Дело А. Бурдыко и О. Гришковцова

2016 2016-01-16T23:48:24+0300 2016-02-17T16:10:50+0300 ru Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Приговорены к расстрелу Гродненским областным судом 14 мая 2010 г.

17 сентября 2010 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела кассационные жалобы Андрея Бурдыко и оставила приговор Гродненского областного суда без изменения, а кассационные жалобы обвиняемых — без удовлетворения.

6 декабря 2010 года Комитет по правам человека ООН зарегистрировал жалобу Олега Гришковцова, 17 декабря 2010 — Андрея Бурдыко. В соответствии с процедурными правилами, Комитет по правам человека обратился с просьбой к государству не приводить в исполнение смертный приговор в отношении Бурдыко, пока жалоба не будет рассмотрена по существу.

Однако, в нарушение взятых обязательств, приговор был приведен в исполнение в июле 2011 года.

В мае 2015 года Комитет по правам человека ООН пришел к выводу, что было нарушено право на жизнь Гришковцова, так как он был приговорен к смертной казни в ходе судебного процесса, где были нарушены минимальные гарантии справедливого суда.

Жалоба А.Бурдыко находится на рассмотрении.

Обстоятельства дела

14 октября 2009 года около 2 часов 30 минут пожарными, выехавшими на вызов о возгорании в квартире № 284 в доме 8/2 по улице Кобяка в городе Гродно, были обнаружены трупы хозяина квартиры Марчика И.Е., жены его сына Марчик Е.В. и их знакомой Ивановой Н.М. с множественными колото-резанными ранениями грудной клетки. Несовершеннолетний сын Марчик Е.В. в квартире отсутствовал и был найден невредимым утром в квартире О. Гришковцова. О. Гришковцов и А. Бурдыко были задержаны по подозрению в убийствах.

Андрей Бурдыко был признан судом виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 14 и ч. 2 ст. 205 («покушение на кражу»), ч. 3 ст. 207 и ч. 2 ст. 207 («разбой»), пп. 1, 6, 12, 15 ч. 2 ст. 139 («убийство при отягчающих обстоятельствах»), ч. 2 ст. 218, пп. 1 и 6 ч. 2 ст. 182 («похищение человека») Уголовного кодекса Республики Беларусь, за что ему окончательно была назначена смертная казнь (расстрел) с конфискацией имущества.

Олег Гришковцов был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 205 («кража»), ч. 1 ст. 14 и ч. 2 ст. 205 («покушение на кражу»), ч. 3 ст. 207 («разбой»), пп. 1, 6, 12, 15 ч. 2 ст. 139 («убийство при отягчающих обстоятельствах»), ч. 2 ст. 218, пп. 1 и 6 ч. 2 ст. 182 («похищение человека») Уголовного кодекса Республики Беларусь, за что ему окончательно была назначена смертная казнь (расстрел) с конфискацией имущества.

Осужденные настаивали, что преступления произошли на эмоциональной почве в состоянии алкогольного опьянения и не были умышленными (для вынесения смертного приговора наличие умысла является принципиальным).

Принципиальные нарушения следствия и обстоятельства дела, не рассмотренные судом и/или повлиявшие на вынесение приговора

  • А. Бурдыко и О. Гришковцов не были ознакомлены со своими правами, родственники не были уведомлены о задержании.
  • А. Бурдыко и О. Гришковцову не был обеспечен своевременный доступ к адвокату с момента фактического задержания, как этого требует статья 45 УПК, а также возможность эффективной защиты на других стадиях расследования. Например, все следственные действия по ознакомлению с постановлениями о назначении экспертиз и многие – по ознакомлению с заключениями экспертиз А.Бурдыко проводились в отсутствие защитника. Несмотря на обязательное участие защитника при производстве с Гришковцовым следственных действий, со всеми постановлениями о назначении экспертиз и со всеми заключениями экспертов он был ознакомлен в отсутствие защитника. Защитник Гришковцова был ознакомлен с указанными постановлениями и заключениями только лишь по окончании следствия – в ходе ознакомления с материалами уголовного дела. Ознакомление Олега Гришковцова с заключениями экспертиз без участия защитника носило со стороны органа, ведущего уголовный процесс, формальный характер — из самих протоколов ознакомления усматривается, что на прочтение объемных, сложных и принципиальных по значению экспертиз на 80 листах Гришковоцву было отведено 20 минут и т.д.
  • Отобрания первичных показаний во время нахождения в состоянии алкогольного опьянения обоих подозреваемых, что подтверждается экспертизами.
  • К А. Бурдыко и О. Гришковцову применялось физическое воздействие, а также психологическое давление с целью добиться признательных показаний, которые легли в основу вынесенного в отношении Гришковцова смертного приговора. Подтверждением данных заявлений являются судебно-медицинские экспертизы, а также четырехкратный вызов «скорой помощи» в первую ночь пребывания подозреваемых в ИВС. В соответствии с ч. 4 ст. 105 УПК Республики Беларусь показания, полученные с такими нарушениями, должны быть признаны недопустимыми. Однако показания Бурдыко А.Н., полученные в день задержания в результате указанных нарушений, суд первой инстанции положил в основу своих выводов о том, что «обвиняемые еще до прихода в квартиру имели умысел не хищение имущества». Данный вывод повлек квалификацию действий Бурдыко А.Н. как убийство, сопряженное с разбоем, по п. 12 ч. 2 ст. 139 УК Республики Беларусь. Это повлияло на оценку тяжести совершенного преступления  и вынесение смертного приговора в отношение Бурдыко А.Н.
  • Особое внимание необходимо обратить на нарушение права на защиту при назначении комплексной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Бурдыко А.Н.. Отсутствие возможности эффективно осуществлять свою защиту на этой стадии, привело к тому, что экспертам была предоставлена неполная информация. Так, следствием не была допрошена мать Бурдыко А.Н. по обстоятельствам его развития в детстве и подростковом возрасте и об имевшихся у него заболеваниях, из городской поликлиники не были истребованы сведения о нахождении Бурдыко А.Н. на диспансерном учете. Поэтому в исследовательской части заключения экспертизы хроническое заболевание Бурдыко А.Н. – генерализованные тики указано – лишь с его слов, и неполно. Относительно этого заболевания  надлежащее исследование экспертами не проводилось, не изучался вопрос о связи данного заболевания с его состоянием во время содеянного им 14 октября 2009 года. Эксперты также не рассматривали тот факт, что во время происшествия Бурдыко А.Н. сам наносил себе телесные повреждения (порезы ножом), издавал звуки (со слов Гришковцова), вел себя неадекватно. Согласно информации филиала УЗ «ГЦГП» Городская поликлиника № 3, в 1989 году Бурдыко А.Н. был «взят на учет врачом-неврологом с диагнозом: генерализованные тики. Болезнь Жиля де ля Туретта». По общедоступным сведениям, это психоневрологическое заболевание, которое имеет хроническое течение. Отмечается его сочетание с тревожностью, агрессивностью, навязчивостями.
  • Накануне трагедии пожилой хозяин квартиры пытался угомонить компанию, в которой разгорался скандал. Он шесть раз звонил в милицию и просил приехать. Но никто не приехал. Впоследствии в ходе судебного разбирательства выяснится, что эти шесть звонков даже не были зафиксированы дежурными в журнале.

Читайте также:

http://spring96.org/ru/news/77086

http://spring96.org/ru/news/44851

http://spring96.org/ru/news/45897

http://naviny.by/rubrics/society/2015/05/04/ic_news_116_457557/print/

Файлы

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international