О чем промолчал на суде приговоренный к смертной казни Иван Кулеш?

2016 2016-03-30T14:20:00+0300 2016-03-30T13:05:59+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/kulesh-ivan-4.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Иван Кулеш в Верховном суде.

Иван Кулеш в Верховном суде.

29 марта коллегия Верховного суда по уголовным делам рассмотрела в апелляционном порядке жалобу осужденного к расстрелу жителя Лидского района Ивана Кулеша. 20 ноября 2015 года Гродненским областным судом он был признан виновным в убийстве трех продавцов в Лидском районе и других преступлениях.

В ряде подобных разбирательств жалоб осужденных к смертной казни в Верховном суде правозащитники отмечают в деле Ивана Кулеша определенные особенности и интриги.

Координатор кампании "Правозащитники против смертной казни в Беларуси"  Андрей Полуда, который следил за ходом процесса в Верховном суде, называет некоторые обстоятельства этого дела:

Впервые кассационная жалоба человека, приговоренного к смертной казни в нашей стране была рассмотрена в апелляционном порядке. В общем, это можно было заметить в ходе процесса по тому, как судьи активно и тщательно задавали вопросы, пытаясь выяснить самые различные аспекты совершения преступления. Еще одна особенность заключалась в том, что это - первое дело такого рода, которое было рассмотрено после известной международной конференции по вопросам смертной казни в Беларуси, состоявшейся 10 марта в Минске. Именно на фоне этой риторики разговоров и дискуссии на высоком уровне об отмене смертной казни в нашей стране, дата рассмотрения жалобы по делу Ивана Кулеша дважды переносилось.

Еще одно важное обстоятельство, на которое обращает внимание Андрей Полуда: "Кулеш все время, пока ожидал рассмотрения этого дела Верховным судом, говорил родственникам, адвокату, что во время апелляционного рассмотрения дела он расскажет всю правду. И это вызвало определенную интригу".

Анна Кулеш, сестра Ивана, также говорит, что в своем письме брат писал, что четко и точно выступит в суде, сообщит о том, что раньше не было известно:

- Мы не располагаем информацией о чем именно, но он должен был что-то сказать, однако почему-то этого не сделал. Пойдем на свидание - возможно узнаем от нечто от него.

Она добавила несколько слов о том, что "на суде было видно: судьи могли ему дать шанс, но брат почему вцепился в гордость, какие-то свои принципы, но по атмосфере, по судьях, было заметно, что шанс у него был на 98 процентов".

Андрей Полуда продолжает размышлять над словами сестры Кулеша:

"Если посмотреть прежние материалы, опубликованные в СМИ (Достаточно вспомнить статью "Пять вопросов по делу Ивана Кулеша, приговоренного к расстрелу" на сайте naviny.by), можно заметить, что возникает много вопросов в деле Кулеша, особенно касательно эпизодов, которые ему инкриминировали в связи с убийством двух продавщиц в городе Лида. Поэтому все мы ждали на суде некоего признания, что он раскроет новые обстоятельства этого убийства.

Но поведение Кулеша в суде были достаточно странное: с одной стороны он ничего нового не сообщил, а с другойон вообще отказывался отвечать даже на уточняющие вопросы, в том числе и судей, относительно эпизодов, связанных непосредственно с убийством этих двух женщин. При этом он конкретно признал только убийство одной продавщицы в Лидском районе, что также вызвало какие-то вопросы. При этом, он сам просил оставить ему смертный приговор, говоря о том, что это будет справедливым актом в отношении него, человека который совершил убийство, человека, который убил другого человека".

Действительно, в ходе процесса Иван Кулеш говорил, что полностью согласен с вынесенным ему приговором, поскольку лишил человека жизни. Но на вопрос судьи, убивал он двоих продавщиц  отвечать отказался, а вот на вопрос об убийстве одной  вину свою признал и просит оставить приговор в силе, поскольку считает его справедливым.

Диалог судьи и осужденного:

–  А обстоятельства совершения убийства двух продавщиц года вы признаете?

–  Не хочу отвечать.

–  А по третьей женщине, в деревне Селец?

–  Да, что-то там произошло.

–  О своей семье можете что-то рассказать?

- Можно не отвечать?

–  Согласовывали Вы с адвокатом позицию в суде?

–  Прошу оставить приговор как есть, я заслужил. Лишил жизни человека, полностью считаю такое справедливым.

–  Почему так решили?

–  Не буду объяснять.

–  Вы настойчиво отказываетесь сейчас отвечать на вопросы по существу дела, почему?

–  Не могу объяснить.

–  Защитник согласовывал с вами подачу жалобы?

–  Он говорил мне, что надо писать.

–  Ваше окончательное решение?

–  Прошу приговор оставить таким как есть в силе.

–  К этому вас кто заставлял?

–  Это мое решение.

"Впечатления от этого судебного заседания, по крайней мере у меня,  признается Андрей Полуда,  остались какие-то двойственные. На это повлияло и поведение самого Кулеша, и ожидания родственников, что он наконец расскажет что-то новое, и линия поведения судей, которые как-то мягко и скурпулёзно относились к процессу и пытались, по моему мнению, выяснить все обстоятельства дела, которые могли характеризовать его как личность, выясняли моменты жизни, детства".

На суде Иван Кулеш выглядел подавленным, морально надломленным. Но такое морально-психологическое состояние Андрей Полуда объясняет тем, что приговор о смертной казни был ранее уже вынесен судом первой инстанции, осужденных после этого переодевают в специальную робу с надписью "Исключительная мера наказания" (ИМН):

"Отчасти, осужденные знают, что, как правило, надежды на положительное решение Верховного суда небольшие. Еще меньшие они на помилование от имени президента. И это не удивительно, ведь мы знаем только о единственном случае из четырехсот за двадцати лет, когда был помилован смертник. Поэтому и видим этот психологический надлом, а тут еще у Кулеша добавляется его заболевание психическое, хотя экспертизами установлено, что это не мешало ему давать своим действиям оценку и нести ответственность за совершенное преступление".

Относительно решения Верховного суда высказалась и представитель потерпевших  сестра одной из убитых Татьяна Радевич:

"Я полностью удовлетворена приговором. Мое отношение к смертной казни в Беларуси очень субъективное, поскольку я нахожусь в позиции потерпевшей, поэтому соответственно и хочется, чтобы человек понес заслуженное наказание согласно законодательству Республики Беларусь, и только на этом основании. Если бы это не касалось моей семьи? Даже сейчас мне трудно ответить, потому что понимаю: любой, оказавшись на моем месте, был бы согласен с наличием смертной казни. Понимаете, любой из родственников хочет, чтобы человек понес действительно заслуженное наказание".

В разговоре с правозащитниками Радевич вспомнила, что во время референдума 1996 года она проголосовала за отмену смертной казни в Беларуси и вообще постоянно относилась отрицательно к лишению преступников жизни.

Позицию женщины правозащитники понимают, хотя и не разделяют: ведь «заслуженным наказанием» за подобное преступление может быть и пожизненное заключение, и срок в 25 лет, о чем на суде настаивал адвокат, короче, наказание, которое не связано с лишением жизни. Как же тогда выглядит известный юридический тезис о том, что наказание имеет целью исправительный аспект. Разве убийством исправишь человека?

Возможно то, что не захотел озвучить в суде 29 марта Иван Кулеш, со временем станет известным родственникам, а возможно это останется тайной, которую он заберет с собой навсегда.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international