Любовь Ковалева: Сына расстреляли сразу после нашего свидания

2016 2016-03-17T16:44:26+0300 2016-03-17T16:45:48+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/kavaliova_liubou.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Любовь Ковалева

Любовь Ковалева

Влад Ковалев и Дмитрий Коновалов являлись единственными свидетелями преступления спецслужб, поэтому власть не могла оставить их в живых. Любовь Ковалева считает, что ее сына расстреляли сразу после последнего свидания – 11 марта 2012 года.

30 ноября 2011 года Верховный суд Беларуси признал Владислава Ковалева виновным в соучастии в терроризме и приговорил его к смертной казни. 7 декабря осужденный подал прошение о помиловании на имя Александра Лукашенко.

14 марта 2012 года стало известно о том, что Лукашенко отказался помиловать Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева. За три дня до того, 11 марта, мать и сестра Ковалева получили с ним трехчасовое свидание в СИЗО КГБ. В тот же день, считает Любовь Ковалева, ее сына и расстреляли.

О событиях четырехлетней давности вспоминает Любовь Ковалева в интервью "Белорусской правде".

- На суде ваш сын не признал свою вину, отказался от показаний, данных под давлением. О чем молчал ваш сын?

- Влад не молчал, он сказал достаточно. Однако, очень многое тогда говорилось в мягкой форме, потому что каждый раз после заседания суда он попадал в СИЗО, где ждало и давление, и разные виды наказания. Когда Влад не подтвердил очную ставку с Димой, суд отложили до понедельника, а в понедельник Влада привезли в суд в страшном виде: он хотел есть, хотел пить, спать, у него было усталое лицо – ему не простили такие показания. Никто не ожидал, что Влад станет говорить.

- Ждали, что ваш сын беспрекословно признает вину и будет молчать?

- Они думали, что Влад будет делать то же, что и Дима – молчать. Но Влад не стал молчать. Думаю, свою роль в этом сыграло то обстоятельство, что я была на виду, и у Влада был адвокат – не предоставленный властями, а наш адвокат. В этом плане Владу было легче.

Дима находился в полном неведении: он не знал, что происходит с семьей. Тем более, что брат и отец были задержаны и длительный срок отсидели в СИЗО. Когда родителей Димы привели в судебный зал под конвоем, ему еще раз напомнили: молчи, или накажем и всю семью.

- Как показания и поведение вашего сына сказались на всем судебном процессе?

- Сын поломал всю веру в правосудие, показал, что в стране нет независимого суда. Любого человека могут заставить подписать признание в преступлении, которого он не совершал.

- Последний раз вы встречались с Владом в СИЗО КГБ 11 марта 2012 года, правозащитники предполагают, что вашего сына казнили в период с 12 по 15 марта. Когда вы почувствовали, что с сыном неладно?

- После последнего свидания я анализировала поведение властей, когда мы безуспешно пытались найти Влада. Я предполагаю, что Влад был казнен после нашего свидания – 11 марта, но никак 15-го. И поведение Влада, и поведение работников СИЗО – все говорило о нашем последнем свидании.

- Сейчас, спустя четыре года после вашей трагедии, изменили ли вы свое мнение по поводу поспешной казни? Почему смертный приговор привели в исполнение, не дожидаясь даже ответа из Комитета по правам человека ООН?

- Дима и Влад являлись свидетелями преступления, которое совершила власть. Теракт совершили спецслужбы – другого мнения уже не существует, а Дима и Влад являлись свидетелями этого преступления. Единственные свидетели – их в любом случае убрали бы. Ход следствия, выбивание признаний, издевательства – все говорит об этом. При благоприятном исходе дела раньше или позже они рассказали бы правду, поэтому власть не могла оставить их в живых.

- Удалось ли вам приоткрыть завесу тайны над событиями четырехлетней давности? Вы настойчиво добивались правды…

- Ничего не добилась – при нынешней власти правды мы не добьемся. Всегда шли отписки, причем неаргументированные. При этой власти вряд ли мы чего добьемся.

- Даже так и не узнали, что похоронен сын?

- Ничего не знаем, абсолютно ничего (плачет).

- Любовь Ивановна, как повлияла эта трагедия на вашу личную судьбу, на вашу семью?

- Жизнь поделилась на две части: до взрыва и после взрыва. А здесь больше еще сильнее, потому что сына обвинили в преступлении, которого он не совершал.

Возможно, сам теракт и подача его официальными СМИ стали шоком для людей в самом начале: люди просто не имели никакой информации. Когда до людей дошла информация, я не испытываю к себе никакого негатива. Я работаю в большом коллективе: и тогда, и сейчас я ощущаю и поддержку, и хорошее отношение к семье. Я не чувствую давления со стороны людей.

Справка. Взрыв на минской станции метро “Октябрьская” прогремел 11 апреля в 17.50. Он унес жизни 15 человек, более 200 были госпитализированы. Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева задержали спустя сутки после взрыва, а суд над ними начался 15 сентября. Фигурантам также вменяются взрывы в Минске в 2008 году и Витебске в 2005 году.

Правозащитники и международные структуры, в том числе Евросоюз, парламентские ассамблеи Совета Европы и ОБСЕ, призывали Лукашенко пересмотреть свое решение об отказе в помиловании Ковалева и Коновалова: судебный процесс оставил после себя слишком много вопросов.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international