Ситуацию с правами человека власти Беларуси улучшают так, чтобы ничего не менять

2017 2017-11-20T12:43:40+0300 2017-11-20T13:08:25+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/human-rights-all.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Власти смягчили практику применения законодательства, но системных изменений в сфере гражданских и политических свобод в Беларуси не происходит. Конкретные шаги подменяются имитацией. Тему прав человека в диалоге с Западом белорусские чиновники по-прежнему стараются задвинуть подальше. Хотя и не упускают случая козырнуть принятым год назад планом в этой сфере, пишет интернет-издание naviny.by.

В октябре 2016 года в Беларуси был принят первый Межведомственный план по реализации рекомендаций Универсального периодического обзора (УПО) на 2016-2019 годы. Сокращенно его называют национальным планом по правам человека.

И хотя какая-либо деятельность по его выполнению малозаметна, белорусские чиновники не перестают говорить об этом документе как о чем-то новаторском и прорывном.

Фото pixabay.com
Фото pixabay.com

Правозащитники критикуют

Так, министр иностранных дел Владимир Макей в недавнем интервью Financial Times подчеркнул, что наша страна является одним из 40 государств, которые приняли подобные планы в соответствии с рекомендациями УПО ООН. Министр пообещал: «В конце года мы организуем обсуждение со всеми заинтересованными негосударственными организациями, чтобы, скажем так, определить наше текущее положение, выявить, что необходимо сделать в будущем в гуманитарной сфере — в вопросах прав человека, демократии и так далее».

Между тем в резолюции IV Белорусского правозащитного форума, принятой 21 октября в Вильнюсе, акцент сделан на том, что власти не предприняли мер, направленных на системное и качественное улучшение ситуации с правами человека.

В Беларуси, отмечают правозащитники, по-прежнему применяется смертная казнь; основные гражданские и политические права остаются ограниченными на уровне национального законодательства и правоприменительной практики; не создан институт по правам человека, а существующие национальные механизмы по защите прав человека малоэффективны; государство не взаимодействует со структурами гражданского общества и избирательно подходит к выполнению международных обязательств в области прав человека.

При этом Евросоюз планирует выделить 2 млн евро на реализацию национального плана по правам человека в Беларуси. Эта сумма заложена в 10-миллионный бюджет проекта, который ЕС готовится реализовать совместно со структурами ООН. Еще 8 млн евро в рамках этого проекта планируется направить на создание площадки для взаимодействия гражданского общества и органов государственной власти, в том числе на гранты для их совместных проектов.

Но решать, смогут ли участвовать в этом проекте незарегистрированные инициативы и организации, будут представители белорусских госорганов.

И сомнительно, что чиновники захотят работать, например, с правозащитным центром «Весна», лишенным регистрации более десяти лет назад, или другими общественными организациями и инициативами, которые безуспешно пытаются пройти процедуру регистрации в Министерстве юстиции.

«Весну» чиновники в упор не видят?

Заместитель председателя «Весны» Валентин Стефанович отмечает, что центр не приглашали участвовать ни в консультациях при разработке плана, ни в его реализации. Правда, к участию в консультациях приглашали Белорусский Хельсинкский комитет и Белорусскую ассоциацию журналистов.

«То, что я знаю и вижу: открытых планов по реализации рекомендаций, которые были приняты Беларусью и прописаны в этом плане, не было и нет, — сказал Стефанович в комментарии для БелаПАН. — По крайней мере, правозащитному сообществу об этом ничего не известно. О том, как он реализовывается и что происходит, мы никакого представления, к сожалению, не имеем».

Этот план мог бы стать неплохой площадкой для взаимодействия правозащитного сектора с государством, подчеркивает Стефанович.

Подтолкнуть госорганы к сотрудничеству с неправительственными организациями (НПО), в частности с правозащитниками, могли бы те структуры, которые выделяют средства на реализацию проектов.

«Они, наверное, могли бы какие-то условия ставить о вовлеченности структур гражданского общества в эти процессы», — сказал Стефанович.

В качестве позитивных примеров он привел взаимодействие госорганов и НПО в вопросах ратификации Конвенции о правах людей с инвалидностью, реализации плана по гендерному равенству. «Но с правозащитным сообществом такого взаимодействия нет», — подчеркнул Стефанович.

Попробуй получи этот грант!

Политологу Юрию Чаусову известно, что «какие-то мероприятия проводились по некоторым составляющим этого плана».

«Но я бы не сказал, что процесс его реализации был за этот год очень публичным. О принятии плана и про то, что он существует, говорили значительно больше, чем о любых процессах реализации его компонентов, — отметил эксперт. — Отсутствие отчета о том, как реализуется этот план, само по себе красноречиво».

При этом собеседник подчеркивает: нельзя говорить, что принятие плана абсолютно неэффективно.

«Не стоит забывать, что в этом году Беларусь впервые за 20 лет подает национальный отчет по правам человека в Комитет ООН по правам человека, — пояснил Чаусов. — Еще несколько лет назад такое событие было бы беспрецедентным поворотом, а сейчас оно просто находится в русле тех мероприятий, которые планом предусмотрены».

По мнению политолога, план не работает как инструмент улучшения положения с правами человека. «А в качестве инструмента более последовательной и единообразной политики госорганов в рамках общей концепции прав человека план определенную роль, наверное, играет», — отметил Чаусов.

Говоря в целом о сотрудничестве между госорганами и гражданским обществом, эксперт отмечает, что здесь существует проблема гонго-организаций, которые только формально являются структурами гражданского общества, а на деле — компоненты государственного механизма.

Чаусов говорит, что ЕС заинтересован выделять средства на проекты для гражданского общества, но в Беларуси созданы такие условия, что структуры третьего сектора эти деньги законным путем получить и освоить не могут.

«Это связано с плохим законодательством о международной помощи, — объясняет собеседник. — Кроме того, есть и другие плохие нормы в законодательстве, касающемся финансовых условий деятельности НПО».

«Без изменения правовых условий для деятельности, в том числе финансовой и экономической, некоммерческого сектора и условий для получения им иностранного финансирования какого-либо серьезного изменения взаимоотношений в треугольнике «доноры — государство — гражданское общество» не произойдет», — уверен Чаусов.

Шаг вперед, два шага назад

В целом, по мнению Чаусова, в Беларуси «идут процессы, связанные с изменением отношения законодателей к проблеме прав человека. Но, конечно, есть вопрос политической воли к таким изменениям».

Принятый в первом чтении законопроект о внесении изменений в законодательство о массовых мероприятиях аналитик называет «характерным примером сегодняшнего отношения государства к правам человека».

«Все предложенные законопроектом изменения негативные. Более того, они направлены на то, чтобы узаконить и так применяемые незаконные практики, например, аресты журналистов при освещении массовых мероприятий, — говорит Чаусов. — И в то же время вносится эта фишечка с уведомительным принципом. Мол, этого от нас требовало международное правозащитное сообщество, и мы наконец это вводим. Пусть и с каким-то оговорками, но мы сделали принципиальный шаг вперед».

В сегодняшней политической ситуации государство действует по логике «что-то позитивное можно сделать, но чтобы при этом законодательно ситуация оставалась прежней», подчеркивает Чаусов.

Еще один пример — статья 193.1 Уголовного кодекса, предусматривающая до двух лет лишения свободы за деятельность от имени незарегистрированной организации.

«Если эту статью вообще отменить, государство лишится мощного рычага устрашения гражданского общества, — говорит политолог. — Но ее можно не применять, и само это неприменение в течение десяти лет можно как позитивный фактор преподносить международному сообществу».

Законы остаются жесткими

Валентин Стефанович также отмечает, что поправки в законодательство о массовых мероприятиях преподносятся как либерализация, хотя на самом деле ей не являются.

Он подчеркивает, что Конституцией гарантирован ряд прав и свобод граждан. «Но они регулируются законодательством, которое часто их ущемляет. Проблема именно в нем, потому что законодательство, которое регулирует реализацию гражданских и политических прав в Беларуси, остается довольно репрессивным и ограничительным в любой сфере, какую ни возьми», — отметил Стефанович.

По его словам, правозащитники давно настаивают на исключении из Уголовного кодекса статьи 193.1, статей по диффамационным преступлениям, за оскорбление и клевету в отношении президента, дискредитацию Республики Беларусь.

«Все эти статьи носят политический характер. Хоть у нас власти и говорят, что в Уголовном кодексе нет политических статей, но на самом деле они есть», — отметил правозащитник.

Не изменялось и законодательство, которое регулирует регистрацию политических партий и общественных объединений. Оно позволяет Минюсту применять селективный подход при рассмотрении заявок на регистрацию, считает Стефанович.

«Не хватает политической воли, чтобы проводить изменения на системном уровне, — сказал он. — Мы видим, что практику применения законодательства власти могут менять от более мягкой к жесткой. Но нужны системные изменения на уровне законодательства. Пока этого не произойдет, говорить о каком-то измеримом прогрессе очень сложно».

Последние новости

Партнёрство

Членство