Через физику и философию - к защите прав человека (часть 2) Фото

2018 2018-05-07T17:38:28+0300 2018-05-08T14:53:54+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/procka-2.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Мы съездили в деревню около Смолевич, чтобы поговорить с известной правозащитницей Татьяной Протько о том, как она пришла к защите прав человека, как основалась известная общественная организация БХК, с какими сложностями сталкивались правозащитники в начале 2000-х, и решением каких проблем занималось гражданское общество во времена становления независимой Беларуси.

Виктор Каменков: "Вас не посадят"

—  Предварительное расследование по уголовному делу против нас было прекращено. Но, несмотря на это, в декабре 2004 года президиум Высшего хозяйственного суда принял постановление, согласно которому мы все-таки должны были уплатить налоги и штраф в сумме эквивалентной 75 000 долларов за грант, официально полученный от Евросоюза в рамках программы ТАСІС. По межгосударственной договоренности мы за него ничего платить не должны были. В БХК была изъята офисная техника, наш счет арестовали. И я оказалась просто в подвешенном состоянии. Потому что не сегодня, так завтра могли опять возбудить уголовное дело. Я тогда долго возмущалась в суде, а председателю Высшего хозяйственного суда Виктору Каменкову публично сказала, что эта вся ситуация напоминает 37-й год, на что он ответил односложно: "Вас не посадят".

И на самом деле, это дело затихло, уголовное дело не возбудили. Но время от времени оно дает о себе знать Так, например, недавно пришло письмо с налоговой г. Смолевич, в котором меня опять приглашают на разговоры по поводу "займов" БХК.

"А привлекайте к ответственности! Это будет лучший результат по нашему докладу по мониторингу суда"

БХК является начинателем многих правозащитных кампаний, которые активно проводятся и по сей день. Так, например, компания "Правозащитники за свободные выборы" проводится теперь каждые выборы совместно с ПЦ «Весна». Но попросив Татьяну Сергеевну вспомнить победы в своей правозащитной деятельности, то почему-то ей вспоминается в первую очередь то, что не сделано.

— Мы, например, осуществляли мониторинг условий содержания осужденных колоний и тюрем. Посещали камеры, где содержатся люди, осужденные к смертной казни, к пожизненному заключению в Жодинской тюрьме, изучали их дела. Такой мониторинг был естественным, потому что так были заявлены цели деятельности организации. БХК проводил совместные семинары с руководством и сотрудниками колоний. Активно использовали обмен опытом, например с системой исполнения наказаний в Дании.
Самое полезное, что мы делали — это мониторинг суда. Особенностью нашего мониторинга было то, что мы, кроме всего, работали непосредственно с судьями. У нас были показательные суды, и, можно сказать, судьи высокого класса.
БХК проводил интересные интерактивные семинары — публичные суды, куда приходили судьи, прокуроры, адвокаты, юристы.

Например, проводили такой семинар по первому делу граффитистов Алексею Шидловскому и Вадиму Лабковичу. Им назначили наказания, связанные с лишением свободы. На семинар пригласили иностранных юристов: датских, норвежских и других. Тогда иностранцы, мягко говоря, удивились такому приговору. Они вообще не видели состава преступления в этом деле, максимум - административку...

А однажды мы отправили наш отчет Верховному суду. Вызвали меня тогда и сказали, что привлекут к ответственности за оскорбление суда. А я им: "Привлекайте! Это будет лучший результат по нашему докладу по мониторингу суда. Давайте будем спорить в суде, как мы обидели судью, констатировав, что она вынесла такой приговор". Конечно, на этих словах все и закончилось.

Международная конференция ООН в Ялте, посвященная 50-летию Всеобщей декларации прав человека. Сентябрь, 1998 г. Из личного архива Татьяны Протько
Международная конференция ООН в Ялте, посвященная 50-летию Всеобщей декларации прав человека. Сентябрь, 1998 г. Из личного архива Татьяны Протько

"У нас же бумажное бюрократическое государство. Власть не знает, что делать, если есть бумага"

— Очень важным было наладить систему наблюдения во время выборов. Мы тогда одни из первых начали практику общественных наблюдений за выборами в Беларуси. Люди очень ответственно отнеслись к этому. В начале власть также ответственно восприняла эту инициативу. Теперь уже государство перехватило идею и само выставляет наблюдателей, например, с контролируемых объединений ветеранов, Красного Креста, БРСМ. Выборы, благодаря институту независимого общественного наблюдения, стали уже не такими кулуарными.

Первое удостоверение наблюдателя мы сделали в 1995 году. Мы тогда специально ставили на них большую печать. У нас же бумажное бюрократическое государство. Власть не знает, что делать, если есть бумага. А я изучала бюрократизм в советском государстве, и поэтому хорошо знаю роль бумаги: есть бумага - есть проблема, нет бумаги - нет проблемы.

"... чтобы люди помнили, если сегодня их проблемы не решились, то они могут решиться завтра"

— Члены БХК занимались реабилитацией белорусской писательницы Ларисы Гениюш. Юридической частью занимался известный юрист Гарри Погоняйло. С КГБ нам представили ее личное дело.

Мы доказали, что в уголовном кодексе нет даже таких статей, по которым ее наказали. Она не могла быть преступницей. В то время даже сотрудники КГБ нам помогали и говорили, что мы должны победить. На таких основаниях они реабилитировали других людей, и здесь были все основания для этого.

Свое заключение мы отправили в КГБ, прокуратуру и к Лукашенко. Когда она дошла до президента, то все остановилось. В КГБ нам показали, что он расписался на нашем деле, но при этом не согласовал, и не запретил. Так оно и осталось в подвешенном состоянии. Теперь знаю, как нужно было поступить: организовать общественную пиар-кампанию, приобщить журналистов. Сделали бы общественное давление, дело качнулось - и все получилось бы. Это важный вопрос для национального развития. Нужно, чтобы люди помнили, что если сегодня их проблемы не решились, то они могут решиться завтра.

Материалы дела по реабилитации белорусской писательницы Л. Гениюш
Материалы дела по реабилитации белорусской писательницы Л. Гениюш. Из личного архива Татьяны Протько

"БХК выдал первое пособие по правам человека для школьников"

Раньше не было таких информационных ресурсов, которыми мы пользуемся ежедневно для передачи информации обществу: сайты, соцсети. Поэтому БХК использовал все возможные бумажные средства для продвижения ценностей прав человека.

— По инициативе членов БХК в школьную программу Беларуси был введен спецкурс по правам человека. Для таких занятий мы выдали в 2001 г. первую пособие по правам человека для школьников, которое даже   рекомендовано Министерством образования. Мы его раздали в белорусские школьные библиотеки. Очень было сложно получить гриф "Рекомендовано Министерством образования". Благодаря моему соавтор С. Бубену, мы выдали эту книгу, потому что он знал все ходы-выходы в Министерстве образования.

Пособие для школьников
Пособие по правам человека для школьников

В апреле 1996 г. БХК начал выдавать правозащитную газету, которая имела название "Круг". Потом издавали журнал "Человек". В эти издания писали как члены БХК, так другие юристы, например, судьи. В одном из первых номеров мы опубликовали текст Всеобщей Декларации прав человека.

Первый номер правозащитной газеты БХК
Первый номер правозащитной газеты БХК "Круг". Из личного архива Татьяны Протько

"Придет время - и все эти проблемы, на которых мы сосредотачивали внимание перед государством, будут проанализированы"

— Пока я возглавляла БХК я активно отстаивала идею, что без контакта с государством правозащитники эффективно работать не могут. Они могут защищать интересы людей только с помощью государства, так как она, как нарушает права, так и воспроизводит их. БХК этим занималась: мы писали обращения и жалобы в государственные органы. Я как историк знала, что если ты написал обращение, то он останется в документах, так как бюрократия именно так и работает. Придет время - и все эти проблемы, на которых мы сосредотачивали внимание перед государством, будут проанализированы.

"После 95-96 года в Беларуси надо было объединять свои демократические движения, чтобы всеми силами повлиять на власть"

— Белорусское общество было раздроблено на различные движения. Это нормально для демократического общества, но после 95-96 года в Беларуси надо было объединять демократические движения, чтобы всеми силами повлиять на власть.

Именно для этих целей мы разработали Правозащитную конвенцию, которая должна была объединить общественные организации, движения и политические партии Беларуси. Особенностью было то, что к Конвенции мы присоединили профсоюзы. По Конвенции создавался один координирующий орган - Совет Правозащитной Конвенции. Это была структура, которой не нужно было финансирование, и представляла собой механизм для оперативного решения отдельных общественных вопросов. Тогда была важна именно координация деятельности.

Правозащитная Конвенция. Из личного архива Татьяны Протько
Правозащитная Конвенция. Из личного архива Татьяны Протько

Но довести до конца ее так и не удалось, так как параллельно запустили Хартию. Встретились две инициативы, и ни та, ни та не прошли. Когда Карлос Шерман принес мне на подпись Хартию, то под ней уже подписались Быков, Бородулин, Шерман. И я, конечно, уважая их авторитет, тоже ее подписала...

Завершение читайте в третьей части статьи.

Начало: Через физику и философию - к защите прав человека (часть 1)

Партнёрство

Членство