Геннадий Федынич и Игорь Комлик имели счет в Литве, в 2011 году от нерезидентов Беларуси на него поступали деньги в иностранной валюте общим размером 140 тысяч евро.

По расчету Департамента финансовых расследований Комитета госконтроля, сумма неуплаченных налогов составила 22867,1 рубля.

Геннадию Федыничу и Игорю Комлику грозит ограничение свободы на срок до 5 лет или лишение свободы на срок от 3 до 7 лет с возможной конфискацией имущества.

Что известно по делу "профсоюзов"?

  • Следствие длилось почти год. Его продолжали несколько раз: 13 декабря 2017 года, 2 февраля и 2 мая 2018 года. Менялся и увеличивался состав следственной группы.
  • За это время были допрошены более 800 членов независимого профсоюза РЭП.
  • Уголовное дело насчитывает 11 томов.
  • 8 мая Геннадию Федыничу и Игорю Комлик предъявлено окончательное обвинение в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере (часть 2 статьи 243 Уголовного кодекса РБ).

В поддержку лидеров профсоюза РЭП выступили с совместным заявлением ряд белорусских правозащитных организаций, Белорусский конгресс демократических профсоюзов, другие международные и национальные организации.

Следует отметить, что аналогичное уголовное дело было возбуждено в 2011 году в отношении председателя Правозащитного центра "Весна" Алеся Беляцкого, что однозначно было расценено правозащитным и международным сообществом как преследование за его многолетнюю правозащитную деятельность.

Последние новости

Партнёрство

Членство