Тайны расстрельного коридора. Часть 2

2016 2016-01-26T10:48:35+0300 2016-01-26T10:50:25+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/valadarka-3-1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Старый Пищаловский замок.

Старый Пищаловский замок.

Тема смертной казни в Беларуси до сих пор остается за семью печатями. Общество практически ничего не знает об условиях содержания осужденных к высшей мере. Известно лишь то, что они некоторое время после вынесения приговора находятся в центре Минска, в СИЗО на Володарского. Поэтому правозащитники всегда стараются отыскать и собрать по зёрнах эту информацию. Представителями кампании "Правозащитники против смертной казни в Беларуси"  собираются воспоминания и свидетельства бывших сотрудников СИЗО №1 и бывших заключенных, родственников расстрелянных, часть которых и положены в основу данной публикации. Эти люди по понятным причинам попросили сохранить их имена в секрете.

Надежда умирает последней

После вынесения приговора осужденные к высшей мере наказания имеют возможность обратиться с кассационной жалобой в Коллегию по уголовным делам Верховного суда. Практически все смертники пользуются этим правом, многие основательно готовятся к процессу, который оставляет им пусть и слабую, но все же надежду на жизнь.

Все это время смертники находятся в СИЗО №1, или за редким исключением в СИЗО КГБ. Им выдают специальную одежду, которую они должны носить постоянно.

Как сообщает один из бывших сотрудников Володарки, - "форма либо синяя, либо серая с надписью" ИМН "[Исключительная мера наказания. Ред]. Надпись вышивается либо пишется краской или мелом".

Ольга Грунова, мать расстрелянного за убийство своей знакомой Александра Грунова, получила по почте тюремную робу сына и обувь, в которых он находился в камере смертников. Все это было прислано посылкой "до востребования". Форма смертника состоит из нескольких предметов: шапка, обувь, голубовато-серого цвета куртка и такие же брюки. На куртке написаны белой краской неровные буквы «ИМН».

Тюремная роба Александра Грунова.

 Во время подготовки к суду заключенные встречаются с защитниками. Причем, это происходит в другом здании. Рассказывает один из бывших подследственных С .:

 "Когда приговоренных к смертной казни ведут, например, к адвокату - это вообще отдельное мероприятие, определенный ритуал и процедура.

В это время запрещены все другие перемещения заключенных в СИЗО. Их ведут по кратчайшему пути через улицу. В это время заключенным запрещают смотреть в окна. Но заключенные всегда понимают, что в таком случае ведут или смертников, или вора в законе. По ходу действия открываются все двери, стоящие на доводчиках, таких специальных металлических пружинах, т.е. дверь за собой закрывать не надо, они делают это автоматически. Смертника быстро прогоняют по коридорам. Он летит как птица, он даже не успевает посмотреть по сторонам.

В кабинете, где адвокаты или следователи встречаются с осужденными к смертной казни окна зарешеченные, но на время разговора с осужденных снимаются наручники. Охрана остается в коридоре".

Особенно тяжких преступников проводят по коридору тюрьмы в Жодино. Фото: zhodinovel.com

 После рассмотрения жалобы в Верховном суде у смертника остается единственный иллюзорный шанс на спасение - помилование от имени Президента. Причем Комиссия по помилованию рассматривает все расстрельные дела, независимо от прошения самого заключенного.

От этого дня по коридору смерти, где находятся камеры смертников, можно выйти только на расстрел. И исключений почти не бывает.

"Однако в апреле 1999 г. в" Весну "пришло письмо от Сергея Протираева - он писал из колонии, находившейся в городе Глубоком. Смертная казнь ему была заменена на пожизненное заключение. Есть мнение, что именно Сергей Протираев является тем единственным смертником, которого помиловал президент в период до 2001 г". (Из книги "Смертная казнь в Беларуси"). 

Момент "верховенства закона"

Особенности процедуры приведения приговора в исполнение описанные в нескольких источниках. Одним из первых об этом рассказал бывший начальник СИЗО №1 Олег Алкаев:

"Через подземный переход сотрудники специальной группы стали по одному приводить осужденных. Они были одеты в полосатые «робы» и обуты в войлочные тапочки. Руки их были связаны сзади. Они тряслись то ли от холода, то ли от страха, а их безумные глаза излучали такой неподдельный ужас, что смотреть на них было невозможно. Начался процесс ознакомления осужденных с решением президента. Прокурор привычно уточнял анкетные данные человека, который стоял перед нами, затем так же привычно объявлял об отказе в помиловании ...

... Осужденному завязывают повязкой глаза, чтобы он не ориентировался в пространстве, и уводят в соседнее, специально оборудованное помещение, где его уже ждет исполнитель с пистолетом наготове. По сигналу исполнителя двое сотрудников перед специальным щитом - «пулеуловителем» опускают осужденного на колени, после чего исполнитель стреляет ему в затылок". (Из книги "Смертная казнь в Беларуси")

О том, что происходит дальше в помещении для расстрела на примере главаря банды Александра Мезина в 1991 году подробно рассказывается в книге Славомира Антоновича «Узники Пищалова замка»:

"Первым в комнату наказания вошел врач, за ним все остальные. Мезин лежал на полу лицом вниз, вытянувшись во всю длину своего большого тела, еще был жив ... Кто-то предложил выстрелить, но врач сказал, что этого уже не требуется. Вдыхая пороховой дым, обменивались пустыми словами. Только помощник исполнители заметил:

- Надо же, перед смертью сказал: «А сердце еще бьется».

Об исполнении приговора составили акт.

Труп Мезина доставили в морг одной из минских больниц, где врач вынул из головы пулю и выписал свидетельство о смерти. На основании удостоверения сотрудники «расстрельной команды» на следующий день получили в спецкамбинате, что на улице Ольшевского, гроб, в котором похоронили казненного на одном из номерных участков вместе с бомжами и другими неопознанными лицами".

Старый спецкоридор в Пищаловском замке. Фото из телесюжета канала "Беларусь-1" "История одной тюрьмы".

 Один из сотрудников Володарки Н. конкретно и детально рассказал правозащитникам о том, по каким признакам охрана и другие узники догадываются о времени исполнения приговора. А смертники даже точно знают, кто идет к ним по шагам.

"Когда приводят в исполнение смертный приговор - снимается вся охрана из СИЗО, обычно ночью, чтобы заключенные не могли догадаться и устроить побег или бунт. Снимают всех, кроме одного дежурного помощника начальника СИЗО. Наиболее вероятно, что всех сотрудников выводят в дворик.

Все сотрудники знают, что, когда их снимают с постов - то происходит смертная казнь, поскольку снимают только в одном случае.

Расстреливают на Володарке, это очень удобно, тела отвозят на Ольшевского, а затем на Северное кладбище и сжигают".

Следует отметить, что правозащитники не совсем разделяют это мнение, поскольку имеются альтернативные свидетельства о том, что расстрелянных хоронят в номерных могилах, на участках для неопознанных и неустановленных лиц, с целью возможности проведения при необходимости эксгумации тела.

(Продолжение следует)

Начало: Тайны расстрельного коридора. Часть 1 

Тюремная роба Александра Грунова.
Особенно тяжких преступников проводят по коридору тюрьмы в Жодино. Фото: zhodinovel.com
Старый спецкоридор в Пищаловском замке. Фото из телесюжета канала "Беларусь-1" "История одной тюрьмы".

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international