Глава СПЧ вступился за Михаила Кукобаку перед главным психиатром РФ

2015 2015-12-03T14:13:41+0300 2015-12-03T14:35:17+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/kukobaka-kekelidze.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Михаил Кукобака vs Зураб Кекелидзе

Михаил Кукобака vs Зураб Кекелидзе

Сегодня известному диссиденту исполнилось 79. Около 17 из них Михаил Кукобака провел в неволе и уже 10 лет как жертва карательной психиатрии пытается добиться рассекречивания материалов экспертиз, хранящихся в  Институте им. Сербского, где он трижды подвергался судебно-психиатрическим обследованиям.      

За последнее десятилетие Михаил Кукобака прошел не один круг обращений во все возможные инстанции – суды, прокуратуру, ФСБ как преемник советского КГБ - с просьбой истребовать из института Сербского материалы судебно-психиатрической экспертизы за 1970 год и предоставить ему для ознакомления. Но результата не добился. Советскому диссиденту и политзаключенному не собираются разглашать методы, которыми пытались объявить его сумасшедшим 45 лет назад.

В этой затянувшейся на года переписке нынешний руководитель Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского Зураб Кекелидзе и его заместитель свой отказ в ознакомлении Михаила Кукобаки с материалами экспертизы неоднократно мотивировали тем, что только правоохранительные органы, направлявшие его на обследование, имеют право доступа к этим материалам: «…предоставление названных документов возможно только по требованию субъекта, назначившего экспертизу, а также по требованию следователя (суда), в производстве которого находится дело, если оно касается этой экспертизы или лица, эту экспертизу проходившего…». Но этим лицом является именно Кукобака, который считает, что «Закон о реабилитации» трактуется руководством института Сербского произвольно, ведь «реабилитированный за отсутствием состава преступления имеет неограниченное право в ознакомлении со всеми следственными материалами, так как в данном контексте они расцениваются как фабрикация».  

По мнению Михаила Кукобаки, данные препятствия создаются сознательно. Он предполагает, что материалы проводимых в отношении его психиатрических экспертиз «компрометируют институт Сербского и потому нынешние руководство учреждения так упорно охраняют их от «постороннего» глаза».

Копии документов из дела Кукобаки 1970 г. в архиве московского "Мемориала"

«К слову замечу, что г-н Кекелидзе начинал свою карьеру в 1978 году в институте Сербского. Именно тогда и процветала массовая фабрикация в этом «институте» заказных диагнозов по указанию спецслужб с целью дискредитации критиков власти. На фоне этого, г-н Кекелидзе сделал там прекрасную карьеру», - говорит Михаил Игнатьевич.

«КГБ в соавторстве с институтом Сербского за небольшую статью в защиту русского писателя Анатолия Кузнецова (автора «Бабьего яра» - документального романа о зверствах гитлеровцев в Киеве) на шесть с лишним лет отправили меня за решётку в спецпсихушку тюремного типа, признав «социально особо опасным для общества» (это цитата из приговора). Начальником 4-го спецотделения в институте Сербского был ныне покойный полковник КГБ доктор Лунц Даниил Романович, назначавший диагнозы не только мне, но и Владимиру Буковскому, Валерии Новодворской, генералу Григоренко и многим иным диссидентам. Меня принудительно помещали в институт Сербского в 1970, 1979 и 1982 годах.  Я выжил и сохранил здоровье, лишь благодаря тому, что даже среди коммунистов и некоторых работников правоохранительных органов встречались в известной степени порядочные люди. Всё это говорю к тому, что у г-на Кекелидзе есть личные мотивы недопускать меня к архивным материалам по делу многолетней давности», - считает диссидент.  

Несмотря на «эпидемию секретности» в нынешней России, Михаил Кукобака «решил еще пободаться» с руководством института Сербского. Со своей многолетней историей он обратился к председателю президентского Совета по правам человека Михаилу Федотову, который не оставил его без внимания, сообщив, что направил соответствующее обращение Зурабу Кекелидзе. 

      «Давно ни для кого не секрет, что в 1960-e годы, особенно после 1968 года, в СССР использование психиатрии в политических целях становится одним из основных видов политических репрессий. Достаточно назвать вступившую в действие в 1961 году Инструкцию Минздрава СССР по неотложной госпитализации психических больных, представляющих общественную опасность, которая применялась в случаях, когда любые законные основания для ареста отсутствовали либо же когда власти стремились избежать судебного процесса, который мог бы привлечь внимание общественности.
      Совет считает своим гражданским долгом и обязанностью оказание поддержки живущим среди нас жертвам репрессий тоталитарного режима. Их осталось совсем немного, но совершённая по отношению к нимнесправедливость должна быть искуплена.
      Михаилу Игнатьевичу Кукобаке 3 декабря 2015 года исполнится 79 лет.
      Полагаю, уважаемый Зураб Ильич, что, основываясь на нормах действующего законодательства и человеческом чувстве справедливости, Вы вправе и должны принять решение об ознакомлении Михаила Игнатьевича с хранящимися в архиве Центра рассекреченными материалами проведённой в отношении него психиатрической экспертизы», - говорится в обращении Федотова к Кекелидзе, копия которого была направлена Михаилу Кукобаке.

Диссидент отмечает, что впервые за многие годы его обращение «было добросовестно изучено и по нему сделан очень квалифицированный запрос в институт Сербского». Теперь главному психиатру России придется поломать голову, чтобы ответить на запрос председателя СПЧ, считает Михаил Кукобака.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international