Минчанка Жанна Бразовская: Меня похитила милиция

2015 2015-12-21T08:58:24+0300 2015-12-21T08:58:24+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/kajdanki-1.jpg

В редакцию "Белорусского партизана" обратилась девушка, которая рассказала об очередном милицейском беспределе: средь бела дня трое мужчин в штатском, которые оказались милиционерами, насильно запихнули ее в машину и без объяснений отвезли в РУВД, где продержали 7 часов. Узнав о том, что девушка не та, за кого ее приняли, сотрудники милиции отпустили ее, посоветовав напоследок "не рыпаться".

15 декабря около 11.30 Жанна Бразовская (она же - Жанна Знакова, музыкант и автор песен) подошла к дому на ул. Чкалова, где ее ждал с доставкой клиент. Внезапно к девушке со спины подошел мужчина в штатском и невнятно сказал, что он сотрудник милиции, на пару секунд открыл и показал удостоверение. "Я впервые в жизни видела такое удостоверение и ничего не понимаю в подлинности подобных документов", - рассказывает Жанна.

Мужчина спросил, где она живет. "На этот, на мой взгляд, абсолютно неадекватный вопрос заданный посторонним мужчиной мне на улице, я естественно ответила отказом, сказав, что не верю, что он милиционер. В этот день я осуществляла доставку товара по предварительным заказам на общественном транспорте. У меня были тяжелые игрушки в сумках. Естественно, я хотела поскорее уйти от странного типа, потому как я опасалась за свою жизнь", - продолжила свой рассказ минчанка.

Она поспешила подняться к клиенту. "Я была напугана и волновалась, как мне выйти и дойти до остановки в целостности и сохранности. Я попросила мужчину, находящегося в этой квартире, сопроводить меня до остановки, объяснив, что за мной увязался подозрительный тип. Мужчина согласился. Взял мои вещи и сказал, что мы пойдём к его машине, и он подвезёт меня до остановки. С нами пошла девушка, которая непосредственно делала заказ. Мы спустились вниз. Подозрительный тип стоял внизу. Мужчина спустившейся со мной спросил у него в чём дело и что тот от меня хочет.

Подозрительный тип сказал, что я задержана за совершение преступления, сейчас приедет машина, и меня увезут. Куда я не услышала. Я спросила его, почему я ему должна верить и предоставлять данные о себе? Он сказал, что удостоверения достаточно, так как оно настоящее. Я показала этому мужчине свой паспорт, он даже сделал выписку из него", - рассказывает Жанна.

В это время к подъезду подъехала серая машина без каких-либо опознавательных знаков милиции. Из нее вышли двое мужчин в штатской одежде. "Кто-то из них сказал, что мне нужно сесть в машину. Самый «большой» из них представился сотрудником уголовного розыска (полагаю, что это был Голубев (или как-то так) Юрий Игоревич) и сказал прилюдно, что я совершила преступления и понесу за это наказание. Я просила и говорила о том, сяду только в машину с опознавательными знаками милиции.

Я достала телефон и стала звонить в 102 для уточнения происходящего, но меня кто-то из представившихся сотрудниками милиции схватил меня за руки. Я очень сильно испугалась.

Они же потащили меня к машине. Я стала кричать и звать на помощь людей: «Господи, помогите, спасите!» Повторяя одно и тоже много раз. Я защищалась, как могла. Я была абсолютно уверена, что это бандиты, и они меня похищают, и что они со мной сделают одному Богу известно. А у меня дочка маленькая останется сиротой", - вспоминает Жанна.

Примерно в 11.50 дня она дозвонилась в 102 и просила о помощи. "Я почти не слышала что мне говорил диспетчер, потому что в это время «большой» запихивал меня в машину. Диспетчер спросила номер машины и мою фамилию, я сообщила", - говорит Жанна.

Она всячески сопротивлялась, пока ее силой пытались запихнуть на заднее сидение машины: упиралась ногами, старалась закрыть дверь, чтобы только не попасть в машину. 

"У меня было предобморочное состояние: кружилась голова, тошнило, немело во рту, подкашивались ноги. «Большой» сильно схватил меня за левое запястье и крикнул, пора кончать с этим, тяни ее с той стороны, сумки бросай в багажник! Меня силой втащили на заднее сидение, одели наручники, закрутив руки назад, отобрали телефон. По пути, как в последствии оказалось в РУВД, втроем издевались надо мной, говоря, чего я тут не ору, имитируя мой крик о помощи, что мне публика нужна. Насиловать? Кому ты «на хер» нужна! Ты свою рожу в зеркале видела? Может врезать ей? А? Может врезать все же?

Всех оскорблений в свой адрес я не помню, но их было много, и в основном их говорил «большой». Ни одного оскорбительного слова в их адрес я не произнесла! Ни одного! Мы подъехали к Октябрьскому РУВД, со мной продолжали общаться в оскорбительной и унизительной манере. Я вышла из машины в наручниках, мужчины взяли мои сумки из багажника с моим товаром, и мы пошли во внутрь", - рассказывает минчанка.

По приезду в РУВД она убедилась, что в такой унизительной форме с ней общались действительно сотрудники милиции. Это успокоило ее, поэтому далее она следовала куда ей указывали.

"Мы все поднялись на второй этаж и вошли в кабинет. Сотрудники милиции стали меня допрашивать. В частности, Вязович М.А. (тот, который подошел и представился сотрудником на Чкаловской) стал задавать мне вопросы о том, где я была 6 декабря 2015 года, т.е. 9 дней назад. У меня с собой был органайзер, который помог мне восстановить события 6 декабря, а именно в этот день, воскресенье, с утра мы с дочкой отправились в храм св. Николая Японского, затем мы поехали в ТЦ Скала за игрушкой, позже мы поехали к знакомой в гости, где пробыли несколько часов, а затем мы с дочкой отправились к себе домой", - рассказывает Жанна.

Она спросила о том, в чем именно ее подозревают и что конкретно произошло. Сотрудник милиции рассказал, что в р-не улицы Чкаловская за последнюю неделю совершено несколько ограблений, а Жанна внешне по приметам - клетчатая юбка, черная куртка и сумки в руках - похожа на женщину, совершившую эти преступления.

"На момент когда я озвучивала, что с утра я ходила в храм, «большой» с издевкой переспрашивал «Ты верующая?» На что Вязович М.А. «пошутил», что верующие зачастили к ним и на прошлой неделе одна верующая обобрала парня", - вспоминает минчанка.

Вязович задавал вопросы и составлял протокол, при этом сотрудники постоянно "тыкали" Жанне, в то время как она общалась исключительно на Вы. "Я попыталась выяснить у Вязовича М.А. как можно проверить истинность личности представляющегося сотрудником милиции, но ответа я не получила, кроме как верить на слово.

Позже у меня снова и снова спрашивали по очереди, почему я себя так неадекватно, на их взгляд, вела, я отвечала, что не верила тому, что они сотрудники милиции, и я опасалась за свою жизнь, я боялась этих мужчин.

Вязович М.А. сказал позже, что «большой» со мной мягко беседовал на его взгляд, по сравнению с его обычной манерой общения с задержанными", - отмечает Жанна.

Она несколько раз повторила, что ей нужно забрать маленького ребенка из садика, что она на работе и нужно развести товар. Все эти слова были проигнорированы. Без лишних слов Жанна подписала итоговый протокол допроса. 

Разобравшись с сообщением, которое поступило по факту звонка Жанны в 102, Вязович М.А. сказал ей спуститься вниз и присесть на первом этаже на скамейку. Девушка отметила, что уже сейчас он понимал, что вся эта история - недоразумение, и старался поскорее сделать так, чтобы ее отпустили, говоря сотрудникам на проходной – давайте без лишнего шума.

"Я чувствовала себя униженной. Сколько и кого мне ждать я не знала. Звонить мне Вязович М.А пока никому не рекомендовал. Я не понимала, могу ли я отвечать на звонки и сообщить родственникам о моей ситуации. Вернулся «большой». Через некоторое время он, стоя и наблюдая за мной со второго этажа, сказал мне указательным тоном подняться наверх. Я взяла свои сумки и очень медленно стала подниматься наверх, потому что чувствовала я себя с каждой минутой все хуже. Он сверху спросил меня: ну что, не порвали тебя? Я отвечаю, я не знаю, не смотрела свои вещи. Он повторяет вопрос: целку твою не порвали? Я проигнорировала это", - вспоминает Жанна.

В кабинете он был один. Стал задавать те же вопросы, что и Вязович М.А., но при этом ничего не записывал, а общался в нравоучительном тоне, ответы Жанны его явно не интересовали. "Ему нужно было выговориться и очередной раз самоутвердиться в своей силе за счет моей беспомощности. Я молчала, изредка на него поглядывая. Опять были угрозы и обвинения меня в неадекватности. Я пыталась донести, что мой жизненный опыт научил не доверять и реагировать так, как я и реагировала.

Мне снова сказали, чтобы я шла вниз. Наконец возле меня остановился, как я позже узнала из подписанного мною протокола, Белгардов С.А. и, общаясь с «большим» решали, какую статью мне вменить. Важно, что в процессе разговора «большой» сказал Белгардову, что я не выражалась нецензурной бранью в отношение сотрудников. Оба ушли куда-то.

Через некоторое время Белгардов вернулся и попросил меня рассказать о том, что сегодня случилось. Я рассказала, как все было, указывая на то, что я вела себя подобным образом потому что у меня были все основания не верить, что это сотрудники милиции. Протокол составлялся очень медленно. Прочитав протокол и подписав его я спросила, свободна ли я, на что последовал ответ, что это мы только побеседовали, а сейчас начнем составлять протокол. Белгардов опять ушел надолго, но уже вернулся с оформленным протоколом, который он предложил мне подписать, что я и сделала, ознакомившись с ним. Мне он не разрешил прочитать несколько страниц рукописного текста, сказав, что это свидетельские показания", - продолжает свой рассказ Жанна.

Она неоднократно упоминала, в том числе в присутствии свидетелей на улице Чкалова, о том, что она была абсолютно уверена, что ее похищают бандиты и как нормальный человек продолжала защищаться через призывы людей на помощь, обращая их внимание на происходящее. А сотрудники милиции не хотели ее убедить в обратном и успокоить, а проявляли насилие и прибегали к оскорблениям и унижениям.

Белгардова С.А. она также расспрашивала о разнице, когда сотрудник по форме и не по форме одет, как убедиться в достоверности и подлинности удостоверения, и какие есть нюансы по данному вопросу. На что получила ответ – она обязана верить и подчиняться. После этого ее отпустили, таким образом, Жанна пробыла в отделении 7 часов с момента задержания.

"Слезы унижение душили меня, я наконец-то могла позволить себе пережить по-женски боль, которую мне причинили. На обоих коленях я обнаружила, а потом почувствовала ссадины, т.к. явно находилась в глубоком стрессовом состояние, при котором уменьшается болевой порог.

Я разочарована в правоохранительных органах, подорвано окончательно доверие к людям, ведь никто так и не смог меня, хрупкую девушку, защитить от трёх почти лысых мужланов, запихивающих в машину среди белого дня почти в центре города в гражданскую машину.

Случившееся не пройдет бесследно для всего моего организма, пережить похищение - это глобальный стресс, травма на всю жизнь. Более того, я волнуюсь за свои жизнь и здоровье, а также моих близких, так как опасаюсь мести со стороны сотрудников милиции, которые считают, что я не права. Но я буду добиваться защиты и восстановления своих прав, потому что если я промолчу – это может привести к еще большему произволу со стороны отдельных сотрудников правоохранительных органов в будущем.

Дополнительно хочу сообщить, что неправомерные действия сотрудников милиции записаны на камеры проходящих людей, которые готовы предоставить их сотрудникам милиции. Сотрудники милиции также знают о факте регистрации происходящих действий

Прошу заметить, что мне не разъяснили, когда в какой форме мне станет известно, остаюсь ли я подозреваемой или с меня сняли подозрение – это я расцениваю как психологическое давление. Лично мне так и не сказали в качестве кого меня задержали и доставили в правоохранительные органы, не разъяснили права и обязанности.

Настаиваю на том, что психически и физически я пережила похищение!" - заявила Жанна.

По факту этой истории Жанна подала жалобу в прокуратуру Октябрьского района, а также написала заявления в Администрацию президента, Главное управление собственной безопасности МВД и СК Октябрьского района. Она просит провести проверку по изложенным фактам с решением вопроса о возбуждение уголовного дела в отношении сотрудников Октябрьского РУВД г. Минска по факту превышения служебных полномочий, а также отменить составленные в отношении нее протоколы и снять административное нарушение.

"Было очень страшно. Я двое суток приходила в себя, а потом собралась с силами и написала заявления во все инстанции, которые только могла. Я хочу, чтобы виновные люди были наказаны, а также требую возмещения морального вреда. Пережить похищение - это не в магазин сходить, мне нужна психологическая помощь. Меня начинает трясти каждый раз, когда я начинаю рассказывать людям то, что со мной произошло. При этом я хочу жить в нашей стране, а не менять место жительства, как мне уже посоветовали в социальных сетях. Если у милиции есть полномочия вести себя так с людьми, нужно это исправлять, ведь это - нарушения прав человека", - заявила Жанна в разговоре с "Белорусским партизаном".

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international